The Village продолжает выяснять, на что живут представители разных профессий. В новом выпуске — пластический хирург. Эстетическая хирургия (такие операции, как фейслифтинг, блефаропластика, липосакция) — отдельный мир со своими законами. В разных коммерческих клиниках все устроено по-своему. При трудоустройстве специалистов имеют значение опыт, портфолио и наработанная база клиентов. Где-то штрафуют за конфликты с пациентами, где-то поощряют за дополнительные услуги, которые удалось предложить. Успешный пластический хирург рассказал об особенностях работы, о том, сколько получает и куда тратит деньги.

Профессия

Пластический хирург

Доход

до 500 тысяч рублей


Траты

100 000 рублей

ипотека

70 000 рублей

продукты для семьи из четырех человек

50 000 рублей

одежда

50 000–100 000 рублей

накопления

25 000 рублей

содержание машины

15 000 рублей

штрафы за стоянку

20 000 рублей

рестораны

10 000 рублей

обед на работе

25 000 рублей

индивидуальные спортивные тренировки

25 000 рублей

занятия для детей

12 000 рублей

йога для жены

3 000 рублей

налоги

Как стать пластическим хирургом

Я окончил медицинский университет, прошел интернатуру по общей хирургии и переподготовку по пластической хирургии. Перед тем как попасть в эту сферу, я пять лет отработал хирургом в городской больнице. Брал дежурства по экстренной хирургии (когда приезжали пациенты с огнестрельными ранениями) и работал в отделении общей хирургии.

Когда я поступал в вуз, пластическая хирургия была чем-то неизведанным. Когда поступал в интернатуру, думал, что стану сосудистым хирургом. Но с этим не срослось: нужно было отучиться в ординатуре еще два года, а мне уже сильно хотелось работать. Проработав пять лет, начал постепенно сталкиваться с пластикой: восстановлением мочек после травм, иссечением рубцов и другими похожими запросами. Стали появляться свои пациенты, которые просили сделать, например, ринопластику. Я же понимал, что у меня недостаточно знаний. Тогда решил оставить общую хирургию и пройти переподготовку.

Раньше считалось, что пластическая хирургия — одно направление. Потом из нее выделились реконструктивная и эстетическая хирургия. Реконструктивная хирургия направлена на восстановление функций, утраченных после врожденной или приобретенной травмы — например, при отсутствии конечности. Эстетические же операции проходят не по медицинским показаниям, а направлены на улучшение внешнего вида — это может быть увеличение груди или липоскульптурирование. В самом начале я хотел быть реконструктивным хирургом, меня привлекали масштабные операции. Но в реальности занимался малоинвазивными операциями, такими как блефаропластика, отопластика, удаление комков Биша.

Уже пять лет я занимаюсь пластической эстетической хирургией. Я сменил три клиники: везде было хорошо, а увольнялся я потому, что мне хотелось дальнейшего развития. Больше всего мне запомнились, конечно, первые операции. Когда я сделал первый фейслифтинг, мне казалось, что это предел мечтаний. Чувствовал, что переступил на следующую ступеньку. Потом, конечно, это превращается в повседневность, и начинаешь искать то новое, в чем можно было бы совершенствоваться. В последний раз я перешел в клинику, где можно было выполнять больше объемных операций.

На каких условиях будет работать врач, решается при трудоустройстве. Спрашивают опыт работы, портфолио, наличие базы клиентов. Если у врача она есть, то он может рассчитывать на более привлекательные условия. Молодым начинающим пластическим хирургам, у которых немного своих работ и клиентов, приходится очень тяжело.

Особенности работы

Я бы сказал, что конкуренция в сфере пластической хирургии громадная. Это понятно: когда занимаешься эстетикой, то сидишь в беленьком халатике и не видишь реальной боли и страданий пациентов, при этом получаешь хорошие деньги. Много хирургов даже из моего поколения врачей старались уйти в эту сферу — кто-то за призванием, а кто-то за деньгами. Среди них было много толковых, тех, кто владеет руками и головой.

