Ещё во время учёбы в МГУ биолог Иван Константинов увлёкся дизайном и основал студию. Помимо обычных заказов, он начал заниматься биомедицинской визуализацией. В 2010 году модель вируса ВИЧ, созданная его студией, получила международное признание. Это была первая подобная модель в мире — предприниматель сравнивает её с высадкой на Марс. После международного признания его компания стала получать заказы от крупных фармацевтических корпораций, её модели вошли в презентации нобелевских лауреатов. В прошлом году Visual Science также стала делать музейные экспонаты, интерактивные приложения и учебные пособия.

Visual Science

Студия научной инфографики

Дата запуска: 2007 год

Visual-science.com

 

Иван Константинов основатель и руководитель Visual Science

Как всё начиналось

Я учился на биофаке МГУ по специальности «молекулярная биология». На последних курсах и несколько лет после окончания в 2006 году работал в Институте молекулярной генетики РАН. До университета я хотел заниматься дизайном, но когда выбирал, куда поступать, понял, что в России нет в этой области ничего на должном уровне. Поэтому пошёл изучать биологию — мне она тоже нравилась. Желание заниматься дизайном не пропало, и на последних курсах университета мы с друзьями создали небольшое дизайн-агентство. Всё как обычно: графический дизайн, веб и прочее, хотя уже тогда начали активно разбираться в 3D.

В университете у нас был доступ к западным учебникам. Наш преподаватель по биохимии заказывал хорошие иностранные книги, сканировал фрагменты и делал подборки. В те годы учебную литературу уже можно было найти в Сети. Несмотря на то, что это были учебники ведущих научных издательств, к материалам в них были претензии: они были сделаны не так хорошо, как могли бы. Я удивлялся, почему графика в играх или в кино на порядок лучше, чем в науке, которая работает с гораздо более сложными объектами и где пространственная передача очень важна. Хотелось как-то повлиять на это.

 

Идея

К 2007 году у меня было высшее образование по специальности «молекулярная биология», несколько лет практики в лаборатории, опыт работы в дизайне и 3D-графике, какие-то связи и наработки. Всё это позволило сформироваться идее компании Visual Science.

Она была не нова. В США и Канаде много компаний, специализирующихся на биомедицинской визуализации, рекламе и коммуникациях в области медицины, фармацевтики, био- и нанотехнологий. Там есть профильные курсы в ведущих университетах, профессиональные организации (Association of medical illustrators), ежегодные конференции, премии.

 

Портфолио и первые ошибки

В течение трёх лет с 2006 года проект Visual Science существовал в ноутбуке: идея, прототипы технологий, тестовые проекты. Мы начали с биомедицинской визуализации. Она позволяет продемонстрировать объекты и явления окружающего мира, которые нельзя или сложно увидеть. Это актуально для образования и ряда областей науки. Первые проекты мы показали осенью 2007-го. Начинали с решения проблем качественной визуализации пространственных структур белков, макромолекулярных комплексов и общебиологических тем. 

Два года мы работали исключительно на портфолио — надо было понять, что мы сможем предложить. Часть ребят мне просто помогали, потому что идея была интересна. Мы не знали, что из этого получится, но понимали, что сначала надо показать, что можно сделать, и только потом заказчик поймёт, что он хочет так же сделать и свой проект. Крошечный офис 14 метров появился в 2009 году.

 

Иммуноглобулин G, одна из наиболее распространенных разновидностей антител человека. Изображение № 1.Иммуноглобулин G, одна из наиболее распространенных разновидностей антител человека

 

Сначала мы совершали очень много ошибок. Думали, что достаточно сделать отличный продукт или услугу, и все моментально узнают о тебе. Мы не сразу сделали английскую версию сайта, хотя США — основной рынок, а в России люди только начали узнавать, что такое направление существует. Не учли отличие менталитета (в России не привыкли платить за электронный контент), не учли особенностей местного спроса.

Наши попытки найти клиентов были неуклюжими. Я ходил по всем знакомым из медицинской сферы с иллюстрациями, мы размещали контекстную рекламу в «Яндексе» (на русском!), давали журналам бесплатно изображения в обмен на копирайт кеглем покрупнее, продавали плакаты в магазинах Студии Лебедева с логотипом и телефонами дикого размера, чтобы нас заметили. В этом занятии стало понятно, что на этом рынке всё иначе.

 

Команда

Первые работы были сделаны мною. Потом стало понятно, что мне нужен кто-то, кто лучше меня разбирается в разных областях — в науке, 3D, дизайне, программировании и т. д. Я старался приглашать лучших специалистов. Так сначала появился специалист по 3D-моделированию, потом стал нужен человек, который будет заниматьcя исключительно наукой, затем — дизайнер, программист и т. д.

Разумеется, бывшие однокурсники из МГУ — значительная часть команды. По мере развития, роста сложности проектов образ компании начал притягивать нужных людей со сходным видением и уровнем. На проектах занято в среднем 12 человек из различных сфер: наука, научное моделирование, 3D-моделирование, визуализация и дизайн, программирование. Есть также менеджмент, продажи, лаборатория и бэк-офис. У нас есть офис в Москве и более 70 научных консультантов в США, России, Германии.

