The Village продолжает выяснять, как устроен личный бюджет людей разных профессий. В новом выпуске — официант. Это один из самых распространенных вариантов подработки на несколько месяцев. Считается, что на такой позиции люди не задерживаются — становятся ресторанными менеджерами или уходят в совсем другое направление. Мы поговорили с девушкой, которая устраивалась официанткой в московский бар на один сезон, а осталась больше чем на три года.

Профессия

Официант

доход

100 тысяч рублей


Траты

20 000 рублей

аренда жилья

2 000 рублей

карта «Тройка»

20 000 рублей

продукты и перекусы

20 000 рублей

одежда и уход за собой

20 000 рублей

накопления на учебу

18 000 рублей

развлечения

Как стать официантом

Мне 21 год. Я студентка, сейчас учусь на заочном и уже три года работаю в одном месте официантом. А в целом в ресторанке я больше шести лет. Такая работа — один из немногих вариантов, которые возможны в 16 лет, так как большинство ресторанов работают по схеме «можем устроить вас официально, но лучше не надо».

Еще в школе я работала в баре — туда меня позвала подруга. Заканчивала учиться около 15 часов, приходила домой, спала час-два, а потом шла работать в ночную смену до часу ночи. Это было очень интересно и ни капли не страшно: самое страшное — то, что меня затянуло. Родители всегда поощряли самостоятельность, а зарабатывание денег очень быстро стало для меня приоритетом, правда, иногда в ущерб учебе.

После окончания школы я переехала в Санкт-Петербург и прожила там год. Работала в очень милой и популярной кофейне на Невском, но быстро поняла, что это совсем не мой формат — ни город, ни место. Мне было нужно что-то более живое. Я перебралась в Москву, а друзья посоветовали список мест, в которых им нравится отдыхать, — я пошла устраиваться туда. Сейчас я работаю в известном баре в центре города с классными коктейлями и вечными вечеринками. Когда я устраивалась, то думала, что проработаю один сезон. Но иногда временное становится постоянным.

Приемом на работу занимается отдел кадров. Собеседование проводила приятная женщина, но задавала очень странные, не относящиеся к ресторанам вопросы. Ее больше волновало, смогу ли я уделять работе достаточно времени, чем то, насколько я профессионал. В конце 15-минутного разговора мне сказали, что ждут завтра, и попросили захватить белые носки.

Первые несколько дней дают возможность присмотреться и решить, оставаться или нет. Сначала новички протирают бокалы вместе с остальными ребятами, знакомятся с людьми, которые работают долго, узнают особенности места. Через несколько дней надо выучить меню и сдать его менеджеру, а потом можно начинать полноценно работать.

Особенности работы

По ночам и выходным у нас вечеринки, вечером гости приходят поужинать, а днем очень много людей с ноутбуками, как в коворкинге. Не могу себе представить, что смогла бы так же сидеть и работать. Движение и постоянная коммуникация с людьми — одна из самых интересных вещей в моей работе. Конечно, ноги иногда отваливаются. А когда выходишь на смену после отпуска или перерыва, бывает сложно войти в колею. Но со временем привыкаешь: любая нагрузка становится нормальной.

На собеседовании говорят, что график работы — два через два, по 12 часов. Но на деле практически все работают дольше и чаще — никто не принуждает, но постоянно спрашивают: «Ты можешь выйти завтра? У нас крупное мероприятие на 3 тысячи гостей». Так получается около 15–20 смен в месяц.

Гостям кажется, что официанты приходят, принимают заказ, приносят блюда и уходят. Но объем работы гораздо больше — есть еще работа вне зала. Хотя тут мне очень повезло: в баре, где я работаю, есть помощники — чаще всего студенты, которые приходят ненадолго, чтобы заработать на один отпуск и улететь. Они выполняют ту работу, на которую у официантов нет сил (или им не хочется этим заниматься): натирка бокалов, подготовка приборов, контроль очередности блюд и тому подобное. Мы же уделяем максимум внимания гостю.

Место очень молодежное, и мне это нравится. Днем здесь проходит много встреч — серьезные мужчины в пиджаках могут обсуждать нефтяные вышки, а вечером приходят стильно одетые ребята, готовые платить за коктейли. У нас бывает много туристов, которые иногда говорят: «А у вас, оказывается, хумус вкуснее, чем в Израиле». Иногда приезжают иностранцы (чаще всего из Азии), которые не разговаривают ни на одном из доступных языков. Я говорю на английском, немецком и русском и порой не могу найти с ними общий язык. Тогда приходится плясать, показывать рыбок и птичек. Но становится по-настоящему тяжело, когда приходят сложные люди со сложными лицами, которые не хотят идти на контакт и не уважают тебя. Но таких становится все меньше, и это приятно.

Поначалу кажется, что видишь каждого гостя насквозь. Но с опытом, особенно в Москве, понимаешь, что вообще не стоит судить по человеку. Бывает, что приезжают люди с охраной: за отдельным столиком сидят два огромных шкафа, едят чизкейк с чаем, пока их миллиардер пьет виски со своим партнером — и не оставляет на чай ничего. А бывают обычные с виду люди, которые готовы оставить 20 % от счета.

На многих посетителей совсем не влияет то, как их обслуживают. Но лайфхаки, как сделать человека благодарным, конечно, есть. Иногда люди спрашивают: «Можно мы пересядем за другой столик?» И ты делаешь вид, что пошел решать их проблему. Делаешь свои дела, возвращаешься и говоришь: «Вообще мы так не делаем, но для вас мне удалось решить этот вопрос». И они польщены. Или у бара есть комплименты, можно принесли их гостю и сказать: «Это специально для вас, только потому что вы очень классные». Им будет приятно, и чай вырастет.

