The Village продолжает выяснять, как люди разных профессий планируют свой бюджет. В новом выпуске — военнослужащий по контракту. Министр обороны Сергей Шойгу сообщил, что к концу 2018 года число контрактников в рядах российских вооруженных сил должно достичь 500 тысяч человек. По его словам, за возможность служить по контракту кандидаты даже пытаются давать взятки. Шойгу связывает это с высоким престижем российской армии, но зачастую на желание попасть в число контрактников влияют и материальные факторы — стабильная заработная плата, бесплатное обмундирование, питание, медицинское обслуживание, предоставление служебного жилья и право на военную ипотеку.

Контрактники получают денежное довольствие, к которому полагаются дополнительные выплаты — за выслугу лет, работу с гостайной, особые условия службы, участие в боевых операциях и достижения, а также премии, надбавки и материальную помощь. На время службы должно выделяться жилье, а после 20 лет в рядах армии или выхода на пенсию в 45 лет контрактникам положены государственные жилищные сертификаты. Также у служащих по контракту есть возможность взять льготную военную ипотеку. Мы узнали у молодого человека, который проходит службу в войсках специального назначения Главного разведывательного управления, какие причины повлияли на его выбор профессии, готов ли он рисковать жизнью и как строятся его доходы и расходы.

Звание

Рядовой сухопутных войск бригады спецназа

Доход

40 000 рублей


Траты

10 000 рублей

помощь матери

5 000–10 000 рублей

развлечения

3 000–5 000 рублей

одежда

1 000 рублей

мобильная связь

15 000 рублей

накопления на машину

Как попасть в спецназ

Так получилось, что я не смог себя найти на гражданке. Пришел после армии и вместе с друзьями занимался игровыми автоматами. Когда их запретили, мы открывали клуб, бильярд, но все это оказалось не мое. Идеей пойти служить по контракту я загорелся, наверное, лет пять назад, причем хотел попасть именно в спецназ. В семье у меня до этого военных не было, и мама, конечно, не была рада моему выбору. Рядом с Москвой есть две части, я туда ездил, сдавал нормативы, но как-то не получалось. Потом поехал в другой город, где есть бригада спецназа ГРУ, там уже все сдал, и меня взяли. Месяц на прохождение всех формальностей — и я в спецназе.

Служить по контракту раньше можно было пойти до 35 лет, сейчас этот возраст подняли до 40. В спецназе свои требования: у нас принимают до 35 лет. Для того чтобы попасть в войска специального назначения, ВДВ или морскую пехоту, здоровье должно быть отменное, это называется категория годности А1. Поэтому перед приемом обязательно проходим медкомиссию. Еще мы сдаем физические нормативы: пробежать три километра и стометровку на время, 15 раз подтянуться. Тест Купера на выносливость нужно сдать на «хорошо» или «отлично». У некоторых еще три раунда рукопашного боя. Также мы проходим психолога: проверяют какими-то тестами, задают вопросов 200, не меньше. Но я не понимаю, как они определяют, кого пропускать, а кого нет. Иногда встречаются такие люди... я не представляю, как они на боевые задания ходят.

Еще ФСБ проверяет, чтобы человек не имел судимости. Иногда даже родственников пробивают. Во время службы тоже не должно быть никаких инцидентов. Если подрался или в полиции оказался, не уволят, но получишь строгий выговор и минус премию. У меня есть один знакомый, он срочную службу проходил в спецназе, КМС по тайскому боксу, и сейчас он рвется попасть в спецназ по контракту. Но его водительских прав лишили, а с этим уже не берут. Если во время службы остался без прав, то сразу увольняют. Причем не важно, двойную сплошную пересек или пьяным сел за руль. На мелкие штрафы вроде превышения скорости внимания никто не обращает.

После прохождения всех формальностей и прибытия в воинскую часть дается месяц на испытательный срок. За это время нужно сдать экзамены — у нас были прыжки с парашютом и стрельбы. Вообще, в год нужно сделать четыре прыжка минимум. Первый раз обычно никто ничего не понимает, второй раз уже страшнее. Некоторые даже прыгнуть сами не могли, приходилось их выталкивать. После месяца испытательного срока смотрят, кого оставить, а кого нет. Но обычно оставляют всех, потому что в армии все еще недобор.

Порядки в армии

Понедельник в армии — командирский день. Все собираются к шести утра, проводится зарядка, потом в девять часов построение всей бригады. После этого все идут на задачи: кто на учения, кто на занятия в классе, у кого-то стрельбы. В час дня у нас «физо». В разведке главное — это ноги, потому мы много бегаем, часто бежим по 15 километров в обмундировании и с оружием. Есть определенный распорядок, и в половине седьмого мы должны быть распущены. Остальные дни проводим примерно по той же схеме, только сбор не в шесть, а в девять утра. В субботу выходим на усмотрение командира: если нет срочных задач, то отдыхаем. Воскресенье всегда выходной, выходят только те, кто в наряде. Это когда заступаешь на сутки и дежуришь по отряду или по роте, несешь караул, патрулируешь территорию. Наверное, наряды — это самое больное место всех контрактников: много времени на них тратится.

