The Village продолжает выяснять, как устроен личный бюджет разных людей. В новом выпуске — психолог. Цены на их услуги варьируются от тысячи до 20 тысяч за один прием. Стать высокооплачиваемым специалистом начинающим психологам сложно. Гарантировать «стопроцентный эффект после десятого посещения» честные психологи не могут, а наработка базы своих клиентов иногда занимает годы. Мы спросили у молодого психолога, как она ведет частную практику, сколько зарабатывает и на что тратит деньги. 

Профессия

Психолог

Доход

90 000 рублей


Траты

2 500 рублей

коммунальные услуги

4 000 рублей

продукты

4 000 рублей

кафе

4 000 рублей

одежда

9 000 рублей

супервизия

8 000 рублей

личная терапия

6 000 рублей

обучение

15 000 рублей

поездка в Калининград

1 500 рублей

проезд на общественном транспорте

36 000 рублей

накопления на ремонт и отдых

Как стать психологом

Я думала о том, чтобы стать психологом, еще классе в девятом. Тогда, в школе, меня захватывала идея, что моя жизнь может измениться к лучшему, если я познакомлюсь с собой поближе. В процессе обучения поняла, что психология как наука занимается изучением того, как функционирует наша психика, то есть пытается ответить на вопрос «Как мы видим этот мир и живем в нем?» и не преследует прямой цели сделать людей счастливее.

Я училась в педагогическом университете на факультете психологии и социальных отношений. На третьем курсе теоретические знания стали потихоньку укладываться в систему. Четвертый курс я вспоминаю как некий кризисный момент, потому что тогда я никак не могла для себя найти ответ, как мне применить на практике все то, что я выучила в теории. На тот момент у нас не было практических семинаров или выездов на конференции. И я задавалась вопросами: «А является ли это моим призванием? И если да, то как я буду реализовываться?» Оставить учебу было уже жалко, обучение близилось к логическому завершению, но и находить мотивацию, чтобы ходить каждый день в университет, стало сложнее. Спасло то, что в нашем вузе всех студентов-очников с четвертого курса переводили на вечернюю форму, чтобы у нас была возможность начать полноценно работать. Я пошла работать в школу. Без опыта и навыков первое время было очень сложно. Были старшие коллеги, которые просто взяли под крыло и показали, в чем конкретно заключаются мои обязанности.

В этот же год я параллельно пошла учиться на психотерапевта. Это длинный и дорогостоящий путь. Из пяти лет учебы первые год-два мы учились в первую очередь развивать наблюдательность и внимательность к себе и к своим внутренним процессам, то есть вначале надо было прочувствовать на себе, как это — быть клиентом психолога. Так мои теоретические знания начали оживать, да и я вновь обрела радость познания через практику. За последующие пять лет последипломного обучения я успела освоить два метода гуманистической психотерапии — гештальт и психодраму.

Особенности работы

Человек, имеющий диплом психолога, может зарабатывать деньги разными путями. Кто-то из моих однокурсников решил заниматься развитием науки и решением теоретических задач, другие работают в государственных учреждениях: детские сады, школы, социальные центры. Третьи нашли себя в отделах по подбору персонала или проводят тренинги в организациях, занимаются консультированием самих компаний. Ну а я и еще часть ребят с курса решили работать на себя и пробуем свои силы в частной практике.

Пока что на уровне государства психотерапевтами признаются лишь врачи, то есть люди, которые имеют базовое медицинское образование, которые прошли дополнительное обучение в каком-либо психотерапевтическом направлении. В нашей стране психологи, имеющие сертификат, подтверждающий наличие психотерапевтического образования, не могут, к сожалению, называться психотерапевтами. Это абсурдно, потому что сертификаты, которые выдаются нам, котируются в европейских странах. Международное психотерапевтическое сообщество признает нас равноправными коллегами, а в нашей стране со стороны закона мы находимся на положении «недоспециалистов». Это странно еще и потому, что врачи, которые имеют за плечами психотерапевтическое образование как дополнительное, все же больше занимаются людьми с отклонениями от психической нормы и лечат пациентов. Ну а что тогда делать тем психически здоровым людям, которые нуждаются в психотерапевтической поддержке в кризисные периоды своей жизни?

Я для себя этот вопрос решила так: на первой встрече честно рассказываю клиентам о своем базовом психологическом образовании и о том, что обучалась по двум психотерапевтическим направлениям. Также я говорю, что у меня нет медицинского образования, но если им потребуется медикаментозная поддержка, то я поддерживаю связь с коллегой-психиатром, и мы можем вести клиента вместе. А как воспринимает меня клиент — психологом или психотерапевтом — это для меня просто вопрос дефиниций.

Если говорить о профессиональных навыках, то, конечно, самое главное — чтобы сам специалист проходил продолжительную личную терапию перед тем, как начинать практиковать, а также во время работы с людьми. Потому что каждый новый клиент может затрагивать непростые для самого специалиста темы. И если психотерапевт не проработал эту трудность во время личной терапии, то тогда он может соскользнуть с безоценочной позиции профессионала и начать привносить какие-то свои интерпретации и смыслы, которые могут быть неполезны клиенту.

