По ночам жизнь в Москве не останавливается. И пока одни развлекаются в барах, встречаются с друзьями или наслаждаются дома новой серией любимого сериала, у других рабочая смена только начинается. The Village поговорил с людьми, которые трудятся по ночам, и узнал, как бороться со сном, все успевать и чувствовать себя комфортно.

Текст: Анна Клабукова

Евгения Рожкова

33 года, пекарь


По образованию я технолог макаронных, хлебобулочных и кондитерских изделий. В этой сфере работаю 16 лет, но на ночной график перешла только год назад. После трех рабочих ночей у меня три выходных дня, и каждая смена длится с семи вечера до семи утра. Я работаю по ночам для того, чтобы утром на прилавки магазинов попадала свежая выпечка. Днем работа тоже не останавливается: пекари занимаются заготовками — например, варят мак, ставят закваску для хлеба. Но основная работа происходит ночью, и ее настолько много, что о сне думать некогда. Я отвечаю за мелкоштучную продукцию — булки, улитки, круассаны: замешиваю тесто, готовлю начинку, выпекаю, декорирую.

Чтобы не мучиться от бессонницы в свои свободные дни, после последней ночной смены стараюсь совсем не спать днем

Такой график работы уже вошел в привычку, носом клевала только в самом начале. Зато теперь в выходные дни могу подолгу разглядывать потолок, прежде чем усну. Чтобы не мучиться от бессонницы в свои свободные дни, после последней ночной смены стараюсь совсем не спать днем. Вообще для отдыха мне достаточно двух-трех часов. В таком режиме я нахожу больше плюсов, чем минусов. У меня есть ребенок, которого я отвожу в детский сад, вернувшись с ночной смены, и дальше могу спокойно заниматься своими делами.

Моя жизнь всегда строится под работу, поэтому если у друзей день рождения или какой-то другой повод собраться, то я прошу устраивать праздники в мой выходной. Иногда по пути на работу я думаю о том, что все возвращаются к своим семьям и могут провести расслабленный уютный вечер дома, а мне предстоит трудиться. Но на это можно посмотреть и с другой стороны. Раньше я тратила много времени на дорогу, теперь, когда вечером все толкаются в пробках из центра, я свободно доезжаю до работы.

Ксения Попова

28 лет, бильд-редактор новостного сайта


Мое первое образование лингвистическое, сейчас я заканчиваю магистратуру по истории искусств и работаю ночным бильд-редактором на новостном сайте. Специально искать такой график мне не пришло бы и в голову, но я хотела работать фоторедактором в конкретном СМИ, а там была только ночная вакансия. Моя смена длится с восьми вечера до восьми утра. В неделе три рабочих дня и четыре выходных. В таком режиме я живу уже полгода. Я иллюстрирую новости, готовлю фоторепортажи, собираю фотогалереи с мероприятий, нахожу интересные фотопроекты, которые можно опубликовать на сайте. В общем, полностью отвечаю за визуальную составляющую.

Перестроиться на ночной режим работы было сложно, я не представляла, как буду выдерживать. Сначала старалась воспринимать это как некий челлендж, однако через месяц втянулась и сейчас чувствую себя комфортно. Мои выходные часто выпадают на будни, и это значит, что я могу заниматься чем захочу, в спокойном режиме решать свои личные текущие задачи. Правда, я перестала что-либо планировать на утро, так как просыпаюсь ближе к обеду. Но я сова, и для меня это нормально.

Перед каждой сменой у меня есть ритуал: я покупаю вкусный кофе, булочку и думаю о том, что мне нужно прийти и быстро сконцентрироваться

Сон очень важен для меня, поэтому после ночных смен я сплю минимум семь часов. Когда заканчивается вторая ночная смена, весь следующий день я посвящаю отдыху и всячески себя лелею — я не хочу действовать себе в ущерб. Правда, даже если ты приходишь на работу полон сил, то часов в пять утра организм все равно берет свое и я чувствую, как начинает падать концентрация внимания. Взбодриться помогает зарядка, кофе или общение с коллегами. Меня окружают очень интересные люди, мы часто говорим о философии или литературе. Сложно представить, что нечто подобное можно обсудить днем, когда в редакции огромное количество людей и все куда-то спешат. Еще ночью меньше отвлекающих факторов, работать гораздо спокойнее. В это время суток тебе не будут звонить друзья или родственники, чтобы просто узнать, как дела. Перед каждой сменой у меня есть ритуал: я покупаю вкусный кофе, булочку и думаю о том, что мне нужно прийти и быстро сконцентрироваться, поскольку вечер обычно весьма насыщенное время.