У нас постоянно проходят стрельбы, учения. Я уже год в рядах контрактной армии, на боевых задачах пока не был, но мы ездили в командировку на границу. Несколько месяцев жили в палатках, питались тем, что приготовили в полевой кухне. Правда, готовим мы не сами, есть подразделение обеспечения. Ни танков, ни БТРов у нас нет. Мы же разведка, наше дело — действовать тихо. Для поднятия патриотизма и боевого духа нам включают мотивирующие песни про спецназ, к нам приходят ветераны боевых действий. Но, наверное, каждый человек сам ощущает, что он для чего-то здесь нужен, когда надевает форму, поднимается флаг, звучит гимн.

Кто идет служить

В спецназе служат самые разные люди. Есть и те, кто приходит сразу после срочной, и офицеры, которым уже за 40 лет. Вообще, причины пойти в войска специального назначения у всех разные. Кто-то осознанно хочет заработать на квартиру, кто-то просто не знает, чем заняться, кто-то, наверное, с детства мечтал служить. Но все понимают, куда идут, и знают, что сейчас в мире творится. В любой момент все готовы попасть в зону боевых действий. Бывает, что люди сами рвутся в горячие точки. Как правило, это те, кто уже прошли Афганистан, Чечню. Но как бы ты не хотел, тебя никуда не отправят по твоему желанию. Все делается на усмотрение командования.

Есть еще такие люди — мы их называем фанатиками спецназа. Они за свои деньги покупают экипировку, «обвесы» для автоматов. Все это заказывают откуда-то, могут тысяч 100 потратить. Обычно этим снайперы занимаются, так как все, что они делают с оружием, влияет на боевые задачи.

В спецназе нет какой-то железной дисциплины. Я бы сказал, что многое позволено, но надо знать меру. Как-то к нам пришел парень, он из Сибири, тренировался у известного бойца М1. Как спортсмен, конечно, он на высоком уровне, но с дисциплиной у него все было плохо. Он мог не отдать воинское приветствие, когда мимо него проходит майор. Старшему по званию мог запросто сказать: «Эй, мужик!»

В армии часто используется ненормативная лексика. Что поделать, если до некоторых не доходят команды, им приходится все матом объяснять. Коллектив мужской, потому конфликты неизбежны, но обычных драк не бывает. Если у кого-то возник конфликт, надевают перчатки и выходят один на один дубасить друг друга.

Отношения с сослуживцами

Отношения в подразделении зависят во многом от командира. С командиром группы, который с тобой идет на задачу, у нас простые отношения, можем и высказать, если с чем-то не согласны. А вот с командиром роты или отряда уже не поспоришь. Конечно, другое отношение с боевыми полковниками и майорами. Вообще, именно на задачах, в командировках чувствуется то самое братство, чувство локтя.

Тем, кто срочную не служил, а пришел сразу с высшим образованием на офицерское звание, тяжело приходится. И дело не только в том, что человек оружия ни разу в глаза не видел, обращаться с ним не умеет. Такие люди обычно не понимают многих армейских понятий, приколов. Например, командир отряда сказал покрасить автомат, потом командир роты решил, что не надо красить. Ну что делать — по десять раз будешь перекрашивать.

Дедовщины сейчас даже у срочников нет, вообще, им много что дозволено: телефонами пользоваться разрешают, в увольнение отпускают. У нас есть один отряд, где срочники служат, это как раз обеспечение — они занимаются готовкой и уборкой. Но мы с ними вообще не пересекаемся. Да и какой смысл нам их прессовать? Вдруг они решат потом по контракту служить остаться? Такого, чтобы в армии не любили москвичей, я не замечал. Со мной на срочной служили два брата из Москвы, но их недолюбливали не из-за города. Просто один сдал человека, и его посадили на гауптвахту. А вот в спецназе у нас есть парень с высшим образованием из Москвы, к нему нормально относятся.

Вообще, здесь город военный, много кто служит из других подразделений. И конечно, к спецназу относятся по-другому, не так, как если бы мы служили в каких-нибудь инженерных войсках. Я как-то в госпиталь попал, так даже медсестры говорили, что спецназовцев видно сразу: у нас парни спортивные, дисциплинированные, за собой следят.

Армейский быт

Служба по контракту — это как работа, только проходит она не в офисе, а в воинской части. У нас есть такой же отпуск — 28 суток, и плюс еще 15 суток добавляется спецназовцам. Но из-за допуска к секретности отдыхать мы можем только в России, разве что еще в Беларусь разрешается съездить. И даже после увольнения этот запрет сохраняется.

В половину седьмого командир тебя отпустил, и ты свободен. Кто-то идет на тренировку в спортзал, кто-то в город едет: там много кафе, баров, клубов. Бывало и такое, что утром на построение люди приезжали прямо из клуба, и даже девушки оказывались у нас в казармах.

На время службы предоставляется жилье в городе, но только семейным. Остальные могут бесплатно жить в казарме или снимать квартиру за свои деньги. У нас много местных, которые по вечерам едут по домам, кто-то даже к своим семьям, так что в казармах есть свободные места, и в комнате мы живем по одному или по двое. Питаемся тоже в части бесплатно. У нас есть столовая, готовит гражданский персонал. Кормят вполне неплохо, когда я проходил срочную службу, с этим было намного хуже. Но многие в столовой не питаются, готовят сами или ходят в кафе рядом с частью.

