Кирилл Хрипунов и Матвей Амагаев студентами подрабатывали внештатниками в деловой газете «Ведомости». Когда в 2008 году издание отказалось от их текстов, приятели создали турфирму и начали предлагать сокурсникам поехать изучать английский в Великобританию с их помощью. В начале конкурентным преимуществом Jey Study была цена, со временем бизнес удалось масштабировать. Теперь у компании есть филиалы в четырёх российских городах, кроме английского студенты могут изучать японский, китайский и другие языки в разных странах мира. В летний сезон 2013 года Jey Study получили выручку в размере 123 миллионов рублей.

Jey Study

Организация языковых туров

Дата старта: 2008 год

бюджет на старт: 10 000 рублей

www.study.today/

Jey Study: Как студенты МГИМО отправляют россиян учиться в английские школы. Изображение № 1.

 

 

 

 

Кирилл ХРИПУНОВ, Матвей АМАГАЕВ, Мария СИРОТКИНА

Создатели компании Jey Study

 

Идея

Кирилл:

Мы все учились в МГИМО. Идея бизнеса возникла у меня, когда я заканчивал второй курс. Я учился в обычной школе, и у меня были определённые сложности: я не смог сдать зачёт по английскому c первого раза, а у нас в институте требовали знания английского как родного. Летом я съездил в языковую школу в Англию — пересдача прошла легко. Тогда я понял, что в обучающих поездках есть толк. В студенческие годы с деньгами было трудно, и я решил попробовать заработать на языковых турах для студентов.

Матвей:

На третьем курсе я работал в «Ведомостях» внештатным автором, потом к нам пришёл Кирилл. Когда в 2008 году случился кризис — издание перестало заказывать тексты внештатникам. Я тогда думал о том, что стоит открыть своё дело, а поскольку мы постоянно общались c Кириллом на работе, я знал, чем он занимался параллельно с журналистикой, и предложил ему помочь.

 

Концепция

кирилл:

Моя поездка в Англию обошлась на 30–40 % дешевле, чем предлагали разные турфирмы в интеренете. Иностранные школы, которые популярны в России, очень дорогие, я искал более дешёвую и нашёл. Оказалось, такие школы есть, просто в России их интересы почти никто не представляет. На этом мы и построили наше предложение. Я много копался в интернете, искал школы, выяснял, где они находятся, что предлагают. У Британского совета, который аккредитовывает учебные заведения, есть реестр таких школ. Я пользовался в том числе их списками.

Я начал писать сайт сразу же после того, как вернулся из Англии. Создавал и заполнял его самостоятельно. Договориться со школами о сотрудничестве было несложно. Хотя мы были очень молодые (нам было по 20 лет), представители школ реагировали абсолютно адекватно и директора легко соглашались встретиться с нами. Для небольших школ наше предложение оказалось подарком: на российский рынок, очень перспективный и денежный, сложно пробраться. Здесь организацией туров занимаются в основном большие агентства, и за свои услуги они просят дорого. 

Договориться с британскими авиакомпаниями о сотрудничестве оказалось намного проще, чем с российскими. Это был 2008 кризисный год — можно было отправить одну заявку в разные компании и ещё выбирать, какая дешевле. Примерно через год работы мы сняли офис.

 

Школа JeyStudy привлекает внимание студентов и школьников не только низкой ценой. Изображение № 2.Школа JeyStudy привлекает внимание студентов и школьников не только низкой ценой

 

 

Деньги

Вначале мы потратили примерно 10 000 рублей на регистрацию фирмы, сайта и онлайн-рекламу. Наш бизнес устроен так, что мы можем работать по предоплате. Как только появляется первый студент и платит за путёвку, затраты на его отправку за границу окупаются.

Средняя цена поездки за границу на три недели — 150 000 рублей, в эту цену входят курс обучения, проживание, виза, страховка, перелёт, такси в аэропорт. Сейчас мы стараемся конкурировать не ценой, а качеством. В последний сезон выручка нашей компании составила 123 миллиона рублей. Мы обязательно страхуем финансовые риски как туроператор (на 30 миллионов рублей — это минимум по закону).