Также большую часть профессионального роста занимает работа с супервизором, то есть обсуждение более опытным и специально обученным коллегой разных случаев из практики для более глубокого осмысления происходящего на сессиях и для повышения своих профессиональных компетенций.

Я люблю свою работу за свободу, которая мне открылась, когда я уволилась из государственных учреждений. Мне нравится, что я могу составить тот рабочий график, который будет безболезненно ложиться на мои биоритмы. Клиентов пока что я принимаю три, иногда четыре дня в неделю. Люди приходят к психологу преимущественно после работы, поэтому мой рабочий день обычно начинается после обеда и заканчивается в 21–22 часа вечера. Выходной день — это час пик моей рабочей недели. Один или два раза в неделю вечером я хожу на супервизорские группы. В этом году также пробую свои силы в ведении психотерапевтической группы. 

Мой график гибкий, и он меняется в зависимости от количества клиентов на этой неделе (кто-то может завершать встречи, а кто-то, наоборот, записывается на первый прием). Это позволяет мне находить время для прохождения дополнительного обучения, личной терапии, посещения профессиональных групп поддержки, конференций.

Когда работаешь на себя, приходится заниматься теми вещами, которые не связаны с работой напрямую. Например, у меня есть необходимость быть администратором самой себе: я несу ответственность за то, чтобы согласовать время записи всех клиентов, арендовать кабинет под встречу (пока я снимаю кабинет по принципу часовой аренды), вовремя высылать каждому клиенту организационную информацию. Также, когда ищу клиентов и рассказываю им про свои профессиональные умения, я пробую себя в роли менеджера. Этими обязанностями я занимаюсь в первой половине дня до приемных часов.

В моей работе есть и непростые моменты. Например, когда клиент прекращает встречи без объяснения причин. Просто не приходит на следующую встречу, хотя написал, что будет в оговоренное время. Я спокойно отношусь к тому, что есть часть клиентов, которым мой стиль работы не подходит. Это вполне нормально: я не психотерапевт-универсал и не могу быть полезной каждому. Но мне непросто, когда я не могу получить обратную связь от клиента о причине внезапного разрыва клиент-терапевтических отношений. Обычно я настоятельно прошу клиентов говорить, если что-то в нашей работе ему начинает не нравиться, чтобы мы имели возможность это обсудить и услышать друг друга. Я не оставляю клиента без поддержки, если он решил поменять специалиста: у меня всегда есть номера коллег, в чьей компетенции я уверена, и я всегда делюсь контактами. Но тех, кто внезапно пропадает, я помню долго и периодически думаю и фантазирую о том, почему они решили уйти по-английски.

Я также работаю с детьми. Сложность при работе с ребенком заключается в том, что мне часто приходится объяснять родителям, что, хоть они и оплачивают встречи, но моим клиентом является все-таки ребенок, и важно услышать его чаяния и тревоги. Это непростой момент — родители обычно приходят с некоторыми ожиданиями относительно того, каковы должны быть результаты встреч: чтобы ребенок стал послушнее, внимательнее или, наоборот, не был таким застенчивым. «У моего ребенка нет компании, все гуляют, а он дома сидит, замотивируйте его, чтобы он стремился быть общительнее», — говорит мне мама ребенка. А ребенок, например, интроверт. То есть он не патологически застенчивый, у него есть физиологические обоснования к тому, чтобы уединяться и не быть в центре внимания. И это сложная задача: рассказать родителям, что перекраивать интроверта и превращать его в экстраверта — это насилие над ребенком. Не всегда родитель готов пойти дальше и увидеть, что та трудность ребенка, которую они озвучивают мне, это на самом деле их трудность с собой, с принятием собственных черт, которые они в себе осуждают и, видя их в ребенке, стремятся сгладить. 

Ну а самое приятное в моей работе — это, конечно, сообщения и звонки от благодарных клиентов. Когда я слышу, что кому-то начинает удаваться то, что много лет было препятствием и снижало качество жизни, я ликую. Это то, что придает мне стимул двигаться дальше и развиваться в профессии. Конечно, я прекрасно осознаю, что это сам человек постарался и проделал колоссальную работу над собой, ведь без его желания у нас бы ничего не вышло, но приятно быть соучастником изменений к лучшему.

Мой основной контингент клиентов — это юноши и девушки моей возрастной категории: от 23 до 35 лет. Это тот возраст, когда молодые люди пробуют строить долгосрочные отношения, задумываются о семье и детях, и при этом также есть интересы и приоритеты в области карьеры. По большому счету это период поиска партнера, период поиска себя в разных сферах жизни: «Мне подходит то, чем я занимаюсь?» Или: «А почему я выбираю людей, отношения с которыми для меня очень болезненны и деструктивны?» Бывает и наоборот: «Почему я никак не могу построить партнерские отношения, а давно хочу?» Также я часто работаю с запросами, связанными с трудными и болезненными состояниями: субдепрессии, панические атаки, тревожные расстройства.