Пациенты узнают обо мне по сарафанному радио. Например, девушка пришла удалить комки Биша, ей все понравилось — тогда она может вернуться, сделать ушки, скорректировать кончик носа или порекомендовать подругам. Очень часто обращаются родственники пациенток. Другой источник новых клиентов — реклама, которую дает клиника. Очень важно понимать, откуда обо мне узнал пациент. От этого зависят условия оплаты труда.

Последнее время рынок очень сильно просел. Поменялась и ценовая политика. Увеличение груди, например, раньше стоило в пределах 300 тысяч рублей (хотя у кого-то доходило и до полумиллиона), а сейчас можно спокойно сделать эту операцию и за 200 тысяч. Сказывается и конкуренция, из-за которой приходится снижать цены: ведь пациенты могут найти в интернете лучшие условия. Сейчас эстетическую хирургию может позволить себе человек со средним уровнем дохода.

Если пациент приходит и говорит: «Доктор, у меня что-то с носом, я хочу его изменить», то хирург должен оценить со стороны целесообразность такой операции. Если он действительно видит, что кончик носа уходит вправо или искривлена перегородка, это одно дело. Если же объективной проблемы нет, все зависит от самого хирурга. Кто-то может согласиться и получить деньги, а кто-то — попытаться отговорить пациента. Задача специалиста — увидеть возможные последствия. Если на прием приходит 20-летняя девушка и жалуется на мешки под глазами, надо подумать, что с этими мешками будет через пять-семь лет. Вообще это очень щепетильный вопрос: либо объяснить пациенту, что у него тараканы в голове, либо взяться за проблему, которая для него важна.

Моя рабочая неделя длится шесть дней. Рабочий день — в среднем 12 часов. В первой половине дня в основном проходят операции и осмотры, остальное время занимают консультации. Но к большим операциям мы стараемся ничего не добавлять: если проводишь в операционной семь-восемь часов, это сильно выматывает. Бывают операции, которые можно сделать и за 40 минут, но после них остаются большие разрезы, которые нужно превратить в еле заметные тоненькие рубцы — это очень скрупулезная и трудоемкая работа, которая занимает много времени. Я устаю, очень сильно устаю.

Пациенты бывают разные. Одна приходит на эмоциях, ей делают операцию, а после этого она понимает, что не все гладко: нужно время, чтобы затянулись швы, и грудь будет болеть. Приходится с пациенткой обсуждать то, что она недопоняла. Это тоже отнимает силы. Часто бывают разговоры на повышенных тонах, хотя я стараюсь мягко, но строго объяснять, что операционная — это не парикмахерская. Это серьезный процесс вмешательства в организм, и последствия могут быть длительными. Я всегда советую людям реабилитационные процедуры, хотя многие отказываются — экономят время и деньги. У меня была одна пациентка: перед операцией мы обсудили все подробности, ее ввели в медикаментозный сон, прооперировали, а она проснулась и говорит: «А что вы, доктор, ничего мне не сделали?»

Все пластические хирурги отличаются друг от друга. Кто-то разрабатывает свои виды разрезов, у кого-то есть авторские методики. Другие занимаются только увеличением груди, и у них есть свой почерк. Кому-то нравится, чтобы грудь была не больше третьего размера, кто-то работает только с определенными имплантатами.

Ценообразование зависит как от самого специалиста, так и от клиники. Некоторые хирурги работают только с одним производителем имплантатов, потому что у них есть договоренности с дистрибьюторами. В некоторых клиниках практикуются скидки: когда операцию в течение ограниченного периода времени можно сделать значительно дешевле, чем обычно, — так пытаются привлечь новых клиентов.

Не бывает такого, чтобы у хирурга были только положительные отзывы. На восемь положительных приходятся два отрицательных — это нормальная история. Многие пластические хирурги любят рекламировать свои работы в инстаграме, но я считаю, что это огромная помойка, особенно когда случайный зевака попал на трансляцию операции и решил все обгадить.

