Ян Аверкиев и Екатерина Юганова уволились со стабильной работы в крупной корпорации и отправились в долгое путешествие. Во время поездки по Индонезии их внимание привлёк необычный материал — старые рыбацкие лодки и корабельная древесина. Так скучную работу с финансами заменило производство необычной мебели под брендом Like Lodka. За несколько месяцев им удалось продать почти половину из первой партии, они надеются выйти на окупаемость к концу года.

Like Lodka

производство мебели

БЮДЖЕТ НА СТАРТ: 1,8 миллиона рублей

ДАТА СОЗДАНИЯ: декабрь 2013 года

 Likelodka.ru

 

Бывшие финансисты, которые делают мебель из лодок. Изображение № 1.

 

Уход из офиса

Ян Аверкиев и Екатерина Юганова

сооснователи проекта Like Lodka

Ян: Вход по пропуску, дресс-код, машина на стоянке, отпуск раз в год, когда скажут. И бумаги, бумаги, бумаги... Последние пару лет я работал в крупной корпорации, которая занимается производством мясной продукции. В этой компании мы и познакомились с Катей. Она трудилась в соседнем отделе международной отчётности.

Катя: До этого мы оба занимались аудитом: я — в инвестиционной сфере, Ян — в нефтегазовой отрасли. Было скучно. А когда занимаешься неинтересной работой и не особо её любишь, то нужна какая-то отдушина. Именно этим для нас стало творчество. Поэтому я после работы рисовала, а Ян работал в нашей мини-мастерской. В неё мы переоборудовали одну из комнат нашей съёмной квартиры. Ян сначала делал декоративные свечи, потом увлёкся созданием деревянных ширм. Сделал несколько, и они сразу разошлись по друзьям. Появились первые наработки и эскизы предметов интерьера.

Ян: И всё же мы не вели две параллельных жизни, а были обычными офисными работниками. Это было хобби, не заработок. И уж тем более не полноценный проект. Тем не менее решение о глобальных переменах витало в воздухе. Каждый квартал у Кати на работе была большая загрузка — приходилось задерживаться в офисе до 10–11 вечера. Она приходила расстроенная и очень уставшая. Работа в корпорации и мне не приносила удовольствия. И в один день негатив всё-таки перевесил все возможные радости от денег. Тогда я предложил Кате авантюру — уволиться из корпорации и отправиться за вдохновением в большое путешествие. Она, не раздумывая, согласилась.

 

 

 

Большое путешествие и бизнес-идея

Катя: На подготовку к отъезду ушло полгода. Мы сразу свели к минимуму свои расходы и постепенно продали практически всё имущество. В итоге у нас осталось всего шесть-семь коробок с одеждой. И в начале мая прошлого года мы, уже безработные, сели на поезд Москва — Владикавказ. Обозначили для себя дедлайн: пройдёт полгода — подводим итоги.

 

 

Из Владикавказа автостопом мы добрались по военной дороге до Тбилиси. Потом из Грузии отправились в Стамбул на автобусе, который шёл 27 часов! Оттуда у нас был самолёт в Индию, затем, побывав в Шри-Ланке, мы улетели в Сингапур с Малайзией. И, наконец, оказались в Индонезии. 

Ян: В этой стране множество островов. Основные — Суматра, Ява и Бали. Побывали на каждом из них. Несколько дней провели на необитаемом острове в хижине из бамбука, еду готовили на костре.

Ян сначала делал декоративные свечи, потом увлёкся созданием деревянных ширм

 

Перед отлётом во Вьетнам мы снова вернулись на Бали. Там случайно оказались в арт-квартале, где и увидели мебель из лодок. Мы были шокированы этим материалом. С ним хотелось работать! Естественно, загорелись этой идеей. Но по ходу путешествия нас много что увлекало, поэтому решили, что нужно дать этой задумке время. И уехали на три месяца. Дальше был Вьетнам, Лаос, Камбоджа и Таиланд. Так прошло полгода. Обсудили и поняли, что идея с лодками — лучшая, и снова полетели в Индонезию.

  

Перед тем, как превратиться в мебель, лодка служит рыбакам, которые время от времени её перекрашивают. Изображение № 2.Перед тем, как превратиться в мебель, лодка служит рыбакам, которые время от времени её перекрашивают

 

 

Поиск производителя

Катя: Когда вернулись в этот арт-квартал, поговорили практически с каждым лавочником, но точной информации о производителе так и не узнали. Нам обозначили только примерный район острова Явы. Мы сели на скутер и отправились на поиски.

Каждый день мы двигались вдоль побережья и заезжали в новый населённый пункт. Общались с жителями, но никто не знал, где может находиться производство. Разговоры затягивались на долгие часы, потому что с индонезийцами нужно сначала часа три болтать на отвлечённые темы и только потом задавать важные вопросы. Английский местные знают очень плохо. Нам даже пришлось специально выучить основной набор слов на индонезийском.

Ян: Небольших мастерских было много, но мы искали производителя, который не только сделает качественную мебель из старых лодок, но и сможет реализовать наши наработки и эскизы. Нашли такого изготовителя совершенно случайно — через очередного знакомого. Где именно находится фабрика — секрет. Слишком тяжело нам досталась эта находка: пришлось проехать на скутере 2 тысячи км под палящим солнцем и частыми ливнями.

Мы долго беседовали с хозяином фабрики: нам было важно понять, что это за человек, какой у него подход к работе. В итоге мы подружились и остались на острове на четыре месяца. Так в декабре 2013 года родилась Like Lodka.

