The Village продолжает выяснять, как устроен личный бюджет представителей разных профессий. В новом выпуске диджей рассказывает о запомнившихся вечеринках, своем графике и гастролях, вознаграждении за сеты и затратах на оборудование.

Профессия

Диджей

Доход

150 000 рублей


Траты

32 000 рублей

аренда квартиры

5 000 рублей

такси

35 000 рублей

еда дома и в кафе

20 000 рублей

походы в кино

38 000 рублей

музыкальное оборудование

20 000 рублей

одежда

Как стать диджеем

В детстве я учился в музыкальной школе и с горем пополам ее окончил. Я настолько ненавидел занятия по фортепиано, что у меня и в мыслях не было, что я когда-либо свяжу свою жизнь с музыкой. После окончания обычной школы я учился в РГИИС. Это был единственный юридический вуз в Москве, где основной специализацией была защита авторских прав и охрана интеллектуальной собственности, этим он меня и привлек. Знания очень пригодились и помогают мне по сей день отстаивать права на свою музыку и не быть обманутым, ведь я уже не раз сталкивался с такими случаями.

В 2008 году до Москвы дошел дабстеп. Я им очень проникся, начал ходить на все вечеринки, где играли такую музыку. Но ее качество оставляло желать лучшего. И я решил больше не выпендриваться, а самостоятельно научиться играть и задать всем жару. На тот момент мне было 17 лет, и я уже как два года успешно плел дреды. Для того возраста и времени я зарабатывал неплохо, по 3–4 тысячи рублей в день. Родители помогли мне и добавили недостающих денег для покупки первого оборудования. Колонки были, их покупать не пришлось. Я купил пару виниловых вертушек Technics за 30 тысяч рублей, микшерный пульт Korg KM-202 за 15 тысяч рублей, эмулятор винила Serato Scratch Live 1 за 20 тысяч рублей, иглы для вертушек Shure M44-7 за 5 тысяч рублей и начал практиковаться. Но относился ко всему этому как к чему-то временному.

Через полгода практики меня наконец-то позвали играть! Это были гастроли в Ярославле. На той вечеринке я отыграл для двух барменов и уборщицы, так как за все время не пришел ни один человек. Но я все равно был очень рад, чувствовал себя мегазвездой, ведь мне оплатили дорогу и накормили. Потом было еще несколько таких вечеринок, но я не унывал. Мне нравилось крутиться в музыкальной среде, общаться с музыкантами, постоянно обсуждать музыку.

В 2009 году начались нормальные вечеринки, где было по 200–300 человек. Там я познакомился с диджеем, который на тот момент писал музыку десять лет. Она мне очень нравилась, и я с завистью наблюдал, как народ качается под его треки. Тогда мне стало казаться, что я занимаюсь полной фигней и что надо начинать писать музыку и играть свое. У меня в голове все перевернулось — я продал свое диджейское оборудование примерно за ту же сумму, что и купил. На эти деньги взял все нужное для написания музыки. Так я стал не только диджеем, но и электронным музыкантом.

В это время я записался в школу диджея Грува на курс по программному обеспечению Ableton Live. Писать музыку меня там не научили, потому что это был курс только по программе и все примеры строились на музыке с прямой бочкой (когда удар приходится на первую долю. — Прим. ред.), которая совершенно меня не интересовала тогда и не интересует до сих пор. Дальнейшее мое обучение проходило методом тыка.

На тот момент я очень любил компьютерные игры, поэтому в первых моих треках было очень много звуков из игр Bioshock, Half-Life, American McGee’s Alice. Треки сразу стали хитами, потому что школьников очень зацепила эта фишка — они, словно вирусная реклама, стали появляться везде. Один из моих треков стал гимном российского дабстепа на несколько лет, мне до сих пор приходит куча писем с благодарностью. Пишут даже, что он изменил чью-то жизнь.

