Пока российский сыровар Олег Сирота благодарит премьера Дмитрия Медведева за продление санкций ещё на полтора года, другие предприниматели хвастаются привезённой запрещёнкой. «Он для меня жизненно необходим. Он идёт в состав всех начинок для равиоли и пансотти, на фокаччу и, конечно, в песто», — объясняет основательница Fiorella Pasta Fresca Маргарита Цацкина под фотографией головки итальянского сыра грана падано, привезённого ею из туристической поездки в Италию (в Россию можно ввезти не более пяти килограммов продуктов для личного пользования). Некоторые её коллеги до сих пор живут на старых запасах, как, например, создатели кулинарной студии Culinaryon. «До эмбарго успели закупить 2 тонны разных сыров, и пока ещё остались закупки с прошлого года», — рассказывал The Village Джулио Д’Эрме в своём интервью.

Иллюстрации

олеся щукина

Те, у кого нет ни запасов, ни возможности поехать в Европу, имеют право заказать сыр в интернете. К примеру, сервис Chill & Cheese отправляет запрещённые сыры курьерской службой из Германии. The Village поговорил с его соосновательницей Натальей Новиковой о том, как устроен бизнес и с какими трудностями сталкиваются перевозчики запрещёнки.

Посылка с сыром

Наталья Новикова, сооснователь Chill & cheese: Я — профессиональная скрипачка (точнее сказать — альтистка), а Сурен Матевосян, второй соучредитель, юрист по образованию, но тоже связан с музыкой. Живём мы в Гамбурге. И четыре  года назад мы решили заняться бизнесом: запустили интернет-магазин и стали продавать в нём музыкальное оборудование тех марок, которых в России нет. А полтора года назад открыли ещё и звукозаписывающую студию. Мы — музыкальноориентированные люди, и в итоге, конечно, хотели бы зарабатывать музыкой, стоя на сцене.

В России мы бываем редко. Но всегда следим за новостями, смотрим «Дождь», например, то есть в курсе того, что сейчас происходит в стране. И как-то, общаясь с друзьями на кухне, Сурен предложил: «А давайте подумаем, что можно сделать с сыром?» И как-то за один вечер мы подробнее изучили этот вопрос и поняли, что, по российским законам, разрешён ввоз пяти килограммов санкционных продуктов на одно физическое лицо. То есть каждый может привезти (или заказать) для личного пользования европейский сыр, если он не превышает этого объёма. В ноябре прошлого года у нас возникла идея сервиса доставки сыров, а уже в декабре мы отправили первые посылки.

Опыт работы через интернет у нас уже был, поэтому с тем, чтобы создать сайт и организовать людей, проблем не возникло. Контакты поставщиков искали сами, общались с ними лично: либо писали письма, либо созванивались. Некоторые сразу отказывались. В Германии есть много людей, которые не хотят работать с Россией (и это касается не только санкционных продуктов, а в целом, например, также и музыкального оборудования). Здесь не политические мотивы, а страх: Россия для них — это что-то туманное и неизвестное. Их можно понять: в Германии всё работает как часы, даже налогообложение и возвраты, а в России, сами знаете, всё немножко по-другому. Но некоторые, наоборот, хорошо относятся к российскому рынку и считают, что работа с ним имеет большой потенциал. Именно такие партнёры и согласились работать с нами. Сейчас у нас два склада (один в Германии, второй пока тоже, но скоро переедет в Нидерланды), через которые мы сотрудничаем с более чем 30 поставщиками, среди них и продавцы, и производители сыра.

С доставкой нам придумывать ничего не пришлось — решили сотрудничать с компанией Boxberry, которая занимается перевозкой и наших музыкальных инструментов. Они же сами нарезали сыр и упаковывали его. Чтобы привлечь внимание к своему новому бизнесу, мы отправили первые посылки своим друзьям и знакомым, среди которых у нас много известных людей. Плюс про нас написала петербургская газета — после выхода статьи стали появляться первые клиенты.

Конечно, мы не можем контролировать каждого человека, кому мы продали сыр, что он дальше с ним делает. Но мы всё время говорим клиентам, что сыр не должен идти на перепродажу

Пармезан для начальника

В основном у нас покупают топ-менеджеры, предприниматели, банкиры, звёзды шоу-бизнеса. Конечно, интересовались нами и рестораны, но, так как это уже юридическое лицо, им товар продать мы не можем. Конечно, они могут обойти правило, если посылку оформит на себя кто-то из сотрудников, но это риск для ресторана в России.

