Поработав в разных телепроектах и медиакомпаниях, Яна Жарчинская, Максим Пшенников, Александр Романов и Галина Кисанд решили создать собственную студию видеопродакшена.

Первое время заказов было немного, но вскоре им удалось обратить на себя внимание руководства телеканалов «Ю» и «360» — для них они сделали две программы, которые теперь пользуются большой популярностью. Кроме того, в компанию стали обращаться за созданием промороликов. В этом году партнёры планируют заработать 40 миллионов рублей выручки и подумывают об увеличении штата.

Biser

студия видеопродакшена

Специализация: производство видеоконтента

Дата создания: 2013 год

Деньги на старте: 200 тысяч рублей

Как студия Biser пробилась на телевидение. Изображение № 1.

Яна Жарчинская, Галина Кисанд, Александр Романов, Максим ПшЕнников

основатели студии Biser

Нас четверо акционеров, и каждый отвечает за определённое направление в бизнесе. Саша — режиссёр и идеолог проектов, Яна — шеф-редактор, Макс — главный оператор, отвечает за съёмочный процесс, а Галя — за финансы и продажи. Мы пересекались на прошлых проектах, когда работали в «Апостол Медиа». Ушли оттуда в разное время.

В какой-то момент нам захотелось делать что-то своё, создавать свои программы и ролики. Конечно, заказчик может потребовать у продакшена изменить что-то, но он не находится внутри творческого процесса.

Мы начинали с нуля: у нас не было связей на каналах с главными редакторами, с финансовыми или исполнительными директорами. Мы писали заявки и ждали заказов.

Для презентации мы приносили проекты, которые делали не в этой команде, а по отдельности на других работах. То есть приходили молодые ребята с горящими глазами, и тут надо было обладать огромной долей риска, чтобы поверить нам. Стартовый капитал составил примерно 200 тысяч рублей — эти деньги пошли на аренду офиса, покупку первой монтажки и половину зарплаты монтажёра.

 

Первые заказы

Первым в нас поверил Вячеслав Духин (тогда — заместитель главного редактора телеканала «Россия-2». — Прим. The Village). Он дал нам тест: переделать за неделю один выпуск программы «Вести.ру. Пятница». Когда мы сдали проект, монтажёры удивлялись качеству и спрашивали: «А у нас всегда будет такая картинка?» Тогда Вячеслав не доверил нам постоянное производство новостей, но, как только он ушёл на канал «360» (раньше — «Подмосковье»), он дал нам возможность разработать формат.

Так появилась «Суперферма» с Мурадом Калаевым. По задумке, ведущий-повар проводит на подмосковной ферме один день. Он заказывает фермерские продукты в свои рестораны, и ему интересно понимать, как устроен процесс изнутри. За день ему предстоит попробовать доить корову, убирать навоз, пропалывать грядки, собирать мёд… При этом каждый раз он делает что-то новое: пробует подойти к улью с пчёлами, оседлать корову, надеть шлем викинга и пободаться с бараном. В программе мы рассказываем о том, что какую пользу приносит ферма, что за продукт она производит и сколько его поставляется в Москву.

В начале мы агрессивно ходили по рынку, обзванивали около 100 компаний в день, подписывали контракты на небольшие суммы, делали мелкие ролики. До августа прошлого года у нас работало три человека. Потом Галя позвонила генеральному директору телеканала «Ю» Рубену Оганесяну. И он пригласил на встречу. Мы предложили сделать программу «Почему он?!», героини которой решают сложные проблемы в личной жизни с помощью советов экспертов. Мы долго обсуждали формат, искали режиссёрские решения, проводили кастинги на роль ведущей.

Цикл из 12 выпусков программы «Почему он... ?» для «Ю» мы планировали сделать за два месяца, а в итоге получилось за пять. Возникла тогда ситуация, что авансы потрачены, ресурсов нет, сотрудники загружены, и мы пошли на риск: чтобы получить больше денег, мы стали набирать проекты, подтягивать людей. В этот момент наша команда сильно разрослась.

Первую зарплату мы сами получили в январе 2014 года, через год существования Biser. До этого мы брали взаймы у своих сотрудников — им мы всегда платили.

 

Команда

Сейчас в Biser 27 постоянных сотрудников, среди них звукорежиссёр, оператор, монтажёры, дизайнеры, авторы, продюсеры.

