Юлия

компания по производству алкоголя

 В компанию, где сейчас работаю, попала очень просто, можно сказать, что мне повезло. У меня было необходимое профильное образование и соответствующий опыт работы, к тому же место работы оказалось недалеко от дома. Я приехала на собеседование — и как раз освободилась вакансия, на которую меня и приняли.

Знакомые к моей работе относятся нормально, резко негативного отношения я пока не встречала. Обычно, когда люди узнают, где я работаю, спрашивают, что можно употреблять из алкогольных напитков без вреда для здоровья. И почему-то обычно все считают, что я дегустирую продукцию, хотя у меня совершенно не связанная с этим работа. Людям кажется, что на алкогольном предприятии дегустируют все, разубедить их бывает проблематично.

Сейчас я нахожусь в декрете. Много думала о том, что буду говорить своему ребёнку о своей работе. Для меня это больной вопрос. Пока он будет маленьким, буду отвечать, что работаю на пищевом предприятии, что я инженер. О том, что это именно алкогольная отрасль, упоминать не буду. 

В связи с рождением ребёнка алкоголь сейчас не употребляю вообще, но считаю, что умеренное употребление хорошего качественного алкоголя по определённому поводу вполне допустимо. Небольшое количество алкоголя не вредит. Одна таблетка спасает человеку жизнь, а если выпить всю пачку, то это приведёт к летальному исходу. Но не думаю, что из-за этого переживают люди фармацевтической отрасли.

Думаю, что алкогольная индустрия была и будет всегда, поэтому можно работать в ней всю свою жизнь. Хотя сейчас в отрасли очень много проблем. Печально, что заводы простаивают и закрываются, в то время как возрастают объёмы некачественного контрафакта. 

В компании этические вопросы не затрагиваются. Политика компании состоит в том, чтобы производить высококачественную продукцию, чтобы она нравилась потребителю, вот это главное.

Кристина

секс-шоп

 В компанию я попала практически случайно, на самом деле. На свадьбе у друзей познакомилась с мужчиной, который владел парой магазинов, это было почти десять лет назад. Сейчас у него уже целая торговая сеть с более чем тридцатью магазинами. Тогда мне было любопытно: в России вся эта тема только начиналась, толком ничего не известно было, а тут вдруг он — всезнающий гуру, я просто ухватилась за возможность узнать больше.

Далеко не все мои друзья знают, где я работаю. Только близкий круг и мама в курсе. Никаких проблем с ними у меня не возникало. Посторонним или малознакомым я просто не сообщаю этих нюансов.

Магазин — это другой мир, совсем отличный от того, что происходит снаружи, мы этим миром дорожим. Мне действительно нравится там работать. По сути мы даём людям возможность насладиться их интимной жизнью, разнообразить и открыть что-то с новой стороны. Ассортимент секс-шопа — это не только различные мастурбаторы и фаллоимитаторы. Это и презервативы, и хорошенькое нижнее бельё, и литература. Наши консультанты всегда готовы подсказать, объяснить, рассказать. Люди приходят к нам в хорошем настроении, и они хотят любить. Разве не здорово дать им всё это?

Никакой острой этической проблемы в своей работе я не вижу. Всё, что происходит между взрослыми людьми по обоюдному согласию в их спальне, нормально. Более того — здорово и приятно. Быть причастной к их радости — маленькое, но ежедневное удовольствие. В России нет культуры секса. Наша задача — привить людям вкус к правильным вещам. Можно, конечно, и огурец купить, но ведь никакой эстетики в этом нет.

Алексей

табачная компания

 В компании я давно. Начинал с летней стажировки, затем совмещал гибкий график с учёбой, сразу после выпуска перевёлся в штат. На собеседовании этических вопросов не было. Мне кажется, глупо задавать такие вопросы человеку, который уже пришёл на собеседование в табачную компанию.

