Самарская студия веб-дизайна «Турбомилк», основанная в 2002 году, быстро стала набирать обороты. Сначала клиенты приходили из-за рубежа, а потом она стала нарасхват у российских компаний. Кризис 2008 года в корне изменил ситуацию. «Турбомилк» перестал быть эффективным.

Основатели продали бизнес московской компании Parcsis, а сами перешли в неё как наёмные сотрудники, но и там не нашли счастья. Теперь они надеются под брендом «Турбомилк» создать собственный продукт.

 

 

 

«Турбомилк»: Почему одна из первых студий веб-дизайна в России начинает всё заново. Изображение № 1.

Денис КОРТУНОВ

Сооснователь студии «Турбомилк»

Как всё начиналось

В начале 2000-х я работал дизайнером в большой норвежской компании, которая занималась e-commerce и имела офис в Самаре. Из-за финансовых сложностей начались сокращения, в итоге я пошёл во фрилансеры. Сначала я рисовал баннеры, логотипы, сайты, а потом перешёл на дизайн интерфейсов. Тогда этим занимались единицы, и все друг друга знали. Я познакомился с дизайнерами Егором Гилёвым, Димой Жуковым, плюс к нам присоединился мой однокурсник Алексей Полехин, и мы решили заниматься дизайном интерфейсов вместе. Это был 2002 год, и мы были одними из первых, кто это делал в России.

 

Первый успех

Мы сами создавали рынок в России: с помощью блога рассказывали, для чего нужны наши услуги и к чему хорошему они могут привести. Блог нам очень помог в этом плане. Хотя первые клиенты у нас появились из-за рубежа. «Турбомилк» для них был дешёвой рабочей силой.

Первый серьёзный успех пришёл в 2004 году: Егор Гилёв стал первым россиянином, выигравшим ежегодный мировой конкурс по дизайну иконок «Pixelpalooza» компании Iconfactory.

 

Нашей сильной стороной был активный пиар. После определённой планки люди не понимают, что нарисовано лучше, поэтому важно быть просто на слуху

 

Это существенно увеличило нашу клиентскую базу. Вообще, тогда было отличное время — предкризисные годы. Российские компании наконец поняли ценность дизайна, и мы стали работать на Россию. Помню, было удивительным открытием, что работать по безналу проще и лучше. Когда тебе дают наличные деньги — это один разговор, когда их переводят, то речь может идти о суммах в несколько раз больше. В то время наш оборот достигал миллиона рублей в месяц.

Нашей сильной стороной был активный пиар. После определённой планки люди не понимают, что нарисовано лучше, поэтому важно быть просто на слуху. Причём у нас не было никаких пиар-бюджетов, мы рассказывали о себе сами. Тогда IT-индустрия была очень дружественной средой, где все тебе были рады. Мы начали работать со стартапами. Помню, некоторые даже нас включали в питчи: «Наш сервис такой-то и такой-то, а дизайн нам будет делать „Турбомилк“, мы с ними уже договорились».

Мы сделали дизайн для «Хабра» — он остался у них до сих пор. С Денисом Крючковым (создатель проекта «Хабрахабр». — Прим. H&F) мы были давно знакомы по какому-то обсуждению на «Лепре», и он просто попросил нарисовать для них дизайн. Позже мы нарисовали пиксельный российский герб для сайта Kremlin.ru — он тоже до сих пор очень часто используется на госсайтах и на страницах чиновников в соцсетях. Мы взялись за это бесплатно, потому что это был пиар и вся работа заняла несколько часов. Мы также участвовали в конкурсе на лучший логотип к Олимпиаде в Сочи. Нарисовали варежки — наш логотип был на втором месте по популярности, сразу после выигравшего Зойча.

 

 

 

 

«Турбомилк»: Почему одна из первых студий веб-дизайна в России начинает всё заново. Изображение № 2.

«Турбомилк»: Почему одна из первых студий веб-дизайна в России начинает всё заново. Изображение № 3.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Турбомилк»: Почему одна из первых студий веб-дизайна в России начинает всё заново. Изображение № 4.

