Многие компании считают, что семейные отношения вредят бизнесу. С этим связан запрет многих корпораций на приём на работу близких родственников. При этом многие семейные фирмы стали невероятно успешны благодаря личному подходу к делу. Среди них, например, Zara и Auchan. The Village поговорил с предпринимательницей, которая работает вместе с мужем, и узнал, как ей удалось спасти семью и не навредить бизнесу.

Производственная драма

Гендиректор Fine Design Group Александра Хлопушина работала в компании, которая занималась дистрибьюцией детских игрушек. Её муж и нынешний партнёр Илья Карташев — в IT-корпорации. Потом она открыла интернет-магазин и начала оптовую продажу дизайнерских вещей для дома. «Я думала, что это будет игра — небольшой магазинчик, который будет давать дополнительный доход, — рассказывает она. — Илья относился точно так же и не мешал, хотя с самого начала я как туда провалилась, работая по 14–16 часов в сутки без выходных, и так и не вылезла». Через два года муж присоединился к семейному предприятию. 

«Я была наслышана о том, что совместная работа ведёт к краху отношений, и мои страхи быстро оправдались», — признаётся Хлопушина. Ситуация усугублялась тем, что муж был подчинённым, а не начальником. Через полгода в семье начался разлад. Основных проблем было три: отсутствие личной жизни, стремление жены всё взять под свой контроль и неоправданные ожидания. Илья хотел снова пойти на работу по найму, но потом было решено оставить всё как есть. «Я вовремя поняла, что мы будем существовать в разных мирах и разных временных зонах, — говорит Александра, — ведь у меня свободный график и командировки, и так мы ещё больше отдалимся друг от друга».

По словам президента Гильдии рекрутеров Ильгиза Валинурова, в ситуациях, когда муж и жена работают вместе, больше минусов, чем плюсов. «Недавно мы столкнулись с ситуацией, когда генеральный директор и совладелец компании — бывший муж, а финансовый директор — его бывшая жена. В этой же компании работает эйчаром бывшая любовница генерального директора, которая в итоге стала нынешней женой», — рассказывает он. Все они встречаются на планёрках и совещаниях, начинают всплывать скелеты в шкафу — работа идёт неэффективно. Время от времени каждый из троих хочет блокировать полезные для компании решения по личным причинам.

В другой компании жена одновременно является и коммерческим директором, а муж — генеральным. Его работа подразумевает постоянные переезды, полёты, коммуникации с сотнями людей. А жена его «сторожит» и не совсем лояльно относится к его командировкам в другие города. «Конечно, от этого страдает бизнес», — говорит Валинуров. Его супруга тоже помогает ему в бизнесе: занимается PR и маркетингом, но при этом она никак не оформлена в штате, не общается с другими сотрудниками и делает это факультативно. 

Новые правила

Чтобы исправить ситуацию, Илья и Александра выработали ряд правил совместной жизни. Во-первых, они наложили табу на разговоры о работе за её пределами: они заканчиваются в машине около офиса, в крайнем случае — возле дома. Если раньше, гуляя в парке или купаясь в море на отдыхе, Илья и Александра всё равно говорили о работе, то теперь они стали организовывать бизнес-встречи. «Мы назначаем „митинг“ в системе „Битрикс24“ и конкретно в это время обсуждаем рабочие вопросы», — рассказывает Александра. Такая система, по её признанию, позволила найти время на жизнь и перестать относиться к супругу как к подчинённому. «В быту это совсем не правильно, — считает она, — ведь глава семьи всё-таки мужчина, и в какой-то момент он мне сказал: „Хватит мной командовать!“»

При этом Александра стала терпимее относиться к ошибкам Ильи на работе. Первое время он многого не знал о бизнесе. Он мог, например, приехать на отраслевую выставку в строгом костюме и оказаться белой вороной, так как в среде дизайнеров не принято соблюдать офисный дресс-код. Чтобы не поправлять мужа постоянно, Александра стала выходить из комнаты, когда он вёл телефонные переговоры. «Если инструктор будет всё время прыгать с начинающим парашютистом и держать за руку, то при одиночном прыжке он может и забыть о том, что надо раскрыть парашют», — говорит она.

Нанимая начальника склада, Илья ошибся дважды. С первым пришлось расстаться через неделю — это сильно ударило по самолюбию работника, и он, обнаружив на складе нарушения пожарной безопасности, стал шантажировать предпринимателей — пришлось выплатить ему трёхмесячный оклад. Исправив недочёты, Илья взял ещё одного начальника склада, но менеджеры и сотрудники склада не хотели работать под его руководством, и через пять месяцев его тоже пришлось уволить. «Мне хотелось сказать: куда ты смотрел? — признаётся Хлопушина. — Но если бы не ошибки, то не пришло бы понимание, что на рынке просто нет подходящих людей». В итоге начальника склада вырастили из своей команды кладовщиков.