У меня пока что нет отработанной четкой и ясной системы продвижения моих услуг. У нас в стране сильная путаница в том, какое место занимают психологи-психотерапевты, и, соответственно, нет специалистов, которые могли бы выступать как менеджеры для психологов. Я и мои коллеги сами ищем выходы на возможную целевую аудиторию и способы рассказать о себе. Тот, кто находит работающие способы привлечения клиентов, впоследствии дает мастер-классы другим и может переквалифицироваться в сторону продвижения коллег.

У меня есть личный сайт, где я выкладываю статьи на психологические темы, а еще пишу заметки в социальных сетях. Я пишу о том, что волнует меня саму или о чем я размышляю в последнее время. Люди реагируют, пишут комментарии, репостят. Иногда человек читает мои посты долгое время, ему что-то импонирует в том, что я пишу, и он решается прийти на прием. То есть он через эти заметки уже до встречи чуть знакомится со мной, и у него есть некий кредит доверия. Я также пробовала вести свой видеоблог на YouTube. В каждом выпуске рассказывала о том, что может волновать моих потенциальных клиентов и как можно себе помогать. Но пока мне не хватает времени и собственной мотивации продолжить снимать ролики. Иногда зовут выступить в качестве эксперта на ТВ.

Зарплата

Работа с клиентами приносит мне 90 тысяч рублей в месяц. Сейчас меня вполне устраивает мой уровень дохода. Час моей работы в среднем стоит 2 тысячи рублей. Из них примерно 500 рублей я отдаю за аренду кабинета. Цена на услуги психолога зависит от его квалификации и образования и опыта работы. Долгосрочные пяти-шестилетние программы обучения психотерапевтов — недешевое удовольствие, но именно обучение позволяет почувствовать себя уверенно. Начинаешь более конкретно осознавать то, что ты умеешь и можешь дать своим клиентам. Скажу честно, первые годы практики даже не покрывают все те затраты, которые были вложены в обучение. Именно поэтому я сначала работала в госучреждении — чтобы иметь возможность учиться, и только закончив обучение, рискнула уйти в самостоятельное плавание.

Кроме образования и опыта работы, все остальные критерии ценообразования очень субъективны. Для себя я отталкивалась от стоимости работы тех психотерапевтов, которые учили меня. Естественно, их квалификация выше, а значит, их час всегда дороже моего. Нашла приемлемый для себя уровень стоимости услуг, основываясь на внутренних ощущениях: если я возьму за час столько-то, буду ли я ощущать, что это соответствует моим усилиям и работе в этот час?

Траты

У меня есть отдельная квартира в Подмосковье. Но мои клиенты в основном из Москвы, так что пока я живу с родителями в Москве и коплю на то, чтобы обставить ту квартиру. Соответственно, я оплачиваю коммунальные расходы квартиры, в которой пока не живу (примерно 2,5 тысячи рублей в месяц). У меня нет машины, и пока я не вижу в ней надобности: на общественном транспорте я всегда вовремя приезжаю на работу. На проезд я трачу полторы тысячи рублей в месяц. Продукты покупаем попеременно — то я, то родители. Это примерно 4 тысячи рублей в месяц. Когда я работаю полдня, то хожу поесть в кафе быстрого питания или какую-нибудь столовую, также я встречаюсь с друзьями в кафе и могу сходить куда-то вечером выпить. В месяц я трачу на это еще около 4 тысяч рублей. Одежду я покупаю не каждый месяц, и то скорее просто обновляю гардероб двумя-тремя новыми вещами. В сентябре потратила в магазинах около 4 тысяч рублей.

Большую статью расходов составляют, конечно, траты, связанные с профессиональной самореализацией: супервизия — 9 тысяч рублей, личная терапия — 8 тысяч рублей, в сентябре ходила обучаться работе с детьми — 6 тысяч рублей. Психолог — это тот человек, который работает собой, поэтому немаловажно заботиться о себе, не быть уставшей, вдохновляться чем-то, чтобы приходить на встречи в ресурсном состоянии.

Периодически я хожу на массаж, в сентябре я заплатила за услуги массажиста примерно 5 тысяч рублей. Совсем недавно я поняла, что мне нужно иногда выезжать куда-то отдыхать, путешествовать, чтобы обогащаться новыми впечатлениями, менять знакомые маршруты дом — офис — учеба — дом. Но я не готова тратить на частые путешествия и половину заработка. Поэтому я подумываю о том, чтобы с частотой в два-три месяца выбираться куда-то в соседние города на несколько дней, чтобы просто сменить обстановку. В октябре, например, побывала в Калининграде. Решилась съездить, потому что увидела выгодное предложение на авиабилеты, хостел выбрала демократичный, проживание — в общей комнате. На свое мини-путешествие потратила 15 тысяч рублей. Ну а летом, конечно, я планирую поехать в полноценный продолжительный отпуск куда-нибудь за границу. Поэтому оставшиеся деньги я откладываю на покупку мебели и отдых (получается где-то 35–45 тысяч рублей). Но отложенные деньги — также мой ресурсный запас. Работа на себя предполагает некоторую неуверенность в завтрашнем дне, ведь я никогда не могу спрогнозировать количество клиентов. Летом и под новогодние праздники их становится, например, меньше. Поэтому в такие периоды я могу рассчитывать на то, что откладываю.