По данным исследований, каждый пятый россиянин имеет подработку. Те, для кого work-life balance сместился в одну сторону, рискуют заработать переутомление, но зато получают дополнительный источник дохода и способ самореализации. The Village узнал у людей, занятых на нескольких работах, ради чего они жертвуют свободным временем.

Елена

Доход: 70–110 тысяч рублей в месяц

Рабочий день: 9–12 часов

3–4 выходных в месяц


Сейчас у меня три работы — я ветеринарный врач в клинике и грумер в двух зоосалонах. Раньше я еще стригла кошек и собак на дому, но сейчас перестала: не люблю посторонних людей — в частности, хозяев животных — у себя в квартире. Конечно, работа в ветклинике не из легких.  В большинстве случаев проблемы питомца — это вина его владельцев. Люди приходят с жалобами «он месяц уже не ест» или «целый год чешется», лечат резаные раны народными методами до некроза. Но со временем наступает профдеформация, начинаешь реагировать на все происходящее спокойнее. В клинике я работаю два дня подряд, потом у меня два выходных, которые я сама распределяю между зоосалонами.

Рабочий день длится 9–12 часов, но бывает и такое, что приходится задерживаться. Все домашние дела стараюсь делать до или после работы. Обычно у меня бывает один полноценный выходной раз в неделю или полторы. Конечно, я устаю, но при этом у меня остаются силы даже на занятия танцами и регулярное посещение образовательных мероприятий по повышению квалификации. Заработок во многом зависит от сезона и потока клиентов, но в среднем в месяц выходит от 70 до 110 тысяч рублей. В таком режиме я живу уже три года. Сейчас перестроится мне будет очень сложно, даже в отпуске через пару дней уже хочется чем-то себя занять.

Основная причина, почему я стала так много работать, это избыток свободного времени. C детства у меня особо не складывались отношения с людьми, я была сама по себе, отсюда полное отсутствие близких друзей. Если я с кем-то общаюсь, то только по работе. При этом с коллегами я не сближаюсь, поэтому про мой трудоголизм они не знают. Только родители переживают и говорят, что надо себя беречь. Зато благодаря такому графику в 27 лет я заработала на квартиру в Санкт-Петербурге без всякой посторонней помощи и уже выплатила 80 % ипотеки. Я обеспечиваю себя сама, вместо того чтобы сидеть на женских форумах и обсуждать, кто кому что должен.

Дмитрий

Доход: 75 тысяч рублей в месяц

Рабочий день: 13–18 часов

5–6 выходных в месяц


Вообще, у меня юридическое образование, но я работаю в Санкт-Петербурге поваром в одном ресторане и двух кафе. Основная работа — в ресторане французской и итальянской кухни с графиком два через два. Все остальное время распределяется между двумя кафе, где я занимаюсь выпечкой. Повар — это профессия, которая больше подойдет тем, кто ценит свободу: можно самому распределять время, но от этого зависит заработок.

Ресторан находится в трех минутах ходьбы от моего дома, до одного кафе я добираюсь полтора часа, а до другого — около получаса. В кафе всего 50 посадочных мест, так что по сравнению с рестораном, где два этажа, я просто отдыхаю. К тому же в кафе платят хорошие деньги. Рабочий день длится от 13 до 18 часов, и почти все это время я провожу на ногах. Готовлю стоя, ем тоже стоя, даже во время перекуров приходится стоять. Не падаю от усталости я только благодаря алкоголю. Делаешь соус на вине, и половина бутылки отправляется в соус, а другая половина — в тебя. Если это не сказывается на качестве и ты не спалился, то вообще красавчик! Конечно, когда ты поднимаешься на определенный уровень, становишься су-шефом или шефом, то уже не можешь бухать на рабочем месте, но обычные повара часто так делают. Не все понимают, какая у нас тяжелая работа.

