The Village продолжает выяснять, сколько зарабатывают и на что тратят деньги представители разных профессий. В новом выпуске — полицейский. По закону его доход состоит из оклада и надбавок, которые в сумме не могут превысить оклад. Так, полицейским доплачивают за выслугу лет, особые условия службы, работу с гостайной, достижения, повышенный риск и другое. Мы решили узнать, сколько получает полицейский, на что он тратит деньги и берёт ли взятки. (Из соображений анонимности герой решил не рассказывать, в каком подразделении он служит.)

 

На что живут полицейские. Изображение № 1.

ПРОФЕССИЯ

Полицейский

ДОХОД

48 000 рублей

   

Основные расходы

15 000 РУБ.

обучающие курсы

8 000 РУБ.

оплата квартиры

10 000–18 000 РУБ.

еда

 

   

5 000–10 000 РУБ.

накопления
на отпуск

2 0005 000 РУБ.

накопления
на прохождение ТО

 

 

Как устроился

Сначала я отучился в колледже милиции. На самом деле, я тогда мало что понимал — мне было всего 16 лет. Мне по-настоящему было интересно, но через год я понял, что учёба оказалась не такой, какую я предполагал. Вся эта глупая дисциплина, армейские дела, перебор со строгостью командиров. Сейчас смешно вспоминать, но тогда это так не казалось. Например, от нас требовали всегда иметь опрятный вид, тогда как были моменты, когда в качестве меры наказания весь взвод ходил гуськом по стадиону в проливной дождь и, естественно, вся форма оказывалась в кусках грязи, — так и ехали домой, чуть почистившись. Оторвалась пуговица — тут же сажают её пришивать, для этого у каждого в головном уборе всегда были спрятаны нитки с иголкой. Важное правило — один за всех и все за одного. Если кто-то один нашкодил, например покурил в окно, то отвечают все. Обычно наказания были связаны с плохой погодой. Могли выставить на плац в дождь или в холод на два-три часа по стойке смирно, а командир в это время только иногда со второго этажа на тебя поглядывает. Но об этой школе не жалею: такие моменты закаляют, и по жизни уже идёшь легче. Несмотря на всё, я решил учёбу всё-таки не бросать.

Потом пошёл заочно учиться на юриста и позже устроился в полицию. Меня взяли быстро. Обычно на собеседовании тебе не задают много вопросов. Буквально пару предложений скажешь, а начальники уже сразу всё понимают, кто ты и что ты. Потому что они — психологи, это у них приобретённый навык.

Особенности работы

Психологически работать очень сложно: постоянные жалобы, раньше часто приходилось описывать трупы. Уже радовался тому, что труп не гнилой, а свежий. Обычно приезжаешь, вскрываешь квартиру, там ужасный запах, от которого режет глаза, а в кровати — труп. Одеяло отлипает от тела, всё это трещит, внизу подтёки... Кому это понравится?

По работе приходилось сталкиваться и с пешеходами, которые перебегают проезжую часть в неустановленных для этого местах. Стоишь и штрафуешь. Некоторых жалел и не штрафовал. Например, если какая-нибудь пенсионерка в поликлинику шла. Там неудобный переход: ей надо пройти полкилометра до светофора, перейти дорогу и полкилометра потом назад, а у неё ноги болят. С другой стороны, старики как раз и наиболее уязвимы в авариях, у них зрение и реакция не как у молодых.

Взятки, на мой взгляд, сейчас сводятся к нулю. Конечно, можно взять, но сейчас много разных систем для защиты — на машины поставили ГЛОНАСС, оборудовали видеорегистраторами. Мне кажется, что лучше бы сработало увеличение зарплаты. Сделали бы, например, 80 тысяч рублей, сотрудники бы задумались, стали бы держаться за свои рабочие места. Хотя, конечно, некоторым сколько зарплату ни сделай — всё равно будут брать. Люди и сами могут предлагать взятки, но сейчас в основном все, наоборот, жалуются. Все недовольные, озлобленные на жизнь и город. 

