Бизнес на кинофестивалях непрост: вы платите за право показа, делаете письменный перевод фильма, организуете проекцию титров, дизайн, печатаете полиграфию. Вы зависите от огромного количества партнёров. Как Надежде Котовой удалось построить в этой отрасли компанию с оборотом 25,5 млн рублей в год?

 

СФЕРА БИЗНЕСА

Организация кинофестивалей

 

ДАТА ОТКРЫТИЯ

2006 год

 

бюджет на запуск

10 000 рублей

 

сайт

www.coolconnections.ru

 

Надежда Котова

Основатель CoolConnections

 

Как всё начиналось

В середине 90-х я заканчивала геофак МГУ и работала представителем британского управления по туризму. Кто-то из знакомых рассказал о вакансии в шведской дистрибьюторской компании Maywin Media, созданной Сэмом Клебановым. Там искали коммуникабельного, ответственного человека не младше 24 лет. Компания пыталась продавать российским каналам скандинавские телесериалы. Мне был 21 год, но меня взяли.

Оказавшись в 1998 году с правами на фильм Такеши Китано «Фейерверк», который никто не хотел покупать, Сэм решил создать с «Премьер Видео Фильмом» совместную компанию по видеодистрибуции под лейблом «Кино без границ». Мы также начали потихоньку выпускать фильмы в ограниченный прокат под тем же лейблом. После выпуска в прокат нескольких картин было принято решение создать свою прокатную компанию. Так в 24 года я стала гендиректором.

Однажды мы узнали, что в прежнем кинотеатре «Новороссийск» теперь будет Центральный дом предпринимателя, но при этом, по распоряжению властей, кинопоказ должен быть возобновлен, и руководство ищет партнёров. Тогда и возникла идея совместного проекта. Так появился «Проект 35».

Креативный директор «Кино без границ» Антон Мазуров придумал манифест, мы нашли ещё одного партнёра, «Централ Партнершип», и запустили проект. Фильмов для дистрибуции в то время было не так много. Выпускали мы только независимое и артхаусное кино на оригинальном языке с русскими субтитрами. Чтобы привлечь публику, устраивали громкие премьеры, вечеринки в клубах.

Ещё до запуска «Проекта 35» мы купили фильм Такеши Китано «Кикиджуро» и обратились за помощью в посольство Японии — нам очень хотелось сделать громкую премьеру, привезти режиссёра. Такеши Китано мы так и не привезли, но стали соорганизаторами фестиваля японского кино. В результате на открытие фестиваля пришло больше тысячи человек, приехало 12 телеканалов. Вход был бесплатным, и я хорошо помню эйфорию, когда идут толпы народа и ты понимаешь, что публика идёт на твоё мероприятие.

Тогда я поняла, что иметь отношение к организации фестивалей и подобных событий намного интереснее, чем кинодистрибуция. В 2001 году я ушла из компании, хотя это решение было непростым.

C чего начали

Мне по-прежнему было интересно заниматься «Проектом 35», и логичным шагом было сделать это уже со стороны кинотеатра. Кинотеатр с радостью принял меня в свои ряды, я стала его сотрудником и параллельно открыла свою компанию, чтобы целенаправленно организовывать фестивали и искать дополнительное финансирование проекта.

Мы нашли финансовых партнёров, и в первый год нам удалось организовать порядка пяти крупных фестивалей. Посольства помогали привезти актёров и режиссёров. Права на фильмы и небольшой бюджет на рекламу и полиграфию нам давали партнёры. Довольно долго компания жила во многом за счёт спонсорских денег, например, табачных компаний, но впоследствии мы стали зависеть от спонсоров гораздо меньше, а от сигаретных денег отказались принципиально.

Мы постоянно искали новые и необычные проекты: например, мы начали сотрудничать с фестивалем короткометражного кино Future Shorts. На тот момент не все были готовы поверить, что у программы короткометражного кино могут быть зрители. Примерно тогда же мы сделали с Британским советом первый фестиваль британской анимации. Это был прорыв — аншлаги, аншлаги, аншлаги.

За несколько лет мы от тотальной зависимости от спонсорских бюджетов доработались до успешных проектов, когда бюджетов партнёров и нашей доли от бокс-офиса хватает не только на жизнь, но и на новые проекты. Сейчас у нас около двадцати сотрудников. 

Как делаются фестивали

Себестоимость фестиваля высока. Фестиваль немецкого кино, например, поддерживается правительственной организацией German Films, они практически все расходы берут на себя: права на показ, перевод, субтитры, приглашение актёров и режиссёров. Фильмы отбирают три российских киножурналиста, с ними договариваются тоже сами немцы. Только маркетинговый бюджет такого фестиваля — около 50 000 евро, мы получаем часть бюджета и тратим на организацию продвижения. А мы отвечаем за рекламу, пиар и менеджмент, то есть за что, чтобы все билеты были проданы. Сейчас открылся уже десятый фестиваль, не в партнёрстве с нами был сделан только первый.