Некоторые мои коллеги живут в режиме «карусели», то есть в течение недели у них могут быть утренние, дневные и ночные смены. На мой взгляд, такой вариант гораздо хуже, потому что организм перестает понимать, когда ему спать, а когда бодрствовать. Пока моя ночная работа, к счастью, никак не отражается на здоровье. Периодически лишь скапливается усталость, ты заходишь в метро и не понимаешь, что происходит вокруг. Но если к этому относиться просто как к измененному сознанию, в котором ты можешь почувствовать себя иначе, то и в этом можно найти свой кайф.

Александр Корхов

32 года, бармен


Я работаю барменом с 2003 года. Конечно, это был неосознанный выбор. Начиналось все с того, что я пришел в бар подзаработать денег, но в итоге затянуло, и я сделал выбор в пользу этой профессии. Основная работа происходит по ночам с четверга по воскресенье. Для меня такой режим никогда не был проблемой. За барную стойку я встал в 19 лет, тогда это был кураж, я получал первые вменяемые деньги, заработанные собственным трудом, о сне даже и не думал. Мой ночной график не мешал мне видеться с друзьями. Они просто приходили в заведение, где я работал, и мы отлично проводили время. А что касается личной жизни, то сообщу лишь, что я во второй раз женат.

Работу в баре я совмещал с учебой в университете. По образованию я юрист, но сейчас занимаюсь кейтерингом: у меня свой мобильный бар, который, как и любой обычный бар, оказывается востребованным в вечернее и ночное время. Я привык жить в таком режиме и даже в выходные ложусь не раньше двух часов ночи, а завтракаю не раньше полудня. Если у меня есть возможность, то я могу проспать 10–12 часов подряд. Как правило, это происходит после насыщенных выходных.

Когда я решил работать сам на себя, то для меня было настоящей каторгой вставать рано утром. Какое-то время я честно пытался так жить, но потом оставил эту идею и занимаюсь всеми техническими и организационными вопросами во второй половине дня.

Если случаются длинные рабочие марафоны с минимальным количеством сна, я спасаюсь кофе. Мой личный рекорд — восемь чашек эспрессо в день

Если случаются длинные рабочие марафоны с минимальным количеством сна, я спасаюсь кофе. Мой личный рекорд — восемь чашек эспрессо в день. И конечно, внутреннее стремление довести дело до конца не позволяет расслабиться раньше времени. Хотя в обычном заведении бармен может подремать где-нибудь на складе (при условии небольшого количества гостей в зале).

Что касается заработка, то официальная оплата труда у ночных барменов и официантов такая же, как и у тех, кто выходит в день. Однако ночью больше алкоголя и веселья, а это значит, что люди чаще оставляют щедрые чаевые.

Свою активную, шумную ночную работу я стараюсь уравновешивать спокойными буднями. Мы часто выбираемся с женой в Подмосковье, чтобы погулять, полюбоваться природой или архитектурой.

Признаюсь: у меня была попытка завязать с такой работой. В один прекрасный момент я решил, что, пожалуй, пора повзрослеть, и занялся продажами систем кондиционирования. Хватило меня ненадолго — я испытывал сильный дискомфорт. Тогда решил открыть свое дело и вернуться к профессии бармена. Сейчас понимаю, что нахожусь на своем месте и занимаюсь любимым делом. Наверное, это тоже нивелирует отрицательные стороны моего нестандартного графика работы.

Александр Переверзев

38 лет, таксист


На ночной режим работы я перешел в 2014 году. Причин было две — ночью нет пробок и гораздо больше заказов. Моя смена длится с восьми вечера до восьми утра. Днем мне достаточно четырех часов сна, чтобы чувствовать себя бодро, в оставшееся время занимаюсь личными и домашними делами.

Безусловно, ночью организм берет свое — сложнее всего бороться со сном с трех до четырех утра. Если чувствую, что засыпаю за рулем, то останавливаюсь, умываюсь, хожу минут десять и потом можно работать дальше. В выходные дни большинство клиентов едет в бары и клубы или уже из них, поэтому, конечно, встречается много пьяных. Если кому-то плохо, я без проблем остановлюсь столько раз, сколько потребуется. К таким ситуациям отношусь с пониманием, потому что переборщить с алкоголем может каждый. Если ловлю себя на мысли, что завидую тем, кто едет развлекаться, то оставляю автомобиль и сам отправляюсь отдыхать с друзьями. Не вижу причин отказывать себе в удовольствии.