Обычно коллектив ресторана делится на группы. Официанты общаются с другими официантами, менеджеры — с менеджерами. Кухня — это вообще отдельное государство, с которым очень сложно найти контакт. У меня отношения с коллегами классные. Мы все дружим, ездим в другие бары — в каждом найдется друг, который угостит коктейлем. Конфликты, конечно, случаются, но это просто рабочие моменты. Я не знаю, существует ли где-нибудь идеальное начальство — наверное, нет. По крайней мере, я еще пока не встречала.

В том баре, где я работаю, на лето набирают дополнительный персонал. Посадка увеличивается примерно в два раза, и в сезон у нас работает по 30 официантов. Есть те, кто приходит случайно на один раз, есть те, кто приходит из сезона в сезон, а зимой занимается совершенно другими вещами. В основном коллективе бара есть люди, которые работают по пять-шесть лет. Из ресторанки на самом деле очень сложно выпутаться.

Иногда у нас можно спокойно общаться с гостем, присев на уголок стула рядом с ним. Когда устанавливается контакт, гостю становится комфортнее и официанту приятнее. Это гораздо лучше, чем совковый сервис премиум-ресторанов. Мне бы совсем не хотелось работать в таком месте. Стоять и наглаживать скатерть по пять часов — не мой формат. И я не готова продавать хачапури за 900 рублей, потому что это не очень. Никогда в жизни не хотелось бы работать и в сетевых заведениях типа японских ресторанов у метро. Это отсутствие общения, вечные чек-листы и достающий менеджер.

Зарплата

Обычно официанты в Москве заходят за своей зарплатой раз в полгода: она составляет 5 тысяч рублей — остальное зарабатывают чаевыми. Но мне повезло с работой. Зарплата для Москвы у нас неплохая. Есть фиксированная оплата за смену — 1 300 рублей. Еще существует процентное поощрение — 3 % от всего, что мы набиваем зимой, и 1 % летом. Зарплата выходит 20–50 тысяч рублей, не считая чаевых.

Чаевые — штука нестабильная. В один день можно уйти с тысячей рублей, а в другой день — с 20 тысячами. В среднем получается около 4 тысяч в день и 50–60 тысяч в месяц. Во многих ресторанах работают на общак: смена из трех-четырех человек делит все заработанные чаевые между собой. Но в нашем случае сделать это невозможно: коллектив большой, к тому же сложно верить во всеобщую честность. Поэтому у нас действует правило: то, что ты заработал, забираешь себе. Но, конечно, не все: 10 % нужно отдать на бар, а 10 % — помощникам.

Я одна из тех немногих сумасшедших, кто ведет график заработков в течение года. Получается, что в месяц я зарабатываю от 80 до 120 тысяч рублей. Официанты в сетевых заведениях зарабатывают 40–50 тысяч рублей, а в премиум-ресторанах — от 100 тысяч рублей, но раз на раз не приходится. Я работала несколько недель в ресторане на Кузнецком Мосту: там зарплата зависит исключительно от того, кто сидит за твоим столом сегодня. Если повезло, можешь заработать 7 тысяч рублей с одного стола, но так бывает не всегда.

Со штрафными и премиальными системами в ресторанах всегда сложно. Они либо есть и какие-то совершенно адские, либо существует только штрафная часть в отсутствие премиальной. Премий в том месте, где я работаю, не бывает. Чаще всего они бывают в сетевых ресторанах за выполнение плана. А штрафуют нас за опоздание и невыход за смену. Но если найти общий язык с менеджерами, всегда можно договориться.

За какие-то страшные косяки с гостями могут и уволить. У нас была одна забавная история. В зоне официантов висит объявление, что нельзя расплачиваться за гостей своей кредитной картой. Я как-то спросила, как оно появилось, и мне рассказали, как мальчик брал у гостей наличные, а расплачивался своей картой — так зарабатывал себе мили и три года ездил в отпуск почти бесплатно. Не знаю, как ресторану это помешало.

Расходы

Расходы всегда посчитать сложнее, потому что обычно они превышают доходы. Хотя при работе в ресторанной сфере и накопления появляются — иногда ты просто не успеваешь все тратить.

30 % заработка у меня уходит на оплату жилья и бытовых мелочей, 20–30 % я стараюсь откладывать, а остальное не знаю, куда девается. Деньги утекают сквозь пальцы — на другие бары, подарки друзьям, на семью и одежду.

Жилье я снимаю не одна. Плачу за комнату 20 тысяч рублей в месяц. С моей работой очень ценно жить в центре: можно поспать лишний час. Две тысячи рублей стоит проездной на метро. Около 20 тысяч уходит на продукты, которые остаются в холодильнике, потом портятся и выкидываются, потому что некогда их есть. Обычно во всех ресторанах персонал кормят бесплатно, но чаще всего это макароны с сосисками. Это не всегда привлекательно, особенно для вегетарианца. Нам повезло: нас кормят три или четыре раза в день. Я слежу за своим питанием, и еда не всегда мне подходит. Иногда я заказываю что-то в ресторане с 20%-ной скидкой.

Еще около 20 тысяч рублей я трачу на косметику, парикмахера и маникюр. Кстати, за плохой маникюр нас могут оштрафовать.

У этой работы есть огромный плюс: можно взять отпуск почти всегда, за исключением летнего периода. Поэтому все лето все копят — кто-то на отпуск, кто-то на машину, а я коплю на учебу за рубежом. Такая работа — это прекрасно, но ровно до тех пор, пока тебе не исполнится, скажем, 35 лет. Я планирую работать тем, на кого учусь. Надеюсь, ресторанка когда-нибудь окажется в прошлом.