The Village продолжает выяснять, на что живут и как тратят деньги представители разных профессий. В новом выпуске — учёный. Минобрнауки рапортует, что оклады исследователей продолжают расти: в прошлом году они увеличились на 4,5 %. Но по данным Росстата, средняя зарплата российского учёного в 2014 году была 31 581 рубль, в Москве получали больше всего — 58 923 рубля. При этом учёные иногда могут выезжать на конференции, имеют шанс получить льготное жильё, а также уехать работать за границу. The Village поговорил с младшим научным сотрудником московского НИИ и выяснил, как в действительности живётся человеку в науке, сколько он получает и на что тратит деньги.

 

На что живут учёные. Изображение № 1.

 

 

ПРОФЕССИЯ

Младший научный сотрудник

ДОХОД

70 000 рублей

   

 

Основные расходы

10 000 рублей

еда

5 000 РУБЛЕЙ

поездка
к девушке

5 000 РУБЛЕЙ

развлечения

 

50 000 РУБЛЕЙ 

вклад на сберегательный счёт

 

Как стать учёным

Четыре года я работаю младшим научным сотрудником в исследовательском институте, который занимается разработкой перспективных материалов. Вообще я приехал в Москву из маленькой деревни, где учился в сельской школе, ездил на всяческие олимпиады, и там меня заметили. Пригласили продолжить обучение в специализированной школе в областном центре, так что я с 9-го класса дома не жил. Там давали очень хорошее естественно-научное образование, поэтому я без проблем поступил на химфак Московского государственного университета по олимпиаде. Устроился на работу сразу после окончания вуза. Искал аспирантуру, рассматривал несколько мест, в итоге выбрал это, потому что на тот момент здесь предлагали самые лучшие финансовые условия.

В институте, где я сейчас работаю, мне предложили трудовой контракт и обучение в аспирантуре. У неё есть несколько бонусов: можно не ходить в армию, тебе выделяют жильё на льготных условиях, предоставляют дополнительные возможности обучаться, например английскому языку, чтобы сдать выпускной экзамен. Закончить аспирантуру и стать кандидатом наук — это не всегда связанные вещи. Нужно написать диссертационную работу, опубликовать несколько статей в журналах из перечня ВАК (необязательно в зарубежных, можно и в российских, но их обычно называют «монгольскими вестниками», потому что у них очень низкий индекс цитируемости), посетить какое-то количество конференций. У меня есть пять публикаций, шестая лежит в редакции. Аспирантура также даёт возможность поездить по миру: я был в Германии, коллеги ездят в зарубежные командировки во Францию, Бельгию.

У меня была краткая рекомендация от преподавателя из университета, но это не значило, что меня сразу возьмут. Собеседование было, причём я общался с несколькими людьми — непосредственным руководителем, руководителем научной группы, директором института. На собеседовании иногда задают вопросы, чтобы проверить научные познания. Спрашивают про мотивацию и тому подобные вещи. Конечно, я был мотивирован! Большая часть того, что я выполнял по контракту, входила в мою диссертационную работу. Но начальник сразу поставил приоритеты, сказав, что мне платят деньги не за диссертацию, а за исследования, нужные институту.

После окончания вуза ты можешь уехать за границу. После того как ты защитился и у тебя есть нормальные публикации, тебя с радостью возьмут на работу в западный университет, особенно если ты молодой, перспективный, к тому же без семьи. Зарплата там составляет примерно 1 200 евро, в качестве бонусов — жильё и статьи в нормальных журналах, а не в «монгольском вестнике».

Вообще, учёный — хорошая профессия. Но к этому должно что-то лежать. Мне, когда я только научился читать, подарили книжку про тысячу лет до нашей эры, про динозавров, развитие Вселенной, и тут понеслось.

 

 

Особенности работы

У нас наука не то чтобы деградирует или разваливается, а просто медленно развивается. Как сказано: чтобы стоять на месте, нужно бежать. А мы идём, плетёмся. И плюс финансовые вопросы, развал РАН опять же — очень пагубно это влияет. Институты, которые занимаются разработками, если не умеют выбивать деньги, то загибаются. К ним не идут молодые сотрудники, коллектив стареет, дольше всего на работе сидят те, кто меньше всего делает. Честно говоря, я совсем не среднестатистический младший научный сотрудник. Я знаю многих моих сокурсников — и тех, кто пошёл в аспирантуру, и тех, кто уехал за рубеж, и тех, кто пошёл работать. У младших научных сотрудников в РАН, например, зарплата 13–17 тысяч рублей.

Наш институт подчиняется напрямую министерству науки и образования. В основном институт живёт на государственные деньги. Чем я занимаюсь? Если не вдаваться в детали, то это углублённые исследования возможностей улучшения каких-то материалов. У института много передовых разработок. Он не очень большой, по сравнению с другими, но хорошо организованный. Здесь работают примерно 300 человек. Есть чёткие структурные подразделения, где каждый занимается своим делом. Я нахожусь не на самой низшей ступеньке в иерархической лестнице. Это как в Индии: учёные здесь — брахманы. Помимо них есть ещё студенты, аспиранты, лаборанты, ещё охранники, уборщики. У нас достаточно специфический отдел: мы занимаемся перспективным направлением, поэтому у нашего отдела всегда есть финансирование.

В какой-то мере мы вольные и творческие люди: придумываем, исследуем и высказываем свои идеи. У нас начальник такой, что если обсуждают план работы на полгода, то он нас приглашает и учитывает мнение всех.