 

Клиенты

Первых клиентов нам удалось привлечь благодаря низкой цене. Мы вешали объявления в нашем университете, в общежитии и через месяца полтора-два к нам начали обращаться студенты. 

Затем нам позвонила учительница из Чебоксар: она везла учиться в Англию своих учеников. Нас она нашла через интернет — её подкупила именно цена. Мы увидели, что отправлять группу гораздо рентабельнее, чем организовывать одиночные поездки.

 

Масштабирование

В 2011 году мы решили расширяться и выбрали самые крупные по числу населения города и райцентры. Критерием отбора служило наличие консульств и визовых центров. В Ростове, например, сложно предлагать обучение в США — людям придётся ехать в Москву оформлять визу, а это дополнительные траты времени и денег.

В регионах мы снова конкурируем по цене с местным предложением. Мы держим одинаковые цены во всех наших отделениях, а другие операторы предлагают отправлять студентов из провинции по цене на 20 % выше, чем студентов из Москвы. Считается, что в столице пользователи более экономные и стараются найти предложение подешевле, а в регионах те, кто может себе позволить отправить ребёнка в другую страну, уже не смотрят на цены.

Пока выручка московского отделения самая большая — 65 % от общих доходов компании, на втором месте — Санкт-Петербург, затем — Екатеринбург и Ростов.

Мы разделили обязанности, каждый основатель следит за своим офисом. Матвей отвечает за Санкт-Петербург, Маша — за Екатеринбург, Кирилл — за Москву и Ростов. Главный визовый отдел находится в московском офисе, регионы сами делают визы в Англию и Штаты, а для отправки студентов в другие страны (Ирландия, Австралия), пересылают документы нам.

 

Jey Study: Как студенты МГИМО отправляют россиян учиться в английские школы. Изображение № 5.

 

 

Форс-мажор

В первое лето, когда мы стали отправлять детей группами, Англию настигла эпидемия свиного гриппа. Почти все наши дети заболели. В Англии другая система здравоохранения, там врачи не ходят на дом к больному, а во время эпидемии запретили больным ходить и в поликлинику — чтобы других не заразить. К счастью, с нашей группой была Мария, она сначала часами успокаивала родителей, потом сидела на горячей линии местного минздрава, чтобы заказать вакцину детям. В итоге всех вылечили. Теперь в нашем регламенте руководителей детских групп чётко прописано, как действовать в таких ситуациях.

На следующий год весной началось извержение вулкана в Исландии. Пару недель самолёты не летали и студенты не могли вернуться в Россию, а их проживание заканчивалось, и принимающие семьи просили их вежливо съехать. Те, кто не смог вылететь на учёбу, тоже переживали, что пропадут их деньги за курс, ведь он начался и идёт без них. Мы целыми днями вели переговоры со школами, гостиницами и принимающими семьями, и нам удалось всё решить удачно для студентов. Застрявшие в Лондоне получили бесплатные дополнительные уроки.

Сложно было удержать будущих студентов, которые сразу начали запрашивать возврат предоплаты за будущий курс, ведь в новостях постоянно напоминали, что в прошлый раз вулкан извергался два года. В итоге никто не отказался: две недели мы практиковали свои навыки убеждения, потом самолёты начали летать.

 

Планы

В этом году мы наблюдаем кризисный спад. Так как мы в России, все договоры заключаются в рублях, а платить за обучение надо в валюте страны обучения, курс которой предугадать очень сложно в сегодняшней ситуации. Цены выросли, а зарплаты нет.

Тем не менее в этом году мы расширили предложение и отправляем студентов учить немецкий, японский, китайский. Система отработана, и уже не имеет значения, какой язык и в какой стране предлагать, надо просто знать некоторые особенности.

 

текст: Юлия Рузманова

фотографии: Семён Кац