Мои знакомые к моей работе относятся либо нейтрально, либо положительно. С негативом встречаюсь нечасто. В основном люди говорят, что не пошли бы работать в эту индустрию из-за моральных убеждений. Слышал также забавные истории о том, как люди, отработав в табаке, идут, скажем, в фармацевтику — «карму почистить». Вообще, когда речь заходит об отношении к курению, я прекрасно понимаю то неодобрение, порицание, которое многие высказывают. Но любой возможный негатив по отношению именно к работникам отрасли меня удивляет. Например, как вы относитесь к кассирам в заведениях фастфуда? А не задумывались ли вы, сколько людей ежегодно умирает от ожирения?

В моём представлении, существуют определённые потребности общества, в данном случае — потребность в курении, которую моя компания удовлетворяет, действуя в соответствии с базовыми принципами экономической теории, маркетинга, ведения бизнеса, здравого смысла — как хотите. Сам отношусь к сигаретам равнодушно, курю изредка — в табачных компаниях таких, как я, называют occasional smoker.

То, что реально не одобряется обществом, — это рост цен на сигареты, вызванный регулярным удорожанием акциза. В России среднестатистический курильщик, по данным Nielsen, выкуривает 17 сигарет в день, и когда пачка за два года дорожает в полтора-два раза, это начинает бить по карману. Поэтому, когда окружающие узнают, что я работаю в табачной индустрии, первым делом спрашивают, когда подешевеют их сигареты, а не когда я «перестану травить людей» — хотя и такой вопрос мне доводилось слышать.

Наталия

пивоваренная компания 

 До того как устроиться в нынешнюю компанию, шесть лет проработала на ликёро-водочном заводе. Завод планировали закрывать, тогда пришлось искать новую работу. Выкладывала резюме на HeadHunter и искала сама вакансии предприятий. Хотелось устроиться именно по своей специальности, так как отучилась по специальности «Технология бродильных производств» три года в колледже и шесть лет в университете.

Все мои знакомые нормально относятся к моей работе, не слышала ни одного негативного отзыва. Наоборот, когда говоришь, где работаешь и чем занимаешься, всех интересует, как делаются пиво, соки, лимонады — ведь мы производим и безалкогольные напитки. Спрашивают, какое сырьё применяют, в чём заключается моя работа и, конечно, сколько платят.

Я сама нормально отношусь к алкоголю, хотя практически не пью: могу раз в месяц выпить кружку пива. Моё мнение: если человек не хочет пить, его не заставишь. Ему же не насильно вливают напитки!

Мне нравится отрасль, в которой я работаю. Мне всё равно, что думают окружающие, — это такое же производство, как и любое другое. В компании, конечно, затрагивают этические вопросы: распространяют информацию о том, что алкоголь вреден подросткам, беременным женщинам. Проводят бесплатные экскурсии по выходным: рассказывают про само производство, культуру употребления. На них приходят много людей с детьми.

Михаил

табачная компания

 Пять лет назад я прошёл через ряд тестов и испытаний на должность рядового специалиста в табачной компании. Меня нашло кадровое агентство через моё резюме из открытых источников. До финального этапа я не знал, куда я устраиваюсь. Агентство давало лишь информацию об условиях, требованиях и обязательствах для данной должности.

На собеседовании были вопросы, связанные с моим отношением к табакокурению. Однако неоднократно в ходе разговора всячески подчёркивалось, что моя расположенность или нерасположенность никак не повлияет на результат собеседования. Я курил в тот момент, тем не менее знаю много некурящих сотрудников, кто относится к этой привычке нейтрально или даже негативно.

Серьёзного негатива от друзей, знакомых, родителей не встречал. Были либо подколы в духе «ты травишь людей», либо отношение «работа есть работа».

Изначально мы говорили старшей дочери, которой пять лет, что курить — это плохо. Однако она понимала, что родители работают на фабрике, где делаются сигареты. Это её почему-то нисколько не смущало, хотя она каждый раз грозила мне пальчиком, когда видела с сигаретой. Младшие пока не понимают.

Недавно я принял решение уволиться. Но вовсе не из-за этических соображений. Зато отказался от курения, как только поменял место работы.