Кризис

В какой-то момент заказов было так много, что рук стало не хватать. Приближался кризис, но мы решили его игнорировать и стали набирать людей. Набрали 20 человек — огромный по тем временам дизайнерский коллектив. В течение недели от нас ушли все русские клиенты. Мы немного снизили цены, и через некоторое время они стали появляться снова. Но стало понятно, что «Турбомилк» неэффективен. Нам ужасно не хватало образования, мы не понимали, что такое эффективность и как её добиваться. То, что наши услуги хорошо оплачивались, сыграло плохую шутку: деньги были, но они растрачивались впустую. Мы ещё пытались целовать каждого сотрудника в попу, чтобы, не дай бог, ему не было скучно, чтобы ему никто никогда грубого слова не сказал. Сейчас-то я понимаю, что надо взять человека и уволить, если он халтурит.

Ошибкой было и то, что у нас было четыре партнёра. Поначалу казалось, что доля в компании — это проценты от ничего, поэтому их было не жалко раздавать. Но позднее появилась проблема с принятием решений. Нужно было со всеми поспорить и всем всё рассказать. Сыграло решающую роль то, что потом мы зачем-то позвали ещё одного партнёра из наёмных сотрудников. Сейчас я понимаю, что это была абсолютная глупость. Начались проблемы и со сторонними проектами партнёров. Они начали привлекать в них наших же сотрудников.

 

Нам надоело продавать дизайн по часам и хочется сделать
свой продукт. Мы думаем над идеей

 

 

Объединение

К 2010 году в России уже не нужно было никому объяснять, зачем существует дизайн. Сразу несколько компаний начали развиваться на рынке, полностью нас копируя: мы же никого не стеснялись и всё о себе рассказывали в блоге. Им во многом было проще, потому что они не тратили силы на создание рынка. Сейчас они нас обогнали.

В Самаре тогда зарплаты дизайнеров сравнялись с московскими — под 80 000 рублей в месяц. А в «Турбомилке» мы платили около 40 000 рублей, и нам стало тяжело.

Вскоре нам поступило предложение о покупке от компании Parcsis. По условиям сделки не могу раскрыть сумму, но это не были большие деньги (по оценке H&F, 2 млн рублей. — Прим. H&F). Всё-таки мы — сервисная компания, нас, по сути, наняли как разразботчиков с бонусом за переход. Бренд им был не нужен, как и база наших клиентов.

Сначала работать было очень интересно. За полтора года мы научились правильному подходу к организации труда, но наши мечты не сбылись. Мы надеялись, что будем делать какие-то клёвые стартапы, но по разным причинам этого не происходило. Там нам нельзя было развиваться дальше. Весной мы уволились и решились снова делать «Турбомилк».

 

Планы

Нам надоело продавать дизайн по часам и хочется сделать свой продукт. Мы думаем над идеей. А пока занимаемся организацией в Самаре IT-конференции «Фестиваль 404». В этом году будет уже шестая конференция. Приедет около 1 000 человек. Могли бы и больше принять, но помещение Holiday Inn не позволяет. Мы зарабатываем за счёт платного участия и сотрудничества со спонсорами. Это приносит более высокий доход, чем дизайн. (По оценке H&F, в прошлом году выручка «Фестиваля 404» составила 4 млн рублей. — Прим. H&F.)

 

 

 

 

 

 

 

 

 «Турбомилк»: Почему одна из первых студий веб-дизайна в России начинает всё заново. Изображение № 5.

 

 

 

 

 

Советы

Выстраивать личные отношения. Нет ничего дороже, чем личные отношения. Когда партнёры чувствуют, что ты близок им по духу, это всегда работает. Поэтому мы позволяем себе немного больше, чем просто деловое общение.

Не стоит стараться зарабатывать на всём. Это западло. Эффективность любой ценой — это не то, к чему нужно стремиться. Но, конечно, важно не разбрасываться ресурсами и деньгами.

Фото: Наталья Забожко

Иллюстрации: «Турбомилк»