Я могу делать десять дел одновременно, делаю их быстро, но во всём разбираюсь лишь поверхностно 

Чтобы лучше разобраться в вопросе, Илья окончил специальные курсы и три месяца провёл на складе. За это время он увеличил фулфилмент (точность сбора заказов) с 70 % до 94 %. «В этот момент мне стало понятно, что мужчины совершенно по-другому подходят к работе и ими нужно совсем по-другому управлять, — говорит Александра. — Я могу делать десять дел одновременно, делаю их быстро, но во всём разбираюсь лишь поверхностно. Такой же скорости и многозадачности я ожидала и от Ильи». Но его преимущество совсем в другом — мужчины могут глубже погрузиться в какую-то одну сферу и добиться лучшего результата. Если раньше у неё был совершенно женский коллектив, то теперь соотношение 50 на 50. «И немедленного результата от сотрудников-мужчин я уже не жду — всегда даю время разобраться», — говорит гендиректор.

Она также разделила с мужем сферы ответственности, попросив взять на себя общение с поставщиками. Супруги договорились: «Я не лезу в твои дела, даже если кажется, что ты что-то делаешь не так». Этому правилу Александра не изменила даже тогда, когда муж целый день возил представителя бренда Umbra на метро. К концу дня иностранка была очень вымотана и намекнула на то, что ей было бы удобнее работать непосредственно с Александрой, но та ответила: «Потом с вами будет работать бренд-менеджер, но сейчас такого человека нет и мы активно его ищем, а пока, пожалуйста — есть Илья!» Вскоре он нашёл общий язык с поставщиком.

Гендиректор считает, что мужчина должен всегда брать на себя ответственность за ситуацию. Если этого не происходит, то у женщины на подсознательном уровне возникает чувство опасности. «Тогда мы, как курицы, начинаем „эмоционировать“, а волнение у женщин выражается либо в замечаниях, либо в чрезмерном контроле своего партнёра, либо в постоянных напоминаниях, — говорит она. — Всё это возвращается обратно от мужчины к женщине тем, что мужчина раздражается и берёт на себя ещё меньше ответственности, его парализует». 

Параллельно с налаживанием бизнеса она занималась ещё и ремонтом в квартире. «В какой-то момент я обнаружила себя в восемь утра посреди магазина стройматериалов, выбирающей краску для стен. Тогда я просто бросила всё в бытовом вопросе и перевела на Илью», — вспоминает Александра. Перераспределение ответственности помогло сохранить отношения в семье. Сейчас предпринимательница говорит, что они с мужем ближе друг к другу, чем когда-либо. По её мнению, работа вместе — это испытание, которое по-настоящему тестирует отношения на прочность.

 

 Счастливы вместе

Алиса Чумаченко и Игорь Мацанюк, Game Insight: Недавно состоялась свадьба совладельцев игровой компании Game Insight Алисы Чумаченко и Игоря Мацанюка. Будущие супруги ещё в 2002 году были участниками одного клана в популярной тогда онлайн-игре «Бойцовский клуб». Потом вместе с Сергеем Жуковым из группы «Руки вверх» они создавали её клон. Потом компания разрослась в большой игровой холдинг, доли в котором были проданы Mail.ru. Тогда Мацанюк стал вице-президентом Mail.ru, а Чумаченко создала новую игровую компанию, и Мацанюк через несколько лет к ней присоединился. В общем, свадьба стала хэппи-эндом этой запутанной бизнес-саги.

   

Давид Ян и Алёна Ян, ABBYY: Основатель ABBYY Давид Ян прямо заявляет о том, что без супруги не смог бы добиться такого успеха. Он работает со своей женой Алёной Ян с 1990 года. Предприниматель искал помощника с навыком слепой печати и хорошим уровнем английского языка, и будущая жена и партнёр по бизнесу была единственным кандидатом. Ни одному из требований она в тот момент не соответствовала, но это не помешало ей вырасти в вице-президента ABBYY. Кстати, 80 % коллег Яна, которые работают в компании с момента основания, работают тоже вместе со своими парами. 

 Раздел имущества

Евгений Касперский и Наталья Касперская, Kaspersky Lab: Супруги-предприниматели Евгений и Наталья Касперские, казалось, хорошо дополняли друг друга в бизнесе. Евгений занимался продуктом — одноимённым антивирусом, а Наталья — его продвижением (кстати, назвать антивирус «Касперским» — её идея). Однако Евгений сразу предполагал, что совместная работа приведёт к разводу. Так и произошло — в 1998 году, после десяти лет брака. Но ситуация сложилась уникальная: Наталья осталась в компании гендиректором. Только в 2007 году, когда бывшие супруги действительно поссорились, она покинула бизнес и возглавила один из дочерних проектов «Лаборатории Касперского».

    

Сергей Брин и Анна Войжитски, Google, 23andMe: Сооснователь Google Сергей Брин и предприниматель Анна Войжитски прожили в браке шесть лет и летом 2015 года объявили о разрыве. У бывших супругов было несколько общих проектов. Один учреждённый ими фонд вкладывается в благотворительность, другой — в научные разработки. Google и лично Сергей Брин стали инвесторами компании Анны Войжитски 23andMe, которая разрабатывает и продаёт генетические тесты. Судя по всему, Брин не разделяет семейные отношения и рабочие. Старшая сестра его супруги работает в Google вице-президентом. А новая его девушка — менеджер по продвижению Google Glass.