Преподавание родного языка — одна из очевидных подработок для человека, уехавшего из страны. Но если англичане и американцы везде нарасхват, то уговорить иностранцев изучать трудный и не всегда востребованный русский — довольно трудная задача. The Village поговорил с преподавателями русского языка, которые успешно работают за границей, о поиске клиентов, заработках и трудностях перевода.


Дарья Куматренко

руководитель школы русского языка, Токио, Япония

Я училась на факультете журналистики. На третьем курсе университета услышала о том, что можно перейти на филфак и специализироваться в преподавании русского языка как иностранного. Меня это заинтересовало. После окончания университета я могла поехать в любую точку мира, потому что работа журналиста-фрилансера это позволяла при наличии хорошей клиентской базы. У меня был опыт преподавания русского как иностранного, и я выбирала между Кореей, Китаем и Японией: меня всегда привлекал азиатский регион. Я решила: «Не получится поехать в Японию, поеду в Китай».

С Японией всё получилось. Я поступила в языковую школу, выучила японский язык. Подрабатывала преподаванием. Потом устроилась работать в школу русского языка и через несколько лет стала её директором. Думаю, руководитель, который в своё время принял меня на работу, устал от многочисленных трудностей, связанных с организацией учебного процесса и поиском учеников.

Я начала с того, что выбросила все учебники, потому что по ним невозможно заниматься. Начала писать собственные материалы. Интересно, что, живя в России, я не очень интересовалась внутренним туризмом, географией нашей страны. Но здесь детям именно этих знаний недостаёт. Я стала делать материалы по истории, географии, культуре и поняла, что много нового узнаю и сама. Готовить подобные занятия очень увлекательно. Теперь у нас есть онлайн-курс «Путешествие по России», и дети из разных стран мира занимаются по этой программе онлайн.

Спрос на русский язык есть, но он сильно зависит от политической ситуации. Например, в связи с санкциями японский бизнес в России сейчас почти свернулся, соответственно, и предпринимателей, заинтересованных в изучении русского, стало меньше. Мужчины в основном приходят к нам учиться, чтобы найти русскую жену и перевезти её потом в Японию. Среди клиентов есть интернациональные семьи, в которых дети учат оба языка, а также русские, живущие в Японии: иногда случается так, что родители почти не понимают японского, а их дети — русского языка. Кроме того, русский язык учат японцы, которые планируют отправить своих детей учиться в петербургскую школу балета. Вообще, русская художественная гимнастика, русский танец, а также фигурное катание и изобразительное искусство очень привлекают японцев.

Мужчины в основном приходят к нам учиться, чтобы найти русскую жену и перевезти её потом в Японию

Средний оклад преподавателя около 2 тысяч долларов. Это довольно скромно по местным меркам, но с другой стороны, эти деньги соответствуют окладу офисного сотрудника в первые несколько лет работы. Сегодня в нашей школе около 50 учеников. Месяц занятий в среднем стоит 130 долларов. Для привлечения клиентов лучше всего работает сарафанное радио, помогает и блог, и страничка в Facebook. Мы состоим в ассоциации русских учителей в Японии, и это тоже привлекает новых учеников. Каждый год в Токио проводится конференция по билингвальному обучению, в которой мы стараемся участвовать.

Организовать бизнес в качестве индивидуального предпринимателя в Японии очень просто, это занимает десять минут. Правительство страны полагает, что экономическая стабильность держится на маленьком бизнесе, а потому нас никто не трогает. Сейчас точно не скажу, с какой суммы дохода вы начинаете платить налог, но могу сказать одно: несколько лет наша школа вообще имела право налоги не платить, и все заработанные деньги мы вкладывали в развитие. Никаких проверок, вся отчётность отправляется по интернету. Правда, несмотря на хороший уровень японского языка, у меня периодически возникают сложности с документами, потому что слишком много иероглифов! Очень непросто перенести своё русское отношение к работе в японскую действительность: здесь любят точность, пунктуальность, щепетильность, вежливость. Без этих качеств вы точно не сможете построить бизнес в Японии.