С телефонами сейчас, действительно, строго, к тому же нельзя регистрироваться в социальных сетях, размещать где-либо свои фотографии. Раньше бывало, что люди выезжали на учения, снимали и выкладывали видео и фото. Потом в ФСБ это все проверили и прислали из Москвы бумаги. На первый раз вроде всех простили, но одного человека уволили. Когда едем в командировку, нам нужно быть максимально незаметными, мы даже форму можем носить любую. Если кто-то начнет хвалиться, выкладывать фотографии, это может сорвать всю боевую операцию. Еще в соцсетях тебя могут вычислить, взломать. Так что командир части объяснил, что все это делается для нашей защиты. У нас есть список телефонов, которые разрешены, все они кнопочные.

Доходы

Зарплата нам приходит на карту четко — каждый месяц десятого числа. Сейчас контрактники получают прилично: офицер зарабатывает примерно 60 тысяч, а в городе, где размещается наша часть, средняя зарплата — 15–20 тысяч. Я сейчас получаю около 40 тысяч рублей. Недавно нам подняли зарплату на 600 рублей, наверное, чтобы перед выборами напомнить, кто нашу российскую армию поднял.

Зарплата военнослужащего рассчитывается по тарифной сетке, которая зависит от должности. Я как раз в первой категории, командир отряда — в девятой, а самая высокая, наверное, у министра обороны или верховного главнокомандующего. У нас много доплат: за разведку, секретность, сдачу физических нормативов, прыжки с парашютом. Также доплачивают мастерам спорта и кандидатам в мастера спорта и за выслугу лет: от двух до пяти лет — плюс 10 % от оклада, от пяти до десяти — плюс 15 %.

В конце года выплачивается премия. Но она назначается на усмотрение командира части. Если есть строгий выговор, премию не получишь. Также премия не положена тем, у кого «двойки» за стрельбу или сдачу физических нормативов, но в спецназе таких нет, это может быть только отряд обеспечения. Еще есть доплаты в разных регионах — на Севере и на Кавказе. Премию платят также после командировок. У нас в конце года вышло 150–170 тысяч — это годовая премия вместе с командировкой. Кто-то сразу машину поменял, на обмундирование потратил, один купил себе винтовку для страйкбола.

Квартиру контрактник может получить через шесть лет. Три года отслужил, заключаешь второй контракт — и у тебя на счету уже есть какая-то сумма, около 600 тысяч рублей. После трех лет можно встать на военную ипотеку. Ты берешь квартиру, а государство за тебя платит деньги — 3 миллиона рублей. Если хочешь больше, никто не запрещает, но остальное будешь доплачивать сам.

Медицинское обслуживание у нас бесплатное. Если начинаются проблемы со здоровьем, отправляют в больницу министерства обороны, где даже генералы лечатся. Но я туда ни разу не обращался, как-то лежал в обычном госпитале, вот в нем ремонта не было, наверное, со времен Отечественной войны. Еще оплачивают проезд к месту проживания и обратно раз в год.

По окончании контракта выплачивается четыре оклада и еще премия за выслугу лет — выходит около 150 тысяч рублей. У меня были мысли отслужить в спецназе и устроиться телохранителем. Есть люди знакомые, которые работают в этой сфере, зарплата хорошая — около 150 тысяч. А так, возможно, и останусь служить в армии.

Расходы

В армии тратиться особо не на что. Жилье, еда — все бесплатно. Но вот форму иногда покупаем на свои. Могут выдать не все или не новое, а второй категории, то есть бэушное. Для командировки маскхалаты покупали тоже сами, за 5 тысяч рублей. В берцах, которые выдают, особо не побегаешь. Мы обычно себе покупаем облегченки. Есть и за 11 тысяч рублей, импортные, но обычно все берут «Кобру» белорусской фирмы за 3 тысячи. Гражданскую одежду тоже покупаю — джинсы, футболки, в основном все беру в «Спортмастере». После командировки вообще полностью обновил гардероб: купил одежды на 50 тысяч рублей. А так в среднем трачу на нее 5 тысяч рублей в месяц.

Часть денег отправляю маме, около 10 тысяч. Конечно, трачу и на развлечения — можно пойти в кино, кафе, кальянную, торговый центр. В клубах тоже бываю. Могу и 5 тысяч оставить за ночь, смотря как дело пойдет. После командировки, когда премию дали, кое-кто из наших за одну ночь 50 тысяч прогулял. Еще где-то тысячу кладу на телефон.

Деньги я получаю и перевожу с одной зарплатной карты на другую. Откладываю понемногу на машину. Некоторые покупают их, чтобы просто кататься или до части доехать, но я хочу что-то поприличнее, точно не буду брать отечественную. На первый взнос уже накопил. Да и сейчас не проблема честному человеку пойти и кредит взять, тем более в некоторых банках дают скидки военным. Если отслужу шесть лет, возможно, буду брать военную ипотеку.