Пример, когда мы всё делаем сами, — фестиваль Summer Times. Тут мы выбираем фильмы, оплачиваем права, делаем рекламу и привлекаем спонсоров. Бизнес вообще был всё время построен на реинвестициях: что зарабатываю — вкладываю в новые проекты. Много лет это практически был бизнес имени меня, но где-то три-четыре года назад я поняла, что уже появилась компания, что от меня зависит довольно много людей. Оборотные средства ежегодно увеличиваются, в этом году оборот будет примерно 50 млн рублей. Приходится более серьёзно относиться к планированию. В 2011 году я впервые взяла кредит в банке на 1 млн рублей, в этом году — 2 млн рублей. Я чаще стала думать, выгодно что-то делать или не очень. Но чаще всего мои действия построены всё-таки на интересе и интуитивном предчувствии. Мы можем проводить менее выгодные мероприятия за счёт более выгодных и делать многое из того, что на первый взгляд не можем себе позволить. В этом смысле мы довольно уникальная конструкция, которых я, честно говоря, больше не видела.

 

 

 

Компании подобные нашей есть во многих странах, но обычно они сидят на бюджетном финансировании.

 

 

 

Был, например, греческий фильм на плёнке 35мм, которую ввезти в Россию стоит 45 000 рублей и столько же — вывезти обратно. Обычно фильмы сейчас бывают в формате DCP, и расходы на логистику в десять раз меньше. В греческом посольстве сказали: извините, денег нет. Казалось бы, надо положить проект на полку. Искать спонсоров — непростая задача, всё зависит не столько от мероприятия, сколько от таланта фандрейзера. С ними мне, к счастью, везло. Мы обратились в «Греческие авиалинии», попросили привезти актрису из фильма, они заинтересовались, ищем спонсоров, подключили «Евроцемент», а плёнку помогли привезти чешские друзья дипломатической почтой. Собрали ещё фильмов и провели в феврале-марте 2012 года фестиваль греческого кино Greek Week.

Доходы

Наш доход — часть бокс-офиса, в зависимости от проекта — 10-70%, это может быть от 150 000 рублей до 500 000-600 000 рублей за фестиваль. Один из наиболее доходных — фестиваль американского кино, но не всегда, потому что в этом году у нас не было спонсора. Посещаемость фестивальных сеансов обычно выше, чем обычных прокатных (заполняемость зала более 60% против 30%), ведь фестивальный фильм быстро сойдёт с экранов, его нужно успеть посмотреть.

С этого года мы стали показывать в кинотеатрах («35ММ» и ещё нескольких, всего девять залов) прямые трансляции из нью-йоркской Metropolitan Opera и записи спектаклей британского королевского National Theatre. В некоторых странах трансляции Met Opera идут уже седьмой сезон, а у нас пока второй. Этот проект предполагает довольно большие затраты, одна трансляция обходится в $12 000, потому что нужно оплачивать спецсигнал со спутника с субтитрами, а в сезоне 12 трансляций. Билеты, соответственно, довольно дорогие — 900-2 400 рублей, сборы с одной трансляции — от 600 000 рублей до 1,5 млн рублей.

 

 

 

Для того чтобы мы начали зарабатывать, нужно собрать 10 тысяч зрителей — в четыре раза больше, чем сейчас.

 

 

 

Для этого будем ломать стереотип, что оперу смотрят только в театре, убеждать кинотеатры, что дорогие билеты покупают. Думаю, если быстро расширить аудиторию не получится, года три я смогу продержаться. Будем привлекать деньги рекламодателей, искать возможности по снижению затрат. Проект с National Theatre мы запустили в июне 2012 года спектаклем «Франкенштейн» Бойла с Камбербатчем и Ли Миллером в главных ролях, на эти показы билеты стоят 600 рублей, их в сезоне шесть, показываем в «Горизонте» и питерской «Галерее».

Ошибка

Своё юрлицо у меня было ещё с 2001 года, но долгое время на переговорах я представлялась просто сотрудником «35ММ». Название CoolConnections появилось только в 2006 году, когда друзья предложили добавить к кинофестивалям музыкальные события. Придумал название мой друг Алексей Николаев, который был арт-директором «Пропаганды» и других хороших мест. Мы решили, что CoolConnections — это будет такое арт-объединение, кино и музыка. В течение примерно года мы привозили музыкантов, в основном красивые инди-группы. Проект вообще получился красивый, но дорогостоящий, был большой райдер по звуку. Бизнесом это так и не стало, мы финишировали с увесистым минусом, и я получила хороший урок. Итог для меня — не стоит лезть во что-то, в чём не понимаешь, и рассчитывать на успех с чужих слов не стоит. Тем не менее название осталось, и мы по-прежнему дружим со всеми участниками.

Планы

Сейчас моя бизнес-цель — стать менее зависимой от завтрашнего дня. Думаю, для этого нужно либо найти инвестора, либо всё же заниматься только прибыльными проектами. 

Советы начинающим

 

Чтобы не разориться, нужно стараться просчитывать развитие событий на несколько ходов вперёд. У меня это скорее врождённое, но думаю, можно и научиться.

Если вам кажется, что вы сделаете нечто настолько хорошее, что люди придут сами, то это совсем не так.

Всегда сомневайтесь. Если вы в чём-то на 100% уверены, то, скорее всего, вы на ложном пути.

Не ищите виноватых.

Будьте уверены, что на вашем пути будут встречаться только хорошие люди.

 

Текст: Анна Бараулина

Фотографии: Ксения Колесникова