Зарплата

Условия труда везде разные, стандартной схемы нет. В каждой клинике свои правила. Мой доход зависит от количества выполненных операций. В среднем зарплата пластического хирурга составляет 200–300 тысяч рублей за две недели. Это нормальная, но нестабильная сумма — она может быть как выше, так и ниже. Некоторые зарабатывают по 1,5–2 миллиона в месяц. Благодаря стабильному потоку малоинвазивной хирургии я получаю около 500 тысяч рублей в месяц.

Из стоимости операции вычитается цена расходников, наркоза и других составляющих. Из того, что остается, хирург получает свой процент. В моем случае это 30 %. Если клиента привел врач, то процент за операцию будет выше. Лишние услуги я не навязываю: советую реабилитационные мероприятия, потому что после операции так проще справиться с синяками и отеками. А предлагать пациентке, которая пришла проконсультироваться по поводу носа, увеличить грудь и подтянуть живот мне сложно, хотя есть и такие хирурги.

В нашей клинике штрафов нет, хотя скоро, возможно, их введут. В других клиниках штрафуют за опоздания или за конфликтные ситуации с пациентами, когда после операции приходится возвращать деньги. Бонусов у нас тоже нет, а в других местах есть денежные поощрения: например, когда врач делает по две-три операции в день и руководство хочет его простимулировать.

Траты

Я зарегистрирован как индивидуальный предприниматель, и мне самому приходится платить налоги — 30 тысяч рублей в год. Я плачу ипотеку за жилье в Москве — около 100 тысяч рублей в месяц. Сейчас мы с женой и двумя детьми живем у родственников, поэтому других трат на жилье нет.

Практически каждый день мы совершаем какие-то покупки. На это уходит 2–5 тысяч рублей за раз, потому что маленьким детям хотелось бы покупать качественную еду. Все это вылетает в приличную копейку — около 70 тысяч рублей в месяц. На работе есть коммерческая столовая, где можно пообедать за 500 рублей. На отдых в субботу и воскресенье тоже уходят деньги. Несколько раз в месяц встречаемся с родственниками и друзьями. За поход в ресторан можно отдать 7–10 тысяч рублей, если идешь с супругой. Если без нее — можно и больше.

Спорт нынче дорогой. Индивидуальные тренировки с тренером стоят в среднем 25 тысяч рублей в месяц. Дети ходят в беби-клуб, это стоит еще 25 тысяч рублей в месяц. Занимаются там спортом, изобразительным искусством и другими развивающими занятиями. Супруга ходит на йогу, это стоит 12 тысяч рублей в месяц.

Достаточно часто мы покупаем одежду. Последний раз купили супруге парку за 50 тысяч рублей. А я купил себе ремень за 12 тысяч две недели назад. Деньги уходят и на содержание машины. Заправка полного бака — 3 тысячи рублей, на три-четыре дня хватает. Штрафов тоже набегает прилично. Так получилось, что со стоянкой около клиники есть сложности, приходится ставить машину на улице. Иногда бывает, что ставишь на полдня и уверен, что потом придешь и переставишь, но не успеваешь освободиться после операции — в итоге просрочка времени стоянки и штраф. Несколько раз в неделю я выкидываю на это по 2,5 тысячи рублей. Не очень приятно.

В отпуск просто так сложно вырваться, потому что практически все время я провожу на работе. В этом году мы ездили на Новый год к родственникам на три дня и на две недели летом на Мальдивы. На летний отпуск ушло полмиллиона рублей.

Я стараюсь делать накопления. Все свободные деньги отправляю на счет в банке. В моей профессии нет стабильности. Одно дело, когда есть защищенность в виде оклада, другое — когда в один месяц заработал полмиллиона, а в другой — 50 тысяч рублей. Уверенности нет ни в чем, поэтому я стараюсь что-то откладывать. А еще стараюсь профессионально развиваться. Сегодня в клинике могут сказать, что все замечательно и врач незаменимый, а завтра он слетит со счетов.