«А о чём вы думаете, когда слышите слово „солнце“?» — спрашивает воспитатель. «Круг!», «Яркое!», «Горячо!» — галдят дети, рассевшиеся на разноцветных ковриках и подушках. Потом обсуждают свои слабые качества, трёхлетняя Даша признаётся: она ленивая. В «Бэби-клубе» на Патриарших прудах в Москве детей от восьми месяцев до шести лет обучают по методике раннего развития. Их учат считать, читать, писать, тренируют память и интеллект в игровой форме. Сейчас «Бэби-клуб» — это 103 заведения, в основном открытых по франшизе. Их создательница Евгения Белонощенко рассказала H&F о том, как создать сеть детских клубов с оборотом 30 млн рублей в год.

 

 

   

 

«Бэби-клуб»

 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

СФЕРА БИЗНЕСА
 
ДАТА ОТКРЫТИЯ
 
БЮДЖЕТ НА ЗАПУСК
 
САЙТ

преподавание, франчайзинг

 

2000 год 

 

20 000 рублей 

 

baby-club.ru

 

 

 

 

 

Евгения БЕЛОНОЩЕНКО

Основательница проекта

Как родилась идея

Честно говоря, я абсолютно не представляла, чем мне заниматься в жизни. Я была кандидатом в мастера спорта по фехтованию и окончила факультет маркетинга в Самарской экономической академии. Единственное, кем я себя видела, — учителем физкультуры. 

Когда в 1999 году у меня родился ребёнок, я узнала о теории раннего развития и начала водить дочь в разные секции. Тогда мы жили в Самаре. Привела её в два года в бассейн, но нам сказали возвращаться, когда подрастём. Я повела её на гимнастику — там тоже пожали плечами и выгнали. Но перед этим я успела познакомиться с девушкой, которая рассказала мне о системе Зайцева. Николай Александрович Зайцев очень известен в кругах дошкольного образования, хотя официальные лица и академики его не признают. Практически во всех клубах раннего развития учат по его системе. Я пошла к нему на курсы и уже через три дня решила, что у нас будет свой клуб.

 

Запуск проекта

Подруга, с которой мы решили сделать этот клуб, уже обладала знаниями и опытом преподавания по этой методике. У меня была квартира на первом этаже — это был подарок родителей, они мечтали, что я сдам её какой-нибудь аудиторской компании. Для них, конечно, было огромным шоком узнать, что там будет какой-то детский клуб. Мы вложили примерно по 10 000 рублей, чтобы купить учебные пособия, игрушки, мебель. Через три месяца партнёр вышла из бизнеса, её долю пришлось вернуть.

 

 

 

 

 Единственное, кем я себя видела, —
учителем физкультуры. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Первыми клиентами стали соседские дети. Месяц мы работали бесплатно, а в августе я объявила, что Baby Club становится платным. Это была идея моего мужа Юрия. Он в компании играет роль стратега. Мы решили брать за занятие 50 рублей. Мне очень страшно было произносить эти слова, и я не зря боялась: на следующее занятие практически никто не пришёл. Но каким-то образом слух о нас пошёл по Самаре, и к нам стали приезжать серьёзные ребята на серьёзных тачках с охраной. То есть мы собрали детишек обеспеченных родителей, которые верили в раннее развитие. Это понятие и сейчас вызывает противоречивые мнения, а 13 лет назад это вообще было в диковинку. К нам пришли родители, которые уже поездили по Европе, посмотрели на клубы там.

Я преподавала в клубе сама около 2,5 лет. Когда поняла, что детишек становится всё больше и больше, начала потихоньку нанимать и обучать специалистов. Первые шесть лет работы у нас не было вообще никакой рекламы, кроме сарафанного радио. К 2006 году работало около пяти клубов в Самаре.  

 

Как сделали франшизу

В Москву я переехала в 2007 году. Мужа пригласили на работу в компанию «Тройка Диалог» на руководящую должность, за полгода он переехал. Мне пришлось оставаться в это время в Самаре, нужно было передать дела управляющему, к тому же я снова родила — у меня на руках был трёхмесячный ребёнок. Я решила, что в Москве буду делать такие же клубы. Дела шли очень хорошо: за год мы смогли открыть четыре клуба (три в Самаре и ещё один — в Тольятти). Первое время я каждого нового сотрудника собеседовала лично по Skype, но потом мы написали чёткие инструкции с требованиями к кандидатам, и управляющие начали набирать персонал самостоятельно.

