Устав от постоянной смены заказчиков, дизайнеры Татьяна Ефимчук и Антон Сташевич решили начать свой бизнес и занялись печатью плакатов, которые могли бы занять место ковров или безликих принтов на стенах российских квартир. Методом проб и ошибок им удалось найти в Москве типографию, которая смогла напечатать плакаты нужного качества, и теперь они продают по десятку изображений в месяц. На очереди — запуск коллекции текстиля для спальни и ванной.

RazzleDazzle

печать плакатов
с дизайнерскими принтами

ДАТА СОЗДАНИЯ: ноябрь 2013 года

Стартовый капитал: 10 тысяч долларов

 Rzldzl.ru

 

Как дизайнеры стали делать плакаты для дома. Изображение № 1.

Выйти из ЦУМа

Татьяна Ефимчук и Антон Сташевич

сооснователи компании 
RazzleDazzle

После переезда из Омска в Москву долгое время наши пути с Антоном не пересекались. Я работала мерчендайзером в Mercury у RobertoCavalli, Tod’s, BottegaVeneta, под руководством Даниила Берга (креативный директор ЦУМа. — Прим. The Village) оформляла витрины ЦУМа. Время от времени делала интерьеры для фотосъёмок разных журналов про ремонт и дизайн. Антон был художником на телевидении, арт-директором в рекламных агентствах и дизайн-студиях.

Люди нашего круга в большинстве своём фрилансеры. В мире дизайнеров редко кто подолгу занимает одну и ту же должность, в основном работа проектная. Сегодня ты завален заказами, а что будет завтра, никто с уверенностью сказать не может. В какой-то момент мы устали от подобных перепадов. Так появилась мысль о своём деле.

Идея того, что стены должны быть украшены не коврами и не постерами из журналов, пришла в Россию недавно. На Западе принты пользуются большой популярностью, а у нас этот сегмент не представлен. Стены украшают либо огромными картинами, как в музеях, либо безликими постерами из IKEA. Доступных по цене, но в то же время уникальных авторских вещей очень мало. Мы решили занять эту нишу.

RazzleDazzle — техника геометрического камуфлирования поверхностей. Она иллюзорно ломает предмет, невозможно понять, где у него начало, а где конец. В Первую мировую так разукрашивали пароходы и самолёты, чтобы сбить с толку врага, помешать ему целиться. Сейчас так разукрашивают новые автомобили, когда они проходят тестовые испытания на трассе, чтобы папарацци не могли понять форму и размеры новинки. Название отражает нашу концепцию: мы ломаем правильную композицию, избегаем выхолощенных принтов.

 

Как дизайнеры стали делать плакаты для дома. Изображение № 4.

 

Старт продаж

Точкой отсчёта можно считать ноябрь 2013 года. Первый месяц был самым затратным. Только на запуск понадобилось 10 тысяч долларов. Мы сразу поняли, что интернет-магазин — не наша история, и стали искать помещение. Аренда 20 квадратных метров на территории Artplay вместе с услугами уборщицы, интернетом, оплатой коммунальных платежей стоит 40 тысяч рублей.

Помимо аренды, нам пришлось заплатить за ошибки, которые мы совершали в процессе поисков оптимальной типографии. В Москве всё заточено под печать рекламных баннеров — владельцам просто невыгодно держать специальное оборудование для плакатов, так как этот сегмент не развит. Мы печатали пробные холсты, нас не устраивало их качество. Несколько раз приходилось отказываться от услуг типографий, потому что они срывали сроки, кто-то не подходил по цене. Типография, на которой мы в итоге остановились, раньше с подобными заказами никогда не сталкивалась.

 

Как дизайнеры стали делать плакаты для дома. Изображение № 6.

 

Работа над картинками

Наш метод — компиляция, смешение, сталкивание различных стилистических и смысловых элементов. Часть рисунков мы придумываем сами, часть берём из шпионских книжек 50-х годов, советских энциклопедий, даже со спичечных коробков — у каждого художника есть своя библиотека любимых визуальных редкостей.

