Получать высокую зарплату, приобрести международный профессиональный опыт, жить в приятном климате — у каждого своя цель для переезда за рубеж. The Village узнал у сотрудников, как получить желаемую должность в другой стране и с какими особенностями можно столкнуться в работе.

   

Как работается в компаниях за рубежом. Изображение № 1.

Александр Бланк

основатель CulinaryOn, Сингапур

Я учился в Израиле, в конце 1990-х переехал в Италию, а из неё — в Россию. В Москве я работал в швейцарском банке, занимаясь управлением частным капиталом. В 2013 году я переехал в Сингапур, куда часто ездил по работе. Как пришла идея переехать? Положительные отзывы иностранцев привели к тому, что захотелось развивать свой бизнес вне России. Сингапур — кулинарная Мекка Юго-Восточной Азии и самое лёгкое место для запуска бизнеса по многим международным исследованиям.

Переезд в Милан был естественным и быстрым — сразу после университета я получил предложение о работе в управленческом консалтинге. Переезд длился восемь месяцев: два месяца на подготовку и ещё около полугода на то, чтобы получить рабочую визу. В Сингапуре процесс получения документов прост: конечно, при наличии убедительного комплекта документов, хорошего образования и места работы с доходом не менее 5 тысяч долларов в месяц. Процесс занимает около 60 дней.

Чтобы переехать, надо трезво оценивать свою привлекательность для местного рынка — почему должны выбрать вас? Я бы рекомендовал искать работу на рынках, в которых есть низкая безработица, — тогда за вас будут больше держаться. Стоит внимательно оценивать стоимость жизни и соотносить её с доходами после налогов. Например, в Италии налоги составляют от 30 до 50 % от дохода, а в Сингапуре менее 5 % на первые 100 тысяч долларов дохода в год.

Отличия в работе есть в каждой стране. Я заметил, что в Европе гораздо больше внимания может уделяться качеству жизни сотрудников, а многие решения принимаются более коллегиально: авторитарный стиль управления менее продуктивен. В Риме почти невозможно мотивировать сотрудников задержаться на работе: до ужина в 20:00 у них ещё принято заехать домой переодеться и, например, сходить в спортзал. А в Милане больше трудоголиков и принято ходить на аперитив прямо из офиса.

В Сингапуре основная проблема — нехватка рабочих рук и мультикультурное общество (здесь живут китайцы, индусы, малайцы и не только). Поэтому очень важно понимать, как работают разные культуры. Даже при выборе ресторана для тимбилдинга нужно учитывать, что индусы не едят говядину, а индонезийцы хотят халяльную кухню. О праздниках я даже не говорю!

В Италии качество жизни — важный элемент работы. Капучино с бриошью в кафе утром, обед с 12:30 до 14:00 — это святое. Обсуждение футбола и отпусков является классическим предметом small talk, плюс политика, которую принято ругать. Жить с родителями до 30–35 лет — норма, что не делает многих молодых итальянцев самостоятельными. При этом очень много средних и малых предприятий, а семейность и преемственность являются важным фактором и сегодня.

В Сингапуре законы на стороне работодателя: можно уволить сотрудника в первые шесть месяцев с предупреждением за день, а в первые два года — с предупреждением за неделю. Оплачиваемый отпуск мал — неделя в год. Но при этом нехватка рабочих рук приводит к очень уважительному отношению к работникам, так как найти замену будет нелегко. Работодатели платят один доллар за просмотр каждого резюме на местном аналоге hh.ru. В целом все говорят на английском, но понимать местный английский непросто даже для тех, кто им владеет хорошо. Цикл принятия решений гораздо длиннее, чем в Москве: если по тимбилдингу в Москве решение принимается за пару недель, в Сингапуре — за два месяца.

   

Как работается в компаниях за рубежом. Изображение № 2.

Татьяна Мошенская

управляющий магазином, Токио

Японский я изучала пять лет в университете, а в Токио уехала на должность управляющего медовым магазином, руководителями которого были люди из России. В магазине я работала с наёмными продавцами — японками, которых там называют «манэкин леди» (от «манэкин нэко» — это традиционная кошка, которая машет лапкой, притягивая деньги).

Задача этих леди — привлекать клиента громкими зазываниями. Они, например, выкрикивают: «Чай! Попробуйте чай! Подходите, пожалуйста!» — а потом любезно с поклоном дают пробовать клиенту тестер (печеньку, кусочек сушёной водоросли, чай в одноразовом стаканчике). Конечно, их главная задача — побольше продать, но об этом они особо не переживают. У них гарантированная зарплата в день: если стаж небольшой, она составит 100 долларов, а если весомый, то 140–150 долларов. Бывало, что продажи в день составляли всего 200 долларов, тогда продавец разводила руками и говорила: «Давайте будем крепиться!» По-японски это произносится как «гамбаримащё» — эту фразу они всё время используют, чтобы подбодрить друг друга.

Экономическая ситуация в стране такая же, как и везде в мире. Японцы, как мне кажется, притворяются из вежливости, что у каждого из них всё хорошо, оставляя правду в секрете. При этом местные жители прижимистые, а их любимую фразу «это дорого!» я не слышала ни в одной другой стране мира. Они её произносят без всякого стеснения, потому что знают, что другой японец поддержит говорящего. Я была морально готова, что жизнь в Японии гораздо дороже, чем в других странах, поэтому меня не удивило, что два персика на поддоне в супермаркете стоят 700 йен (примерно 350 рублей). Кстати, овощи и фрукты там продают поштучно: в Японии нет весовой системы в супермаркетах.