Катерина Баженова

директор школы русского языка и литературы в Праге, Чехия

Я преподаю русский язык детям из русскоязычных семей, родившимся в Чехии или приехавшим сюда с родителями. Программа обучения в школе максимально соответствует российской, но, само собой, она основана на понимании принципа обучения детей, живущих за границей. Невозможно просто взять учебники русского языка и учить детей-билингвов.

До переезда в Чехию я не знала точно, насколько востребован здесь язык. В Москве я несколько лет работала в общеобразовательных школах, а потом стала литературным редактором на телевидении, не думая, что когда-либо вернусь к преподаванию. Собравшись переезжать, я рассматривала возможность снова стать учителем, но составить картину востребованности русского языка по материалам в интернете не представлялось возможным. Я надеялась на то, что, возможно, когда-нибудь наберу человек 20 и буду их учить. Это был предел моих мечтаний. Сейчас, спустя пять лет, я учу 140 детей и должна сказать, что не считаю это пределом.

Труднее всего начать что-то с нуля. Если ты — учитель, то в самом обучении детей нет ничего сложного, ты просто выполняешь свою работу, и совершенно не имеет значения, в какой стране это делать. А вот организовать всё так, чтобы и дети и родители были довольны, достаточно непросто. Я всё время нахожусь в поисках интересных методов обучения. Никто не заставляет меня это делать, но я просто с тоски умру, если не буду находить какие-то оригинальные задания, пособия и так далее. Мои ученики билингвальны и порой не улавливают лексическое значение каких-либо слов. Выполняя упражнения, они делают забавные ошибки, а когда видят свои ляпы, не могут удержаться от смеха. Навскидку сейчас могу припомнить следующие: «Олень — жуткое животное» (вместо «чуткое»), «Его труп был тяжёлым» (вместо «труд»), «На ветвях весело шелестели ласточки» (вместо «листочки»).

Спрос на русский язык достаточно высок. Работает исключительно сарафанное радио, никакой рекламы я не даю. У школы есть сайт и страница в Facebook, этого (по крайней мере пока) достаточно. У нас есть дети, записанные уже на 2018–2019 учебный год. Стоимость одного урока 90 минут — 300 крон (10 евро). На двоих и более детей из одной семьи — скидка 20 %. Обучение оплачивается циклами по три месяца. Средняя зарплата учителя русского языка в обычной чешской школе — около 800 евро (22 тысячи крон).

В последние год-два во многих чешских школах, гимназиях и институтах русский язык стал востребованным. Там его можно изучать как дополнительный наряду с французским, английским и немецким. Чехи в основном учат русский язык потому, что в будущем планируют выбрать связанную с ним профессию. Хотя есть и особые случаи. Например, 15-летние участницы чешского вокального женского коллектива «Наши» изучали русский в гимназии и настолько им прониклись, что сейчас великолепно исполняют русские народные песни.


Станислав Чернышов

преподаватель русского языка как иностранного, автор учебника «Поехали», Италия

Я знал, что хотел заниматься языками и литературой, учился в английской школе, писал стихи. Преподавание русского как иностранного было редкой специальностью, которая давала возможность легально выехать на работу за границы СССР. Поскольку я вырос в русской антисоветской семье, я не принимал тогдашнюю систему и ценил эту возможность. Правда, потом всё изменилось: страна открылась, и у меня появилась возможность создать свою школу в Санкт-Петербурге, куда уже ко мне приезжают иностранные студенты.

Ко мне часто приезжают преподаватели, которые пользуются моими учебниками, со своими студентами. И вот однажды приехала Симона, преподаватель русского языка из легендарного Болонского университета. Мы, как оказалось, совпали в очень многих вопросах, а потом выяснили, что у нас даже один любимый русский поэт, причём в наши дни не самый популярный, Константин Бальмонт. Так вот, у Симоны было здание в самом центре маленького, но очаровательного местечка Тредоцио в Эмилии-Романьи, и она хотела создать там центр русского языка. Она предложила мне участвовать в этом проекте, а я с восторгом согласился. Кроме того, я много путешествую по Европе с семинарами и мастер-классами для преподавателей.