Прежде чем заимствовать рисунок, мы проверяем его на копирайт. Дальше, если всё чисто, сканируем, вручную, при помощи дигитайзера дорисовываем элементы, которые размываются при увеличении. Какую-то вещь вводим из-за того, что она синяя, какую-то — из-за того, что смешная.

Мы не исходим из того, что надо сесть и нарисовать лилию с петухом. Введение нового элемента всегда обусловлено чувством, что чего-то не хватает: какого-то звука, смысла, чтобы при взгляде на работу у каждого человека внутри что-то шевелилось. Пускай кому-то будет смешно, кому-то — грустно. Цель искусства — спровоцировать на эмоции. Однажды на выставке в Петербурге посетитель очень долго смотрел на принт Two Birdies. Потом подозвал нас и сказал: «Здесь всё хорошо, только уберите жука и чётки». Если убрать эти вещи, остаётся правильная, скучная, понятная работа с геометрически выверенной композицией. Нам же, напротив, хочется уйти от баланса.

Холст для принтов мы закупаем в Голландии, подбор красок доверили типографии. После печати холст покрывается специальным защитным раствором. Это необходимо для того, чтобы принт не выгорал в помещении, где много света.

Пока что технически оборудование типографии, в которой мы печатаем принты, не позволяет делать их больше 150 сантиметров в длину. Однако и этот размер довольно сложно транспортировать. Перевозка восьми полотен со своим сюжетом, которые можно собрать в большую панорамную картину,в ресторан на проспекте Мира была настоящей спецоперацией.

Помимо цифровой проработки принтов, есть ещё одно направление — создание коллекций с привлечением известных художников. Недавно Евгений Отто Шмидт, российский иллюстратор и комиксист, бешено популярный в Америке, но почему-то не столь неизвестный на родине, сделал для Razzle Dazzle три принта. Кроме нас, в России с ним никто не работает.

Полный цикл производства одного принта размером 120 х 90 сантиметров обходится нам примерно в 10 тысяч рублей. Стоимость принтов, в зависимости от их размера, варьируется от 25 до 30 тысяч рублей. Самые дорогие принты — 50 тысяч рублей — представлены в эксклюзивной коллекции Шмидта.

Мы взяли за правило не продавать более пяти копий одного и того же рисунка. В среднем каждый месяц у нас покупают 7–10 картин.

 

Как дизайнеры стали делать плакаты для дома. Изображение № 8.

 

Плакат не для всех

Пока у нас очень узкая целевая аудитория. В основном принтами интересуются декораторы, которые профессионально оформляют интерьеры и ищут, чем ещё удивить клиентов. Кроме нашей студии на Artplay, принты RazzleDazzle продаются в магазинах «Воздух прованса», DeepHouse, Roombox, в Curations Limited LLC и Sturdy Design.

Когда мы видим пространство, интерьер которого подходит принтам, — это не обязательно мебельные магазины, — мы предлагаем хозяевам повесить наши работы. Если картина продаётся, заведение получает процент. Только за первый месяц три работы «ушли» со стен кафе. Люди приходили обедать, а уходили с нашими принтами. Razzle Dazzle можно найти в бистро Gray’s в Санкт-Петербурге и в парикмахерской Look Like. Даже если принт не продаётся, а у места большая проходимость, как, например, у шоу-рума Click-boutique, где мы также представлены, просто факт того, что он висит на стене, здорово повышает узнаваемость наших работ.

Наши клиенты — молодые люди, которые умеют пользоваться интернетом. Это очень прошаренный народ. Если бы у нас были аналоги плакатов других фирм, они бы уже давно заметили и разоблачили нас. Креативные постеры есть у американской The Oliver Gal, но это совершенно иная ценовая категория, а также техника рисунка, концепция. Постеры IKEA нам тем более не конкуренты, так что пока мы можем спать спокойно.

Очень скоро планируем запустить текстильную линейку. Можно наносить рисунки на абажуры, сиденья для стульев, подушки. Недавно наш фанат из Испании подкинул нам несколько идей. Он очень хотел, чтобы мы нанесли принт на его деревянные ящики, а ещё заказал шторку для ванной и постельное бельё. Возможно, возьмёмся за футболки и обои.

 

ФОТОГРАФИИ: Михаил Лоскутов