А ещё в магазинах много пенсионеров-зевак, которые спасаются от одиночества, беседуя с манэкин леди в магазине, попивая тестер чая из одного магазина вприкуску с рисовым печеньем из другого. В целом в магазинах и ресторанах очень шумно. Персонал хором приветствует гостей ресторана, официант выкрикивает заказ клиентов, стоя у столика, поварам на кухню, и все хором благодарят, когда гость уходит. В общем, в обеденное время в ресторане не расслабишься. 

В магазине я проработала год, а когда пришло время продлевать визу, отказалась и уехала домой, в Красноярск. Магазин закрыли, а товар сейчас продаётся только на выставках. Только это необычные выставки. В японских универмагах есть временные отделы, куда на пару недель раз в месяц-два приезжают производители из разных префектур. Кто водоросли продаёт, кто чай, кто сушёные грибы, кто импортные мюсли — продавец отдаёт 20–25 % от выручки универмагу за возможность там поработать. Это ещё и способ прорекламировать свой бизнес, так как рекламных щитов нет, а рекламу в прессе никто не смотрит. 

В Японии мне было очень одиноко: там нет той свободы и выбора, к которому привык русский человек. Замуж за японца я не хочу, а детей в будущем предпочитаю воспитывать в родной стране. После поездки мой патриотизм усилился втрое, и теперь я ценю обычные для нашей повседневности явления и часто ловлю себя на мысли, что вернуться было правильным решением.

   

Как работается в компаниях за рубежом. Изображение № 3.

Сергей Яськов

программист, Рига

До переезда я работал программистом в одной из компаний Санкт-Петербурга. Идея переехать пришла ко мне, когда я возвращался с работы домой в час пик. Около входа на станцию «Василеостровская», где тогда находился мой офис, всегда собирается огромная толпа из людей, в которой все тебя толкают и наступают на ноги. Так я понял, что хотел бы жить в более спокойном городе. К тому же у меня был небольшой долг, а отдавать его, получая зарплату в долларах, получилось бы быстрее.

В начале августа 2015 года мне написал рекрутер с сайта LinkedIn и предложил работу в аутсорсинговой компании, которая базировалась в Риге. Дальше было стандартное собеседование в три этапа. Сначала я беседовал с HR-специалистом по Skype на английском и русском. Следующий этап — техническое собеседование с сотрудником из Латвии. Вопросы были направлены на то, чтобы проверить мои знания. Никаких тестовых заданий делать мне не предлагали. Третье собеседование провёл менеджер компании. Вопросы были довольно общие, например, спрашивали, почему я хочу работать именно в этой компании. Все они — русскоговорящие, поэтому все сначала проверили мой уровень английского, а потом перешли на русский. И им, и мне так проще. На следующий день после разговора с менеджером мне прислали приглашение на работу.

Вопросами переезда занималась сама компания, и моё участие в этом процессе было минимальным. Фирма покрывает все расходы, в том числе стоимость авиабилетов и услуг агента по поиску жилья. Кстати, с квартирой я немного промахнулся. Риелтор подобрал мне несколько вариантов жилья и скинул их фотографии на почту — так я выбрал себе квартиру, которая оказалась не совсем такой, как я предполагал. Поэтому лучше попросить у компании на пару дней по приезде заселить вас в отель (это не такие большие расходы), а за это время посмотреть квартиры и выбрать подходящую. Компания предлагает relocation bonus для новоприбывших сотрудников. Могут быть непредвиденные траты (например, простое открытие банковского счёта стоит 60 евро), поэтому при переезде стоит иметь денежный запас, так как бонус перечисляется не сразу, а с первой зарплатой.

В конце ноября я вышел на работу, и меня сразу ждал сюрприз. Здесь другая система работы — когда ты приходишь, у тебя ещё нет проекта. К тебе приходят другие сотрудники, рассказывают о своём проекте, интересуются, интересно тебе будет на нём работать или нет. Затем ты проходишь снова небольшое собеседование с руководителями — конечно, очень маловероятно, что тебя отправят назад домой, но немного поволноваться пришлось. Сейчас я работаю на проекте с интернациональной командой: в ней итальянец, грек, азербайджанец и я. Многие здесь говорят по-русски — в том числе сами латыши, — но с иностранцами обсуждаем всё на английском. В общении разницы тоже нет. Той ненависти к русским, о которой говорят, я не заметил. Политических тем все стараются избегать, чтобы избежать конфликта: люди понимают, что им ещё вместе работать.

Какого-то особенного подхода к работе тоже нет — стандартная аутсорс-компания, работает с европейскими клиентами. Правда, сидим мы не за стационарными компьютерами, а за ноутбуками. Мелочь, но приятно: с ноутбуком к одному рабочему месту ты не привязан. При определённом уровне зарплаты и наличии высшего образования по определённой специальности можно оформить Blue Card на пять лет, компания в этом помогает.

Есть отличие и в режиме — начинается работа рано, с девяти утра. Вижу в этом плюс: заканчиваешь дела тоже раньше, поэтому после работы ещё можно что-то успеть. При этом город небольшой и здесь легко найти квартиру в пешей доступности от всего, что нужно для жизни. В целом иногда легко забыть, что переехал. Только надписи на латышском позволяют вспомнить.