Градус ненависти по отношению к гомосексуалам, трансгендерам и бисексуалам в России зашкаливает. Их проклинают с телеэкранов, им запрещают усыновлять детей и получать права. Недавно один обеспокоенный россиянин даже подал иск против компании Apple: она поместила в iPhone эмодзи с изображениями однополых семей, которые он посчитал «опасными для несформировавшегося детского сознания». The Village решил узнать, как такая ситуация в обществе сказывается на карьере представителей секс-меньшинств, как они устраиваются на работу и строят отношения с коллегами.

Статья может содержать информацию, не предназначенную для лиц младше 18 лет.

Служебная тайна

«Если можно, анонимно, — просит Оксана и добавляет: — Хотя ничего такого в моих словах нет. Но не хотелось бы, чтобы какие-нибудь ненормальные люди желали сломать мою скромную идиллию». Оксана работает веб-разработчиком в питерской компании. «Я не хожу здесь с табличкой в руках, на которой написано, что мне нравятся девушки. Но в общении с коллегами, если вдруг заходит тема, я могу рассказать о себе, в этом нет никакого секрета. Иногда очень забавно наблюдать за реакцией людей». По её словам, девушки обычно воспринимают эту информацию точно так же, как рассказ о походе в магазин за молоком. Парни в первую минуту удивляются, а потом могут начать, например, расспрашивать про отношения между девушками. Оксана утверждает, что никогда не сталкивалась с проявлениями гомофобии на работе. Начальству ничего не известно про ориентацию девушки. Правда, «думаю, что ничего страшного бы не случилось, узнай они что-то такое». Но, по её словам, другим её знакомым из ЛГБТ-сообщества действительно приходится скрывать свою ориентацию, чтобы не вызвать негатива у начальства и коллег.

Это подтверждает Светлана Захарова, менеджер по коммуникациям Российской ЛГБТ-сети. «С одной стороны, большинство работодателей склонны отказывать открытым гомосексуалам, с другой стороны, огромное количество ЛГБТ предпочитает скрывать информацию о своей сексуальной ориентации на рабочем месте», — рассказывает она. По её словам, довольно часто люди, утверждающие, что они не гомофобы, считают, что человек не должен «выпячивать» свою гомосексуальность. «Но не выпячивать — значит притворяться, выдумывать себе партнёра, боясь рассказать что-то о своих отношениях, — говорит Захарова. — Всё это создаёт очень тяжёлую психологическую обстановку и может привести к серьёзным последствиям». Многие знакомые ей ЛГБТ, столкнувшись с дискриминацией на работе, отказываются идти в суд и защищать свои права потому, что боятся огласки и не верят в то, что суд может быть на их стороне.

 

Девушки обычно воспринимают эту информацию точно так же, как рассказ о походе в магазин за молоком. Парни в первую минуту удивляются, а потом могут начать, например, расспрашивать про отношения между девушками

По словам Светланы, после принятия так называемого закона о гей-пропаганде в 2013 году, ситуация ухудшилась. В прошлом году Российская ЛГБТ-сеть провела анонимный опрос, который показал, что 37 % респондентов имели проблемы с трудоустройством или в отношениях с работодателями по месту работы по причине их гомо/бисексуальной ориентации и/или трансгендерной идентичности. Самая большая проблема для таких людей заключается в том, что им приходится давать о себе неполную информацию при трудоустройстве (25 %). У 4 % респондентов возникали проблемы с продвижением по службе, а 3 % опрошенных прямо отказали в приёме на работу из-за их сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Несмотря на то что 50 % респондентов не встречались с дискриминацией, можно говорить о том, что сексуальная ориентация и гендерная идентичность работника могут стать препятствием в карьере, приходит к выводу Светлана, отмечая, что по Трудовому кодексу подобная дискриминация запрещена.

Геи на экране

Игорь делает новости для одного государственного телеканала. «При устройстве на работу разговора об ориентации не было. Думаю, об этом редко спрашивают, если внешность и поведение человека соответствуют представлениям работодателя о „норме“», — вспоминает он. Игорь не считает, что на телевидении больше гомосексуалов, чем в остальных сферах, «но они есть». «Я знаю нескольких коллег-геев, но все они закрыты, и если об их ориентации и известно, то только узкому кругу коллег», — говорит он. Все «открытые» геи-журналисты, по его словам, работают в основном в оппозиционных и либеральных СМИ. 