В месяц у меня бывает пять-шесть выходных, в принципе мне этого вполне достаточно. За 25 рабочих дней я могу получить 75 тысяч рублей. Повара, которые хотят сделать карьеру, очень много работают, потому что со спокойным графиком два через два не выбиться в люди. Но все-таки основная мотивация так много работать — деньги. Я люблю их тратить, вижу в этом некоторое счастье. Постоянно покупаю себе для работы классные ножи, трачусь на одежду. Родителям деньги отправляю регулярно, еще часть откладываю. Мне 22 года, и в армию я не собираюсь. Так что коплю на военный билет. Возможно, когда-нибудь мне придется взять ипотеку, снимать квартиру всю жизнь — не вариант.

Анастасия

Доход: 150 тысяч рублей в месяц

Рабочий день: 12 часов

4 выходных в месяц


В 20 лет я пришла на свою первую работу. Это игровая индустрия, и многие здесь действуют по принципу: «Я люблю игры, поэтому готов работать столько, сколько потребуется». Я включилась в такой формат работы: перед новым годом работала по 14 часов в день 6 дней подряд, и за это никто не доплачивал. После двух лет в таком режиме я решила, что сделаю перерыв, но уже через месяц, из-за того что хотела денег и не могла сказать «нет», оказалась опять втянута в схему с несколькими работами. Я начала заниматься репетиторством — преподавать на дому математику. Я взяла нескольких учеников, и этого было достаточно, чтобы не умереть с голоду, но мне нужно было еще и снимать квартиру. Тогда я устроилась в два интернет-издания. Потом мне предложили пойти на работу маркетологом игровой индустрии, но при этом у меня оставались ученики, которых я не могла бросить до мая, и журналы, куда меня уже взяли автором.

На новую работу я вышла с энтузиазмом и, разумеется, опять начала перерабатывать. Я должна была общаться с игроками, анализировать продажи, улучшать их, проводить конкурсы, писать новости, готовить рекламные материалы. При этом на другой работе нужно было писать статьи про игры. Работа над текстом занимала у меня примерно три часа, но на прохождение самой игры могло уходить по 50–60 часов. Хотя игра — это развлечение, но когда нужно пройти ее до дедлайна, становится не до развлечений. Так я проработала месяца три, потом сотрудников издания сократили, чему я была очень рада, потому что добровольно оттуда бы никогда не ушла. Все заработанные деньги тогда потратила на поездку в Испанию.

Через некоторое время меня взяли редактором в киберспортивное издание. Я приходила на основную работу к 10 часам, уходила в 19, а дома нужно было заниматься изданием — договариваться с авторами, читать тексты, брать интервью и писать новости. В играх мы все социофобы, и мне приходилось выходить из зоны комфорта. Еще меня попросили позаниматься математикой со знакомым мальчиком, а потом еще с одним. Было неудобно отказывать, да и занималась я небесплатно. В итоге я просто очень мало спала. В выходные могла спать по 12–14 часов, но это не помогало — нельзя выспаться впрок. Напряжение все нарастало: мне стало трудно сосредоточиться на чем-либо, несколько раз я даже падала с лестницы. Наверное, это было очень жалкое зрелище, но тогда мне самой казалось, что все нормально. От переутомления у меня поднималась температура: я никуда не шла, зато могла поработать из дома.

Иногда я говорила себе: «Хватит, я так больше не могу». Но мне платили деньги, а две зарплаты лучше, чем одна. Поэтому усталость боролась с жадностью. В месяц я зарабатывала 150 тысяч рублей, но делать накопления не выходило, так как расходы увеличивались. По вечерам у меня не было сил ехать на общественном транспорте, поэтому я вызывала такси. Вместо того чтобы готовить дома, приходилось покупать готовую еду.

К своему стыду, я не могу сказать, что сама прекратила перерабатывать. Наш стартап просто не взлетел, а издание закрылось. Сейчас мы вместе с мужем зарабатываем меньше той суммы, которую я получала за все свои работы, но нам хватает. Хотим копить на собственную квартиру в Москве.

Не могу сказать, что не приобрела за время переработок ничего кроме гастрита. Это был опыт работы в новой индустрии, я заработала себе репутацию, приобрела полезные знакомства. Сейчас мне 26 лет, и я уже не готова вписываться во все проекты, которые мне предлагают. Мне кажется, что я до сих пор до конца не восстановилась после переработок.


Обложка: Bacho photo – stock.adobe.com