 

 

 

Производство мебели

Катя: Даже сами индонезийцы не помнят, кому принадлежит идея делать мебель из рыбацких лодок. Уникальность этого материала не только в том, что лодки изготавливаются из благородных пород тика, манго или махагона. Главная изюминка — в фактуре и цвете. Лодкам, которые мы берём для производства, 15–20 лет, за это время рыбак красит её разными цветами около пяти раз. Когда от старости краска начинает облезать, проглядывают старые слои — получаются уникальные сочетания цветов.

Ян: Такие лодки и корабельную древесину наш друг — хозяин фабрики — скупает на островах. Материал сушат, после этого мы отбираем из него лучший по качеству, затем распределяем по цветовым сочетаниям. Очень много белых и синих оттенков — мы старались найти более редкие и яркие цвета.

 

 

На фабрике, где работает десять человек, мы старались контролировать все процессы. Вставали каждый день, кроме воскресенья, в семь утра, чтобы успеть на начало смены. Станков на производстве нет — всё изготавливается вручную. Поэтому к обработке древесины пришлось подойти с особой тщательностью: артефакты артефактами, но в Москве люди хотят, чтобы мебель была приятна на ощупь, даже если она сделана из 70-летнего корабля. Пришлось этому обучить местных работников. Особое внимание уделяли гладкости тех поверхностей, с которыми контактирует владелец мебели, — полок, подставок под вино и фасадов стеллажей. Внутреннее покрытие же старались оставить максимально оригинальным. Получается вещь с историей: остаются даже рытвины, которые образовывались при выдалбливании лодки из цельного бревна.

Лодкам, которые
мы берём для производства, 15–20 лет, за это время рыбак красит её разными цветами около пяти раз

 

Катя: За три месяца мы подготовили 70 предметов мебели — лодки-стеллажи, подставки для вина, стулья и комоды. Всё уместилось в 20-футовый контейнер. За полтора месяца до отправки его в Россию мне пришлось съездить в Москву, оформить юрлицо, уладить все дела с таможенными брокерами, арендовать склад-мастерскую. Огромных трудов стоило «связать» российскую и индонезийскую сторону: при подготовке пакета документов, кажется, никто, кроме нас, не торопился. В день, когда была загрузка контейнера, мы пробыли у машины двенадцать часов. И, наконец, когда контейнер закрыли и отправили в порт, выдохнули с облегчением. Мы знали, что увидим его только в апреле, через два месяца.

На то, чтобы изготовить и привезти первую партию мебели, у нас ушло порядка 1,8 миллиона рублей. Это наши личные накопления и деньги от продажи имущества. Кредиты принципиально брать не хотелось. Одной из самых затратных статей бюджета оказалась таможня. Стоимость процедуры зависит от веса товара: в то время как обычный шкаф весит 5–10 килограмм, наш — минимум 30 килограмм.

 

Одной из самых затратных статьей расходов стала транспортировка готовой мебели с острова в Москву. Изображение № 6.Одной из самых затратных статьей расходов стала транспортировка готовой мебели с острова в Москву

 

Продажи

 

Ян: Вернувшись в феврале в Москву, мы сразу занялись разработкой сайта. Но компании, к которым мы обращались, предлагали абсурд за огромные деньги. Выручил друг. Он разработал и весь фирменный стиль.

Катя: После того, как сайт был готов, мы сразу разослали пресс-релизы в профильные СМИ — в ответ они прислали только коммерческие предложения. Но тут нам повезло — за пару дней до конца регистрации на «Московский международный мебельный салон — 2014» Ян знакомится с куратором площадки для начинающих дизайнеров Design Village. Нам выделили хороший стенд, где мы представили большую часть своей коллекции. Конечно, мы переживали за наш авантюрный проект, боялись, что профессионалы могут его не оценить. Но всё вышло наоборот! Мы получили отличный фидбэк и продали первую вещь. К нам поступило много предложений о сотрудничестве от региональных компаний, московских шоу-румов и дизайнеров. Потом мы ещё принимали участие в нескольких городских мероприятиях.

Ян: Часть нашей коллекции сейчас представлена в московских шоу-румах, но своего у нас нет. В первую очередь потому, что ежемесячная аренда будет тяготить. К тому же у нас нет цели поставить «лодку в каждый дом». А если кто-то хочет прийти к нам в мастерскую и выбрать модель, то мы только рады. Однако вся мебель запакована — лучше сначала выбрать на сайте две-три модели, которые мы подготовим к приходу клиента.

Продано пока меньше половины первой партии. Стоимость небольших шкафов-лодок начинается от 25 тысяч рублей, полноразмерных — от 50. На самоокупаемость планируем выйти по итогам года. К осеннему сезону приготовили сюрприз — браслеты, серьги, подвески из небольших кусочков старых кораблей и лодок.

 

 

 

Планы

Ян: Москва — это тестовый полигон. Сейчас ведём переговоры с региональными продавцами. Возможно, уже в ближайшее время наша мебель будет представлена не только в столице.

Мы занимаемся разработкой новых моделей и их адаптацией к производству. Мы хотим донести до потребителя, что мебель не обязательно должна быть привычного цвета и формы. В следующий раз мы поедем с заказами наших клиентов.

Катя: Хоть и работа на фабрике — это тяжёлый физический труд, но она приносит нам удовольствие. Мы отправились в путешествие на поиски того дела, от которого будет чувствоваться отдача, будут видны результаты. Мы его нашли.

 

Фотографии: Михаил Лоскутов