Как поживаете: Три героя H&F о том, как развивается их бизнес. Изображение № 1.

Денис ЛАПШИНОВ

Партнёр

Рекламное агентство Slava

Не так давно была большая кампания по празднованию десятилетия торгового центра «Атриум». Мы занимались только частью, связанной с роликом, но идея из ролика «История продолжается» стала сюжетообразующей для остальных носителей. Работа заняла около четырёх месяцев, и по прошествии времени можно точно сказать, что мы провели это время не зря. Ролик, созданный только для показа в кинотеатрах, набрал более 50 000 просмотров в интернете без посева.

Год назад мы собирались расширять штат, но думали нанимать на работу только очень опытных людей. В данный момент штат компании — 15 человек. И на 80% это люди с правильным опытом и бэкграундом. Но буквально месяц назад мы взяли двух очень молодых (по 22 года) ребят, переехавших ради этого в Москву. Для нас это небольшой эксперимент, который, мы надеемся, по-хорошему всех удивит в финале.

Не могу говорить про тенденции. Но абсолютно точно: своим опытом мы доказали, что, не имея огромного штата и поддержки глобальной сети, можно делать эффективные проекты и предоставлять хороший сервис крупным клиентам. Очень скоро мы запустим небольшой промопроект в сотрудничестве с креативным агентством из Киева, которое было основано фактически одновременно с нами. Следите за обновлениями — будет интересно.

 

Как поживаете: Три героя H&F о том, как развивается их бизнес. Изображение № 2.

Игорь РОЖКОВ

Создатель

Молочный бренд «Пенка»

Так получилось, что я продал свой бренд, теперь он входит в компанию «Чистый край» с производственной базой, инвестициями и амбициями стать большой торгово-производственной компанией. Я не покинул проект, продолжаю заниматься им в качестве наёмного работника. Это очень странно, ведь раньше я никогда не работал в офисе, и теперь постигаю корпоративную культуру. Понял, что нужна сменная обувь, например.

На днях у меня был день рождения, отнёс на работу торт. Это очень интересный опыт. Год назад я давал интервью в H&F полный сил, амбиций и надежд на успех. Но наступила осень, появился спрос, а соответственно, и работа. Поскольку все организационные и некоторые производственные процессы лежали на мне, было довольно трудно выставлять счета до 12 ночи, когда в 5:00 уже необходимо ехать за молоком. В обед я заходил на пары в институт, потом ехал делать йогурты. У фермеров нет термостатов или даже широких печей, они не могут сами делать такой сложный продукт, поэтому я использовал обыкновенные кондитерские печи в городе. 

До конца лета 2013 я поучаствовал во всех возможных ярмарках и маркетах, от ПИРа до «Маркета местной еды». ПИР помог продать мёд. Я взял слишком большое количество на реализацию, двое суток перекладывал его из бочек в банки без сна и был очень рад, что несколько компаний купили себе под корпоративные подарки почти всё.

К концу зимы удалось добиться того, что поставить на полку «Пенку» согласились 40 точек по Москве, в том числе сеть «Братья Караваевы». К тому моменту я уже физически не мог даже счета выписывать. То есть компании были должны мне деньги за поставку, но не могли отдать их, так как я не успевал выставить счёт. Я понял, что не могу один осилить такой рост. Я уже потратил все деньги, которые выделил на развитие проекта, это примерно 1 млн рублей. В это же время я познакомился с владельцами фермы в Костромской области, у них есть мини-заводик, там 57 коровок, но они абсолютно ничего не понимали в торговле органическими продуктами — ферма была в минусе до 2012 года. В 2012 году они взяли продажника, который сделал оборот в 600 000 рублей в месяц. Им был нужен сбыт, у меня была сеть сбыта, мы сделали пробную партию, и она быстро разлетелась.

НАША работа — это работа
на будущее своих близких, людей, которые живут в этой стране.
И это очень интересно

 

Поскольку ферма принадлежит людям из банковской сферы, они заказали исследование и поняли, что сегмент органической еды будет расти. Мы вели переговоры почти пять месяцев. За это время я успел закрыть проекты со всеми контрагентами и немного прийти в себя.

Сделки как таковой не было, ведь мне было нечего продать. Бренд на тот момент не был зарегистрирован, патентную проверку он прошёл лишь частично — только графическое изображение коровы на воздушном шарике, права на слово «Пенка» принадлежат Nestle, так что теперь продукт будет называться по-другому. У нас есть план работы на пять лет вперёд, который я нарисовал. Мы договорились о том, что я буду работать консультантом и заниматься развитием бренда.

Сейчас компания модернизирует производство, разрабатывает продуктовую матрицу, дизайнеры рисуют бренды. Через месяц мы начнём продажу продукции с белой этикеткой, а ещё через несколько месяцев выведем на рынок новый бренд. Знаете, здесь можно долго говорить о независимости, собственном бизнесе, о том, что большие компании кушают маленьких. Но я считаю, что мне повезло получить хороший опыт и найти ему применение в широком масштабе. Я не жалею о том, что объединился и фактически потерял контроль над своим продуктом. Сейчас у меня гораздо больше ресурсов и больше амбиций. В том положении, в котором я был год назад, я мог создать только один из молочных брендов на полке в универмаге. Сейчас речь идёт о развитии в сегменте органик, представления о котором нет ни у потребителей, ни у ритейлеров. Нашей компании «Чистый край» придётся вкладываться в популяризацию этого понятия, лоббировать создание стандартов органик в России. Это работа на будущее своих близких, людей, которые живут в этой стране. И это очень интересно.

 

Как поживаете: Три героя H&F о том, как развивается их бизнес. Изображение № 3.

Денис ГОНЧАРЕНКО

Сооснователь

Кондитерское производство Moscow Cheesecake

Дела у нас шли очень неплохо, в конце лета мы готовились заключить контракт с сетью кафе и с сетью магазинов. У нас уже был опыт работы с торговыми точками, он был успешным. К сожалению, в конце лета возникли проблемы с главным ингредиентом — сыром «Филадельфия», который мы закупаем в Германии через посредника. Причём проблемы возникли даже не у нашего поставщика — это проблема на уровне взаимодействия государств.

Год назад «Филадельфия» уже пропадала с прилавков и из ассортимента дистрибьюторов, тогда сыр запрещал Роспотребнадзор.

Мы не хотим заменять главный ингредиент на что-то другое. Мы делали такие попытки — они оказались неудачными: клиенты сразу чувствуют, что что-то не то, и пишут недовольные отзывы.

Поэтому сейчас мы повесили на сайт заглушку с информацией о том, почему заказать торт сейчас невозможно, и ждём разрешения проблемы. Поставщик тем временем ищет варианты, как довозить сыр через Италию или другие страны. Нам обещали, что в сентябре всё наладится, но процесс затягивается. Так как цех, где производятся наши чизкейки, у нас в собственности, нам не приходится нести больших издержек. Единственное, что мы сделали, — распустили персонал. Будем набирать новый, когда возобновятся поставки сыра.

 

 Фото: Alexander Kent