Спрос на русский язык по-прежнему высок, несмотря на обострение политической ситуации. Его учат сотрудники международных организаций и транснациональных компаний, работники туризма и бизнесмены, дипломаты и журналисты, любители русской культуры и путешественники, западные диссиденты в поисках альтернативы и пенсионеры, старающиеся поддерживать интеллектуальную форму, а также потомки эмигрантов прошлых волн. Недавно была невероятно трогательная история: приехала русскоязычная девушка-сирота с юго-востока Украины, удочерённая американской семьёй из Сан-Франциско. Родители решили отправить её в нашу школу, чтобы она не забывала свой родной русский язык.

У нас в школе встречались коммунисты и потомки Романовых, греки-киприоты и турецкие офицеры, и мы учим всех находить общий язык с нами, другими русскими и друг с другом

У меня есть ученики индивидуальные и в группах, в зависимости от сезона до сотни в месяц. Хороший курс русского языка будет стоить от 1 500 рублей за индивидуальный урок и 700 рублей в группе. Интенсивный недельный курс в мини-группе в Италии у нас стоит 400–500 евро. У нас наёмный преподаватель с хорошей нагрузкой заработает 70–80 тысяч рублей в месяц, в Италии — 2–2,5 тысячи евро. Это если работать много. Если работаешь на себя, то, конечно, заработки выше, но и риски больше, и есть много такой работы, к которой преподаватели-филологи не всегда готовы: реклама, маркетинг, управление, административные вопросы. Этот бизнес не позволяет иметь большой административный аппарат, так что многое приходится осваивать самому. Кроме того, всё очень сильно зависит от страны. В Швейцарии, например, работа преподавателя оплачивается высоко, а в Польше — нет. Также существует огромная конкуренция, зачастую непрофессиональная, так как очень многие, оказавшись за границей, начинают преподавать свой родной язык. По-моему, это всё равно что начать работать кардиологом только на том основании, что у тебя здоровое сердце.

Моя профессия учит понимать людей и позволяет научить их понимать друг друга. У нас в школе встречались коммунисты и потомки Романовых, греки-киприоты и турецкие офицеры, и мы учим всех находить общий язык с нами, другими русскими и друг с другом. Преподавание русского учит видеть свой язык, страну и культуру со стороны и даже с нескольких разных точек зрения — это бесценный опыт, и я думаю, он многим бы у нас не помешал. А ещё эта работа постоянно расширяет кругозор: русский язык зачастую изучают люди образованные, интеллектуальных профессий. Конечно, они любят поговорить на профессиональные темы, в том числе на уроках русского языка. Так я узнаю очень многое из самых разных сфер — экономики, молекулярной биологии, астрофизики… А так как я сам люблю учиться, меня это всегда радует. А ещё это учит не бояться возраста. Я регулярно вижу людей, вполне успешно изучающих иностранный язык и в 60 лет.

Вообще, работа очень весёлая, забавных историй — море. Никогда не знаешь, чего ожидать! Спросишь: «Во что вы верите?» — и вдруг итальянский архитектор отвечает: «В Бабу-ягу!» Или студентка недавно преподавательницу уличила: «Ты неправду говоришь, это ложь… Ты — ложка!» Был у нас как-то студент из Исландии (а мы там очень популярны), и у нас было в школе шесть или семь студентов, включая одного депутата парламента. Так вот, один студент приехал, проучился месяца три, уже неплохо говорил по-русски и уехал заниматься в Россию бизнесом. Бизнес у него был — лесозаготовки где-то между Петербургом и Москвой. Половина работников — местные, деревенские, вторая — заключённые. Через неделю в пятницу наш викинг позвонил и сказал: «Я хочу ещё взять индивидуальные уроки. Здесь какой-то другой русский язык, я его плохо понимаю». Пришлось на выходные открыть школу и всё объяснить: «Вот несколько корней, вот приставки, суффиксы... Вот это значит „очень хорошо“, а это, ты будешь смеяться, наоборот, „очень плохо“. А вот это „очень много“, а это значит „сломалось“». Ещё через неделю позвонил и сказал, что с работой справляется.