Игорь не сталкивался с открытой гомофобией со стороны начальства и коллег. Наоборот — сотрудники поддерживали его, когда видели Игоря на протестах против гомофобного закона. Однако, по его словам, была пара случаев, когда коллеги отвешивали неприятные шутки на тему ориентации. Но до выяснения отношений так и не дошло. Как-то Игорь даже дал комментарий телеканалу в сюжете про ЛГБТ. «Думал, что будет какая-то реакция, но ничего не случилось. Вообще ничего», — вспоминает он. При этом пару лет назад один его сотрудник был вынужден уволиться с канала из-за того, что его коллеги (среди них был скрытый бисексуал) устроили ему травлю.

В Российскую ЛГБТ-сеть регулярно поступают просьбы о помощи от людей, столкнувшихся с дискриминацией на рабочем месте. В 2014 году это около 8 % всех запросов (больше всего запросов — 30 % — связаны с преступлениями из ненависти). Мониторинг дискриминации по признаку сексуальной ориентации, который мы регулярно проводим, также говорит о том, что за последний год лидирующие позиции в структуре занимают случаи трудовой дискриминации в отношении работников и работниц сферы образования разного уровня. «Скорее всего, это связано с деятельностью Тимура Исаева, который начал травлю преподавателей. К слову, сейчас он отбывает наказание за мошенничество», — рассказывает Светлана.

Счастливый кондуктор

Президент рекрутингового портала Superjob.ru Алексей Захаров говорит, что ему не приходилось слышать, чтобы кто-то из хедхантеров задавал вопросы, касающиеся ориентации. «Разве что при подборе сотрудника в гей-клуб такой вопрос будет задаваться, — объясняет он. — Если на собеседование пришёл человек, по внешнему виду которого можно сделать однозначный вывод о его проблемах (не обязательно связанных с сексуальное ориентацией), то никаких вопросов задавать не будут. А если по внешнему виду сделать никаких выводов не представляется возможным, то и лишние вопросы никто задавать не будет».

Его портал также проводил опрос на тему влияния сексуальной ориентации на трудоустройство. Портал решил выяснить, как ориентация соискателя может повлиять на его трудоустройство. Оказалось, что каждая четвёртая компания откажет гею, лесбиянке, трансгендеру или бисексуалу. При этом каждый пятый опрошенный затруднился ответить на вопрос. Чаще всего — 31 % — в качестве сотрудников ЛГБТ не хотят видеть в небольших компаниях, коллектив которых меньше 50 человек. В крупных корпорациях к ЛГБТ относятся лояльнее. Доброжелательным отношением к гомосексуалам, согласно опросу, выступили менеджеры по туризму (90 %), а также менеджеры по страхованию, рекламе, PR-специалисты, психологи, секретари и сотрудники бьюти-индустрии.

 

При приёме на работу начальник отдела кадров ухмыльнулась и сказала: «Таких, как ты, много у нас, так что тебе рады будут»

Светлана Захарова, напротив, считает, что в России нет сферы, в которой нет дискриминации ЛГБТ. «У нас нет антидискриминационного законодательства или сильных профсоюзов. Именно поэтому поведение работодателя остаётся на его собственное усмотрение и решение принимается в зависимости от личных установок и представлений руководителей или служб по персоналу, — рассказывает она. — И хотя индустрия красоты и моды считается очень лояльной по отношению к ЛГБТ, лично знаю несколько случаев, когда ЛГБТ теряли свою работу именно в такой „традиционной“ для них сфере».

При этом в некоторых компаниях, далёких от столиц и никак не связанных с рынком красоты, царит очень либеральная атмосфера. «На работу кондуктором меня взяли без лишних вопросов, — рассказывает 20-летний Анатолий из Перми. — У меня есть опыт работы администратором в гей-клубе, я неконфликтный, люблю улыбаться. Ношу узкие джинсы, кольцо на мизинце (подарок моего друга), волосы на затылке в хвост, проколото правое ухо — по крайней мере, гопники безошибочно определяют во мне гея». По его словам, при приёме на работу начальник отдела кадров ухмыльнулась и сказала: «Таких, как ты, много у нас, так что тебе рады будут». «И действительно, все мужчины-кондуктора, как оказалось, из моей степи. Процентов 80 женщин за управлением — лесбиянки», — рассказывает Анатолий. С негативом со стороны коллег и пассажиров пермский кондуктор не сталкивался: «Разве что приколы в мой адрес».

Но эта история — скорее исключение из правил. Некоторые представители ЛГБТ-сообщества отказались давать для статьи даже анонимные комментарии. «Просто возникли некоторые трудности, и это может нанести определённый вред», — объяснил один собеседник The Village.