Узнав, что я работаю двое суток без сна, сотрудники ГИБДД заблокировали мою машину и отправили спать

Ночью мне работается спокойнее, хотя на дорогах больше водителей в нетрезвом виде. Если вижу, что машиной управляют совсем неадекватно, то преграждаю дорогу, отбираю ключи и оставляю номер своего телефона. ДПС никогда не вызываю, не хочу создавать лишних проблем. Бывало, что мне угрожали оружием, но в итоге все ситуации разрешались благополучно.

С сотрудниками ГИБДД у меня хорошие отношения. Если не наглеть, то они будут относиться по-человечески. Правда, однажды, узнав, что я работаю двое суток без сна, они заблокировали мою машину и отправили спать. Мой личный рекорд без сна — трое суток. Ощущение реальности и скорость реакций были в норме, потому что я постоянно пил кофе. Кстати, энергетики в таких ситуациях меня не спасают, после них еще больше клонит в сон. После таких трудовых марафонов я обязательно принимаю холодный душ. Это мне позволяет расслабиться и быстрее уснуть.

Дмитрий

23 года, санитар морга


Я учусь на шестом курсе медицинского вуза и по ночам работаю в морге. Попал сюда по знакомству: обычному человеку с улицы в такое учреждение просто так не устроиться, даже если речь идет о самых низших должностях. Ночные санитары зарабатывают 25–30 тысяч рублей, а в центральном морге, где выше нагрузка, — в районе 50 тысяч рублей в месяц, в то время как зарплата дневных сотрудников начинается от 70 тысяч. Разница объясняется еще тем, что в ночной смене меньше обязанностей. Например, я принимаю трупы, заношу информацию в регистрационный журнал, измеряю рост, вес, провожу осмотр на наличие таких повреждений, как синяки, кровоподтеки, отсутствие конечностей или ожоги. Моя смена в будние дни длится с 14:30 до 08:00, а по воскресеньям и в праздничные дни работаю сутками — с восьми до восьми. В среднем каждые 24 часа в морг привозят от пяти до 15 трупов. Конечно, это не работа моей мечты, и я согласился на нее лишь потому, что были нужны деньги.

В морге, где я работаю, нет никаких запахов и опасных инфекций, потому что к нам не привозят трупы с улицы или гнилые, квартирные, которые пролежали дольше трех месяцев. К нам отправляют только свежие или больничные тела умерших.

Первые пару месяцев ушли на то, чтобы адаптироваться к ночному графику работы. Что касается внутренних ощущений, то дискомфорта я не испытываю. Правда, в первое время отмечал у себя такую психологическую деформацию: смотрел на живых людей и оценивал, как бы я их перекладывал с каталки на каталку — например, с высокими и толстыми это происходит в несколько этапов, маленьких и худеньких переложить можно в один прием.

Первое время отмечал у себя такую психологическую деформацию: смотрел на живых людей и оценивал, как бы я их перекладывал с каталки на каталку

Я считаю, что к смерти нужно сохранять трепетное чувство, и стараюсь поддерживать это ощущение внутри себя. Не могу сказать, что полностью безразличен ко всему, что происходит вокруг. Я, конечно, не убиваюсь по каждому покойнику, но могу посочувствовать, если к нам попадает, например, молодой человек, который разбился в ДТП, или бабушка, которая подогревала чайник на плите и случайно подожгла рукав халата от конфорки.

Самая распространенная причина смерти — падение в состоянии алкогольного опьянения на затылок с высоты собственного роста, дальше идут драки, ДТП, передозировки и ожоги. Случайные смерти, кстати, тоже не редкость. Помню, к нам привезли мужчину, который сел в машину, завел ее и умер от взрыва газового баллона. Мои коллеги рассказывали истории про тех, кого дома загрызали и поедали кошки, собаки или крысы. Что касается реакций родственников умерших, то мне приходится сталкиваться с самыми разными из них: кто-то плачет, кому-то незамедлительно требуются документы для оформления наследства.

В морге редко случаются бессонные ночи. За год работы я помню всего три смены, когда мы принимали трупы без остановки. Обычно я успеваю поспать три-пять часов, однажды и вовсе была ночь, когда никто не умер. Моя работа вынуждает меня часто думать о жизни и смерти. Я осознаю свою конечность, поэтому не строю больших планов на будущее.