Вся команда живёт по единым правилам. Например, на телевидении есть понятие «переработка». В нашей компании — нет: если кому-то надо задержаться, чтобы закончить работу, он не получает за это доплаты. Зато у нас разрешено подрабатывать на стороне и делать фрилансы на нашей технике.

У нас практически нет проектных людей, как в большинстве продакшенов, — там быстро набирают людей для конкретного проекта, платят и по завершении расходятся. У нас команда, которую мы знаем, любим и хотим работать именно с ней. Поэтому когда наши сотрудники освобождаются, мы не распускаем их, а продолжаем крутиться и искать деньги, чтобы им платить.

 

Как студия Biser пробилась на телевидение. Изображение № 2.

 

Деньги

У нас два больших блока заказов: 70 % — это телефильмы и 30 % — это ролики. Заказчики самые разные: телеканалы, рестораны, заводы.

Секунда в самом простом ролике с 2D-графикой стоит тысячу рублей. Если используется 3D-графика, то цена секунды — примерно три тысячи рублей. Стоимость инфографического ролика зависит от уровня прорисовки графики, количества кадров в раскадровке: можно продумать образ героев до стиля причёски и одежды, а можно взять шаблонных людей с круглыми головами. Цена на презентационный, к примеру, ролик зависит от количества точек съёмки, необходимости ехать в командировку, техники. Самый примитивный ролик стоит от 150 тысяч рублей, дальше цена может расти до бесконечности. Мы делали дорогой ролик для Петербургского экономического форума, который надо было снять за четыре дня, в четырёх городах России, в том числе с вертолёта. На рынке он стоит около пяти миллионов рублей, но мы его вырвали у другой компании именно за счёт низкой цены в 1,5 миллиона. Такие вещи не очень экономически выгодны, но нужны для имиджа компании.

На телевидении цена зависит от уровня канала и формата шоу: 39 минут вещания стоят от 500 тысяч рублей до нескольких миллионов рублей. Есть каналы, которые говорят: посчитайте, сколько это стоит. Другие сразу заявляют: у нас столько-то денег и не больше.

Мы заключаем договор, получаем 30–50 % аванса сразу, остальную часть — когда работу примет отдел технического контроля (ОТК). Он может отказать — например, если уровень шума занижен, ты перемонтируешь за свой счёт, пока не примут.

 

 

За всё время мы расторгли только два контракта с коммерческими структурами по взаимному согласию. Одни продолжали править идею ролика в сторону громадной постановки. Запросы заказчика не укладывались в ту сумму, которая у них была. И мы вместе решили, что есть смысл подождать с производством такого ролика.

Наша выручка за прошлый год составила 13 миллионов рублей, с учётом того, что мы стали зарабатывать лишь с августа. В этом году мы планируем заработать 40 миллионов.

Выручка за прошлый год составила 13 миллионов рублей,
в этом году мы планируем заработать
40 миллионов

 

 

Поиск людей

Мы устраиваем кастинги не через кастинг-директоров. Когда мы искали ведущего для «Суперфермы», нам нужен был повар, который посмотрит, что производится на подмосковных фермах. Мы встретились со множеством поваров, которых находила Галя. Когда увидели Мурада Калаева, его бороду, как он говорит и шутит, мы поняли, что надо брать. Его уговаривать не пришлось — пришлось убеждать представителей канала: нас всех он очаровал вживую, а перед камерой он оказался не такой. Мы сняли с ним пилот. В итоге после третьего-четвёртого выпуска нам сказали: «Спасибо, что вы нас убедили взять Мурада, сейчас без него канал представить невозможно».

С программой «Почему он... ?» была другая сложность. Там три героини вместе с ведущей Алиной Полянских пытаются решить свои проблемы: узнают, как распознать лжеца, как соблазнить собственного мужа и как отучить его заглядываться на других и прочее. После каждого кастинга героинь мы выходили вымотанные в полушоковом состоянии. Потому что очень сложно слушать во многом трагичные истории других людей. За день мы слушали от 30 до 40 таких историй. Иногда просто хотелось встать и уйти. Были ситуации, когда казалось, что истории бескомпромиссные и шикарные, а канал говорил, что слабовато.

 

Планы

На сегодня для нас главное — наладить стабильную работу c федеральными каналами, у нас уже вырисовываются основные партнёры. Вообще мы сейчас на распутье: либо остаться в том составе, в каком сейчас, либо разрастись, захватив большую долю заказов. Хотим сделать этот шаг без сильной потери качества.

 

Текст: Юлия Рузманова

Фотографии: Семён Кац