Екатерина Дроздова

преподаватель русского как иностранного, директор центра русского языка, Сингапур

Я заканчивала филфак и подумала, что на преподавании русского иностранцам можно больше зарабатывать, чем на литературе в школе, да и работа казалась интереснее и перспективнее. На последнем курсе получила корочку с курсов при МГУ. Но без опыта никуда не брали, поэтому я полгода работала администратором в большой лингвистической школе в Москве и параллельно ходила смотреть, как там преподают русский. Тогда я ещё не знала, что уеду за границу. А потом мужу предложили контракт в Сингапуре, и там я устроилась преподавателем русского в лингвистическую школу. Взяли без опыта, но и студентов у меня было один-два в месяц. Через год решила уйти из школы и стать «свободным художником», зарегистрировала ИП. Поначалу я не думала делать центр русского языка, а думала о том, как найти третьего студента в стране, где русский никому не нужен. Это сейчас, спустя восемь лет, у нас офис в центре Сингапура, около сотни учеников и четыре преподавателя. Стоимость часового занятия в группе составляет 25 сингапурских долларов (17,5 долларов), стоимость часового индивидуального занятия — 80 сингапурских долларов (56 долларов).

Русский язык здесь непопулярен, его учат, потому что это экзотика. Труднее всего поддерживать мотивацию у студентов. Россия Сирию бомбит или Крым присоединяет, а мы им про великий русский балет.

Организовать бизнес в Сингапуре легко, сложнее удержаться на плаву (аренда, зарплаты), нужен постоянный поток клиентов. Так как я директор центра, то ко мне можно применить выражение «лужу, паяю, роды принимаю». Я в бухгалтерии теперь разбираюсь, в маркетинге, в видах стекла для офисных перегородок и кондиционерах, в разных видах бумаги для печати, знаю, как бороться с термитами и должниками, как организовывать мероприятия, как редактировать фотографии и продвигаться в соцсетях.

Преподавателям русского я бы порекомендовала изучить мировую практику преподавания языков. Не надо студентов пичкать переходностью глаголов! И пользоваться учебниками 70-х годов. Кроме того, не стоит надеяться, что на курсах повышения квалификации даже в самых именитых университетах вам раскроют все премудрости. Только практика может сделать из человека преподавателя. Смиритесь с фактом: чем вы интереснее как человек, тем больше у вас будет клиентов.


Валентина Москалёва

преподаватель в центре русского языка, Сингапур

В 17 лет я не поступила на филфак и с горя пошла на отделение РКИ. Оказалась за границей я тоже спонтанно: в жизни наступил тяжёлый период, необходимо было что-то менять, прошла интервью, приняла предложение и рискнула из любопытства к новым землям уехать на экватор.

Преподавать русский язык в Азии, по словам нашего директора, — это как «продавать шлёпки на северном полюсе». Россия для сингапурцев — экзотичная, непонятная, интересная, сложно объяснимая страна. Сказочное королевство, шифр к пониманию которого — владение русским языком. Примерно поэтому, как мне кажется, здесь и учат этот язык. Иногда для бизнеса, правда. Иногда чтобы понимать русскую жену или мужа. Моя задача — показать, что этот язык имеет систему и в принципе не совсем хаотичен.

Однажды на уроке мой начинающий студент описывал, как ходил в клуб в Сингапуре и знакомился с русскими девушками. И говорил им комплименты. Я спрашиваю: «Какие комплименты говорил?» — «Вы карандаши». Красивые то бишь. Перепутал слово, ну бывает. С тех пор появилось несколько определений: красивые девушки — карандаши, некрасивые девушки — ручки и девушки-сумки (ну, тут сами догадайтесь о значении).

Мы до сих пор с коллегами с лёгким ужасом и смехом вспоминаем первых несчастных учеников, которые даже не знали, какими жертвами неопытных преподавателей они были. Могу сказать, что я не смогла бы зарабатывать в Москве столько, сколько я зарабатываю в Сингапуре, будучи преподавателем. Но Сингапур очень дорогой город, поэтому моя зарплата здесь считается вполне себе средней.