Я заметил, что сейчас люди начали больше жаловаться. Раньше для этого нужно было прийти в отделение полиции, написать заявление и так далее. А теперь всё онлайн, и человек может написать какое-то обращение, настучать на соседа, не вставая с дивана. Мне кажется, что это плохо. Человек может назвать себя как угодно — «Вася Пупкин», «Игорь Иванов», — и невозможно проконтролировать, кто тебе пишет. Можно, например, сделать ограничения, допустим, писать обращение может только человек, зарегистрировавший свою электронную подпись или каким-либо другим способом доказавший, что он это он. 

Если кто-то планирует в полицию идти работать, послушайте меня — не надо. Кого ни спроси — никому не нравится. Нагрузка после сильных сокращений только возросла. Людей не хватает, их сокращают, навешивают на сотрудников другие функции. Мне даже сложно описать, насколько стало всё сложнее. Я прихожу домой после работы, и мне нужно час-полтора, чтобы привести свои мысли в порядок, голова просто гудит. Нужно просто посидеть в тишине, чтобы меня никто не трогал. Даже иногда спать тяжело. В выходные и по ночам нас часто выдёргивают из дома на разные спецоперации. За ненормированные часы работы, которых очень много, дополнительно ничего не платят, хотя это должно быть оплачено. 

Второй важный момент и последняя капля — у нас всех забрали загранпаспорта, когда Украина началась. По телевизору говорили, что сотрудникам не рекомендован выезд за границу. Видимо, не рекомендован — значит запрещён. В отделе кадров собрали все наши паспорта, объяснили это тем, что мы знаем какую-то гостайну. Смешно: в интернете сейчас всё что угодно можно найти и написать. Не нужно ехать за границу, чтобы что-то рассказать. Захочешь — и по Skype всё передашь. Говорят, что в ФСБ даже уборщицам запрещён выезд за границу. Но мне кажется, что запретили только из-за того, что Крым присоединили. Нужно, чтобы все ехали туда и деньги в стране оставляли.

Многие коллеги хотят уйти, но думают, что некуда. Кому не скажешь про увольнение, относятся скептически: «Ой, куда ты пойдёшь? Ты никому не нужен!» И эту зомбирующую фразу я слышу здесь постоянно. Это, наверное, психологическая основа полиции. Обычно народ уходит в страховые компании, службу безопасности, охрану. Но я не хочу шлагбаум поднимать! Я не дурак, конечно, чтобы уходить неизвестно куда, но я найду другую работу и уволюсь. В общем, я верю в жизнь за пределами МВД.  

Зарплата и траты

Когда я только пришёл в полицию, то получал 15 тысяч рублей. Сейчас зарплата выросла до 48 тысяч рублей. Но за такую работу, конечно, это слишком маленькая плата. Сумма фиксированная, а раньше был мизерный оклад, например 1500 рублей, и разные добавочные суммы — мэровские (Лужков нам платил, а Собянин — нет), квартальные каждые 3 месяца, 13-я зарплата, которая могла бы быть и 70 тысяч рублей. Отпуск у нас больше, чем у офисных работников, — месяц и две недели. Раньше можно было бесплатно летать — едешь за границу, а тебе оплачивают билеты туда и обратно. Можно уехать далеко, хоть в Мексику. То есть было за что работать! Сейчас всё это отменили.

Каждый месяц из зарплаты я откладываю на отпуск, иначе откуда потом деньги возьмёшь? Обычно это 5–10 тысяч рублей. У меня есть машина, нужно проходить ТО (около 15 тысяч рублей), эту сумму тоже коплю постепенно, откладываю 2 тысячи рублей. Могу пропустить месяц, но в следующий положить сразу 5 тысяч рублей.

На квартиру идёт около 8 тысяч рублей (ЖКХ). Всё остальное уходит на еду. Развлекаться обычно никуда не хожу: нет на это времени. Подрабатывать нам запрещено, а если и устраиваться на вторую работу, то только ту, что связана с преподавательской деятельностью.


 
  

ИЛЛЮСТРАЦИИ: Даша Чертанова