Следить за 23-мя клубами в Самаре, Москве и Тольятти стало трудно, мы поняли, что у каждого клуба должен быть свой хозяин. Мы пригласили консультантов, которым объяснили наши методы ведения занятий, составили предложение для франчайзи, и в 2009 году была продана первая франшиза в Санкт-Петербург. Предложения начали приходить из разных городов и от разных людей, в Самаре все мои подруги купили себе по два «Бэби-клуба».

 

 

Раннее развитие: Почему фехтовальщице из Самары и её «Бэби-клубу» доверяют 10 000 детей. Изображение № 1.

 

 

Сейчас у нас уже 103 клуба, два из них собственные, а 101 клуб в 44 городах — это франчайзинг. 

В управляющей компании сейчас работают 18 человек: шесть кураторов, которые не менее пяти лет были специалистами и сейчас контролируют по 20 клубов и обучают партнёров методам ведения занятий, три юриста и маркетологи. Встреча партнёров происходит вживую раз в год, в этом году она пройдёт в Москве. Ежемесячно проходят онлайн-совещания, на внутреннем форуме общение идёт каждый день.

 

Деньги

Продажа франшизы — наш основной заработок. Паушальный взнос изначально составлял 500 000 рублей, сейчас — 800 000 рублей. За прошлый год мы продали 35 франшиз, роялти составили примерно 700 000 рублей. Всего оборот составил примерно 30 млн рублей в год. 

Доход собственных клубов, как правило, «съедается» арендой и расходами. У нас разные клубы: подороже и подешевле. В Москве есть клуб на Патриарших, где абонемент стоит 9 000 рублей за стандартный месячный курс (два раза в неделю по 1,5 часа), и есть клуб в Бутово — 4 500 рублей за тот же курс.

Всё, что мы зарабатываем, стараемся вкладывать в саму компанию. 

 

Клиенты

Наши клиенты очень разные: обеспеченные люди часто не ценят индивидуальный подход, а многие ребята из более демократичных семей отдают ощутимую часть дохода на то, чтобы помочь своим детям, дать им шанс на будущее. 

Когда мы только начинали работу, самыми маленькими у нас были трёхлетние дети, а сейчас к нам приводят детей и в восемь месяцев, и даже в шесть. Мы делим их на три возрастные группы. Они могут подходить в любое время, на любой срок: есть часовые занятия, есть детский сад на четыре часа. 

 

 

 

К нам часто приходят гиперактивные дети, которых все боятся, но наши специалисты знают, как надо общаться с ними.

 

 

 

Многим из бывших клиентов сейчас уже по 15-16 лет, ребята из Самары часто приезжают погостить к нам. С одним таким недавно общалась. Спрашиваю: «Помнишь, как я у тебя преподавала?» — «Да, помню, кубиками какими-то трясла».

Очень часто к нам приходят люди, которых выгнали из всех клубов. Им говорят: «Идите в „Бэби-клуб“ — там всех берут». К нам часто приходят гиперактивные дети, которых все боятся, но наши учителя знают, как надо общаться с ними. Мы не боимся таких детей. Это, наверное, самые наши благодарные родители и самые талантливые ученики, от которых до этого все отказались. 

 

Планы на будущее

Сейчас мы созрели для курсов для родителей. Наши специалисты уже сейчас часто становятся психологами для родителей, объясняя им, что происходит с их ребёнком. 

Нам хочется выйти на международный уровень. Хочется обучать детей русских диаспор в других странах. Другая перспектива — распространиться по России и открыть более тысячи клубов. На 2018 год у нас стоит план развить сеть до 500 клубов.

Есть планы открыть собственную частную начальную школу, ориентировочно осенью 2014 года. 

 

Советы

 

 

Профессию можно и нужно делать из своего хобби. Я уже больше 12 лет не чувствую, что работаю: это моя жизнь, мои каждодневные радости от общения с людьми и работы с нашим самым маленьким поколением. Если дело, которым вы планируете заняться, не из таких — ищите другое. 

 

Главный капитал вашего бизнеса — команда и отношения в ней. Дайте людям возможность искать своё место в компании: в результате они находят своё дело, делают его лучше всех, развиваются и остаются с вами на долгие годы. 

Текст: Ксения Бобкова

Фотограф: Антон Беркасов