После появления этих треков меня начали звать играть на серьезные мероприятия, где было от 400 до 1 000 человек, и три года я гастролировал почти каждые выходные. Я играл по всей России, Украине, Белоруссии. Так как мои треки выходили на зарубежных лейблах в Америке, Англии и Германии, то, естественно, звали играть и туда, но из-за проблем с армией я не мог вылететь из страны. Хотя мне и без этого хватало гастролей.

Позже я основал свой аудиопродакшен. Он существует уже два года. Мы с командой пишем музыку на заказ для телевизионной рекламы, световых шоу, видеомаппинга и различных перформансов. Все-таки на одном диджеинге много не заработаешь, в большинстве случаев диджеи также являются и электронными музыкантами. Таким стал и я.

Особенности работы

В диджеинге главное — вовремя приехать в клуб, настроить оборудование и хорошо отыграть свой сет. Обычно он длится час, но бывают и исключения. Все вечеринки проходят ночью, после 23:00. Самое приятное, что это нельзя назвать работой: ты как будто развлекаешься всю жизнь. Тебе оплачивают все твои прихоти и еще сверху платят за то, чтобы с тобой потусить, — ну не сказка ли? На самих выступлениях бывают разные курьезные случаи. Один из таких произошел со мной в Калуге.

Меня подвезли к клубу, и я увидел, что у входа стоит куча людей, измазанных в краске. Оказалось, что вечеринку решили сделать в индийском стиле с красками холи. К такому я точно не был готов, ведь мне нужно было ехать обратно на поезде несколько часов, а одежду, чтобы переодеться, я с собой не взял. Кроме того, я вез кучу оборудования, которое нельзя пачкать, да и вообще меня никто об этом не предупреждал. Я сказал организаторам, что так дело не пойдет: нельзя пачкать меня и оборудование. Они ответили, что придумают что-нибудь, ушли в клуб и через 20 минут вернулись с огромным мусорным мешком. Мне было предложено проделать дырки для рук и головы и выступать так. Я решил пойти как есть — подумал, что все обойдется.

Мы зашли в клуб. Внутри было очень много народу, и из-за дым-машины почти ничего не было видно. На полу — жидкая краска толщиной в несколько сантиметров, стены в краске, люди в краске — все в краске! Посередине зала, как всадник Апокалипсиса, скачет голая женщина на живой лошади. Я, конечно, обалдел от всего этого и не знал, что еще можно ожидать, но дальше было только интереснее. Захожу я в туалет, а там стоит обгаженный живой пони. В туалет сразу идти расхотелось. В гримерке творилась такая же дичь, прибавились только пьяные люди, валявшиеся на газетах. В итоге я сказал организаторам, что это полный пипец и я отказываюсь играть. Но мой поезд был только в шесть утра, и поэтому спустя какое-то время меня все-таки уговорили попробовать отыграть сет. Лучше бы я не соглашался!

Я вышел, начал играть, и первые 20 минут все было очень здорово: весь клуб танцевал, краска летела во все стороны, и я уже даже перестал обращать внимание на то, что весь перепачкан. Все было хорошо, пока не вышли два парня, окрашенные в Халков, которые начали рандомно поливать всех краской из больших ведер. Я стоял и молился, чтобы в меня не попали. И только я опустил глаза, чтобы переключить трек, как в эту же секунду в меня прилетело полведра краски. В краске было все: лицо, одежда и мое оборудование. Мне залили макбук и контроллер, музыка сразу прекратилась. Я со злостью пошел разбираться с организаторами. Они, естественно, не собирались оплачивать мне ремонт, да и вообще виноватыми себя не считали. Но тут появился хозяин заведения, отчитал организаторов, и в итоге мне заплатили 30 тысяч рублей за ремонт и гонорар 15 тысяч рублей, а также оплатили такси до Москвы. В общем, и смех и грех.