Я прихожу на работу в 9 часов, могу немного опоздать. Формально рабочий день заканчивается в 18 часов. На обед иногда ухожу на 20 минут, иногда на час. У научного сотрудника всегда есть дела. Даже в отпуске иногда проверяешь почту, пришёл ли ответ из редакции по статье. В лаборатории всегда идёт какой-то эксперимент. Ещё одна часть работы — написание отчётности. Все государственные гранты требуют отчётов: чем они толще, тем лучше. Я как устроился, с тех пор их и пишу. Иногда это занимает большую часть времени: отчёты бывают по 190 страниц, 216 страниц. Если сдашь отчёт в 60 страниц, тебе скажут, что ты никаких исследований не провёл. Поэтому приходится «воды» заливать литрами. Также мы занимаемся написанием статей, тезисов, патентов — это действительно полезные вещи. У меня несколько патентов, и это здорово. И ещё вдобавок есть работа со студентами. В том году у меня был очень смышлёный студент, но всё равно многие вещи приходилось объяснять. Результат на самом деле ведь потребуют с меня, а не с него.

Часть оборудования мы закупили ещё при старом курсе. Сейчас, когда аппаратура подорожала почти в два раза, её стали покупать гораздо меньше. Всегда стараются найти отечественный аналог, но это не подходит, когда ты занимаешься передовыми разработками. У нас иногда пожилые сотрудники пытаются какой-то «колхоз» собрать — мне кажется, время таких установок закончилось, впереди те, кто делает что-то на современном, новом и «чистом» оборудовании.

 

 

Зарплата

Моя ставка как научного сотрудника — примерно 4 500 рублей. Дальше идут всякие бонусы. Вообще зарплата крайне нестабильная. Когда я устраивался, она была около 30 тысяч. Всё дело в том, сколько у института денег и сколько он готов тратить на сотрудников. С заключением контракта, который наш отдел выполняет, зарплаты повысились. По иронии судьбы это совпало со скачком курса. Получается, что я как зарабатывал тысячу долларов, так и сейчас зарабатываю. То есть в этом году я получаю 60 тысяч и больше. За один месяц может получиться 70, за другой — 130, за третий — 60 тысяч рублей. В последний месяц я получил 70 тысяч.

Зарплату здесь задерживают, потому что институт завязан на государственных контрактах. В этом году с января до апреля не платили. У меня нет кредитов, ипотеки, к тому же накопления всегда есть — я на что-то живу. А вот для моих коллег такая задержка была большой проблемой. Но в апреле-мае выплатили все долги.

В научных журналах помимо такого показателя, как индекс цитируемости, есть ещё импакт-фактор (вклад в научную работу). Во многих институтах, в том числе в нашем, ведётся такая политика: если импакт-фактор выше какого-то числа, то тебе определённую сумму — 20 или 30 тысяч рублей — умножают на это число (например, 3,5) и выплачивают. Но это делится на всех авторов. Сейчас у меня статья лежит в журнале, где импакт-фактор равен 3. Не скажу, что на этом можно обогатиться, но всё же приятный бонус.  

 

 

Траты

Мне институт выделил жильё в двух минутах ходьбы от работы. Я живу со студентами, но на быт это особо не влияет. Они часто меняются, иногда один живу. За квартиру ничего не плачу, даже коммунальные расходы компенсируют. Это мне как аспиранту было положено, и пока такие условия оставили. Но эта лафа закончится в следующем году. Я уже обсудил с директором этот вопрос: моя ситуация не уникальна, я не один приезжий, и если буду снимать квартиру, то мне часть расходов компенсируют.

В основном я откладываю деньги: у меня открыты вклады в нескольких банках. Не скажу, что я очень финансово грамотен, но за такими вещами стараюсь следить. Большую часть денег храню на карточке, но, когда делаешь вклад, например, 100 тысяч рублей, у тебя уже нет мысли, что их можно потратить. Откладывать получается само собой, необязательно каждый месяц. В октябре я как раз 50 тысяч положил на вклад. Регулярно отравляю немного маме: она на пенсии.

Особо расходы не контролирую. На еду уходит, наверно, 10 тысяч рублей. Дома мало готовлю, иногда заказываю пиццу, лапшу, мясное — что-нибудь вкусненькое. Обычно на выходных готовлю, тогда на полнедели хватает. А пару раз в месяц могу и сходить куда-нибудь. Я не пью. Мне кажется, когда пьёшь, деньги тратятся гораздо быстрее, даже если их много.

У меня есть регулярная статья расходов: девушка живёт в Санкт-Петербурге, примерно раз в месяц я к ней езжу, и раз в месяц она ко мне. На это уходит около 5 тысяч рублей. Если я приезжаю, мы можем куда-то сходить — в бар или на концерт. Можем потратить на это ещё столько же.

Иногда бывают траты на крупные покупки. За последнее время купил себе ноутбук, велосипед хороший, мы съездили с девушкой летом в Чехию. В поездки выбираюсь примерно раз в год. Но тут больше сказывается дефицит времени, чем денежная составляющая. Я, когда болею, эти дни из отпуска вычитаю, чтобы в деньгах не терять. В этом году у меня уже нет отпускных дней, хотя реально отдыхал я всего неделю летом.

Вот сейчас на Новый год нужно будет потратиться — подарки всем купить. 

 

   

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: Оля Волк