Конечно, мы не можем контролировать каждого человека, кому мы продали сыр, что он дальше с ним делает. Но мы всё время говорим клиентам, что сыр не должен идти на перепродажу. Со своей стороны мы не несём никакой ответственности за отправленный сыр, так как продаём не на территории России, а в Германии и только на физическое лицо (для этого при заказе всегда просим указывать данные паспорта).

Вопросов от клиентов много до сих пор. Такое ощущение, что у многих при заказе присутствует доля риска, придёт посылка или нет. Заказы мы отправляем пока раз в неделю по пятницам, едет до клиента она около недели в Москву и и где-то около двух недель в Петербург. Если стоимость заказа превышает 50 евро, то мы доставляем его бесплатно, если нет, то берём за услуги 15 евро.

Поначалу средний чек был 50–60 евро, сейчас он вырос до 90–100 евро, то есть почти каждая посылка — это три-пять килограммов. И таких заказов мы отправляем по 20–30 в неделю. Пармезан присутствует практически в каждой посылке, кроме того, высок спрос на французские и английские сыры.

Не перешли границу

Обычно весь сыр мы отправляли фурой через Польшу, Белоруссию и Россию. До недавнего времени, пока её три недели назад не задержали на польско-белорусской таможне, а весь сыр, 20 посылок, не уничтожили (или съели) без объяснения причин — несмотря на то, что закон мы не нарушали. Это всё равно что уничтожить сыр у того, кто везёт его с собой в чемодане из Европы в Россию.

Вероятнее всего, всё это произошло по личной инициативе белорусских таможенников. Мы несколько раз звонили на таможню, чтобы узнать, в чём дело, но нам их сотрудники по телефону сказали, что у кого-то там из руководства день рождения или свадьба сына и никого нет на месте.

Все переговоры с таможенниками вёл Boxberry, и длилось это три дня (фура с сырами стояла под палящим солнцем), во время которых мы успели дойти до начальника белорусской таможни. Наша юридическая служба отправляла им письма о том, что наши посылки законны, а таможенники отправляли какие-то запросы, требовали чуть ли не коров показать, из чьего молока этот сыр был сделан.

Мы пытались вернуть хотя бы товар, бились, чтобы с белорусской таможни нам его переслали обратно. Но тут уже возникла ещё более комичная ситуация: так как сыр оказался на границе между Польшей и Белоруссией, то ему нужно было снова пройти польскую таможню, откуда сыр обратно почему-то тоже не пустили. Польские таможенники тоже начали требовать разные документы, которые были не нужны для перевозки наших посылок. В итоге сыр был якобы уничтожен, однако никаких документальных подтверждений мы до сих пор не получили. Ни деньги, ни товар нам никто не вернул.

Российская же таможня — наоборот, работает быстро и слаженно, нарушений и проволочек с их стороны никогда не было. Есть законодательство — они его выполняют.

Сейчас мы будем стараться избегать лишних границ и отправлять посылки из Голландии самолётом напрямую в Россию. Застраховать себя от случаев потери товара, к сожалению, не получится: мы всё делаем по закону, но последнее слово всё равно за таможенниками.

Денег в Белоруссии мы потеряли не так много, нас поддержал перевозчик, да и все посылки были застрахованы от форс-мажора. С клиентами пришлось объясняться, но нас поддержали и они. Мы лично разговаривали со многими из них, и 90 % покупателей не захотели возврата денег, а попросили просто прислать им сыр ещё раз. В задержанной фуре были товары более крупных интернет-магазинов. Вот они потеряли ещё больше.

В будущем мы хотим выйти на российский рынок, может, открыть магазин с российскими сырами, а когда санкции отменят, то и европейскими

Планы

Санкции есть, но мы работаем. И до этого случая с белорусской таможней они на нас никак не влияли. Конечно, в будущем мы хотим выйти на российский рынок, может, открыть магазин с российскими сырами, а когда санкции отменят, то и европейскими.

Потому что делать свой сыр и зарождать эту культуру в России — это дело хорошее. Очень жаль, что до санкций эта отрасль никак не развивалась.