Что касается моего аудиопродакшена, то основной и самой важной обязанностью является не срывать сроки и делать с первого раза то, что просят, не навязывая никому своего мнения. Если ты не создаешь лишних проблем и не заставляешь заказчиков волноваться, а также все делаешь вовремя, то ты на вес золота. Огромный плюс этой работы для меня заключается в том, что я не привязан ни к чему. Я работаю удаленно и за это обожаю свою работу. У меня две студии: одна дома, а вторая в Подмосковье. А если приходится работать вне студии, то я просто беру один из своих ноутбуков с собой.

График у меня больше ночной, как и в случае с диджеингом. Я часто засиживаюсь с заказами до шести-семи утра, но все равно стараюсь просыпаться не позже полудня, иначе весь день пойдет насмарку. Все важные дела, сделки и переговоры всегда совершаются в первой половине дня, поэтому я не позволяю себе спать до обеда. Клиенты у нас бывают разные. Самый запоминающийся проект по саунд-дизайну был для министерства образования. Мы должны были записать звуки Москвы и сделать из них трек. У нас был пропуск везде, и мы развлекались по полной! Катались на теплоходе Radisson и записывали звуки его мотора, были в Cпасской башне — прямо внутри механизмов с курантами — и записывали звуки шестеренок, ездили в машине скорой помощи и записывали сирены. В общем, воспоминаний на всю жизнь хватит.

Зарплата

Для диджеев и электронных музыкантов существует два варианта заработка: либо стабильно мало, либо нестабильно много. У меня второй случай. Я могу заработать за месяц 100–200 тысяч рублей на заказах, а могу ничего не получать пару месяцев. Но сейчас такое все реже происходит, так как заказчиков со временем стало больше, да и всегда есть мелкая подработка по сведению и мастерингу. На вечеринках я получаю 12–15 тысяч рублей за час игры.

Минимальная оплата, за которую я берусь работать в аудиопродакшене, — это 30 тысяч рублей. В эту сумму входит только саунд-дизайн без музыки, не больше минуты. За 80–100 тысяч рублей я делаю две-три минуты музыки и саунд-дизайн. За сведение трека я получаю от 3 тысяч рублей, за мастеринг — от 1,5 тысячи.

На своей же музыке получается зарабатывать, когда продаю треки для рекламы, игр или еще куда-нибудь. Здесь уж как договоришься. Например, я продавал треки для различных флеш-игр за 30–40 тысяч рублей, для YouTube-рекламы — за 60–70 тысяч рублей. С релизов на лейблах я получаю от 200 до 500 долларов.

Я доволен таким раскладом, но всегда пытаюсь придумать, как сделать так, чтобы эта сумма увеличилась.

Траты

Я нечасто выбираюсь на улицу: все время либо работаю, либо пишу свою музыку. Меня вообще мало что интересует, кроме звука. Единственное, что меня может вытащить из дома, — это поездка к родителям, лонгборд и кино. Я некомфортно себя чувствую без музыки, мне все время надо что-то писать. Поэтому по большей степени я домосед.

На жилье уходит 32 тысячи рублей в месяц вместе с квартплатой. Езжу в основном на такси, поэтому на транспорт в среднем трачу около 5 тысяч рублей в месяц. Еды покупаю на 20–25 тысяч рублей в месяц и трачу 10 тысяч рублей на обеды вне дома. В кино с девушкой хожу достаточно часто — один поход стоит нам 3 тысячи рублей вместе с попкорном, билетами и прочим. На кино в целом уходит около 15–20 тысяч рублей в месяц.

Кредитов я никогда не брал. Из одежды самое дорогое, что купил за последнее время, — это куртка в CODERED за 16 тысяч рублей. Копить получается только у моей девушки. У меня никогда не получалось. Сейчас мы копим на поездку в Америку. Из особенных расходов — жидкости для вейпа, у нас дома уже около 100 штук банок с разными вкусами.


Иллюстрация: Настя Григорьева