 

Мировой успех

Чтобы привлечь внимание крупных заказчиков, мы стали участвовать в международных конкурсах. О нас заговорили в 2010 году, когда мы первыми в мире создали полную научно достоверную модель вируса ВИЧ с атомной детализацией. Дело в том, что одни методы позволяют получить представление об общем строении вируса (грубые очертания, размер, количество компонентов), другие — о строении очень маленьких отдельных компонентов, которых в вирусе может быть от сотен до нескольких миллионов. Получить модель вируса с очень высоким разрешением и большой достоверностью каким-то одним научным методом до нас не удавалось.

Мы совместили результаты, полученные различными методами, добавили серьёзную научную экспертизу и опыт специалистов отделов молекулярного и 3D-моделирования компании, мнения экспертов из научного сообщества.

 

 

В 2010 году первая разработка этой серии стала лучшей научной иллюстрацией в мире по версии одного из наиболее авторитетных научных журналов Science и Национального научного фонда США. Она дала возможность увидеть то, что недоступно взгляду человека, — это как высадка Curiosity на Марс. Только Марс, в отличие от ВИЧ, не уносит по два миллиона жизней в год.

Через год наша модель вируса лихорадки Эбола заняла призовое место в секции «Инфографика» того же самого конкурса. Это было началом международного успеха. Сейчас мы являемся лидерами в сфере молекулярной визуализации, наш продукт не имеет аналогов в мире. Команда делает проекты, которые входят в презентации нобелевских лауреатов, по ним учатся биологи и медики по всему миру.

В зависимости
от уровня научной достоверности и детализации стоимость визуализации может отличаться в 10–15 раз и доходить до нескольких
миллионов рублей

 

Сейчас у компании три основных направления. Исторически первое — биомедицинская визуализация и анимация. Есть также дизайн-студия, которая специализируется на решении задач медицинских, фармацевтических, био- и нанотехнологических компаний. Помимо этого, компания занимается созданием образовательного контента для учёных университетов и школ. C 2013 года направление образования дополняет лаборатория образовательных пособий и музейных экспонатов. Это мелкосерийное производство пластиковых моделей для курсов анатомии, медицины, химии, биологии и т. д. Там же мы создаём экспонаты для естественнонаучных музеев.

Если говорить о самых крупных клиентах, то я бы выделил крупнейшую азиатскую фармкомпанию Takeda, а также Roche, Novo Nordisk, Nicomed. К нам обращались все крупные научные издательства мира: Elsevier, Wiley, Springer, Garland Science и т. д. В России мы работаем с «Роснано», «Биоклиникумом», многими фармацевтическими компаниями и стартапами. Наши иллюстрации публиковались в The New York Times, Washington Post, Spiegel, National Geographic и десятках других изданий.

 

Как биолог стал делать модели вирусов для международных корпораций. Изображение № 6.

 

Алгоритм работы

Я часто слышу вопрос: «Разве обычный дизайнер не может это сделать?» Возьмите эксперта, который знает продукт. Посадите к нему дизайнера. Он научит дизайнера — и дизайнер сделает всё что нужно. Такой путь прошли многие наши клиенты, прежде чем обратиться к нам. На деле оказывается, что время специалиста компании, который будет учить дизайнера методом проб и ошибок, выше, чем разница в стоимости обычного дизайнера и нас. Сроки проекта тоже больше.

В ряде проектов, например для «Роснано», из-за условий конфиденциальности данные проектных компаний вообще не были доступны — мы получали только пресс-релиз. Мы собирали всю доступную информацию по теме, проводили анализ конкурирующих технологий, патентов, связывались с ведущими учёными в этой области, и в конечном счёте заказчику надо было только утвердить результат.

Схема работы может существенно отличаться от проекта к проекту. На примере вируса её можно описать так. 

Сбор и анализ научных данных о строении на основе сотен публикаций в научных журналах. Консультации с ведущими исследователями из научных и образовательных центров США и Европы, проверка и оценка альтернативных гипотез. Формирование отчёта, плана модели, определение недостающих и неполных атомных структур компонентов — белков, липидов, нуклеиновых кислот.

 Молекулярное моделирование недостающих фрагментов вирусных компонентов с использованием методов структурной биоинформатики. Восстановление полной атомной структуры всех компонентов, поиск интерфейсов и моделирование взаимодействий компонентов структуры.

Сборка полной модели в программах трёхмерного моделирования с помощью собственных алгоритмов.

Визуализация полных моделей, состоящих из высокополигональных моделей всех компонентов, численностью до нескольких миллионов. Стандартным выходным разрешением является 40 тысяч на 40 тысяч пикселей без потери качества отображения поверхности каждой молекулы и атома (можно напечатать с фотокачеством изображение в два роста человека).

Создание интерактивных приложений и информационной графики, продуктов на основе полученной модели в отделах графического дизайна и программирования.

 

Цена

В зависимости от уровня научной достоверности и детализации стоимость визуализации может отличаться в 10–15 раз и доходить до нескольких миллионов рублей. На Западе стоимость минуты анимации — в районе 40–70 тысяч долларов. Она, конечно, может варьироваться, но коэффициент такой.

В направлении коммуникации наши расценки в среднем на 20–50 % выше прайса неспециализированных студий и агентств (свои доходы компания не раскрывает. — Прим. The Village). В направлении образовательных пособий и музейных экспонатов мы делаем первые шаги: мелкосерийные модели для образования стоят от трёх тысяч рублей. Для музейных экспонатов цена определяется индивидуально. В частности, относительно простая модель аденовируса стоила 770 тысяч рублей.

Наши образовательные пособия даже с учётом их мелкосерийности и уникальных моделей дешевле серийных аналогов конкурентов. К сожалению, рост курса доллара существенно повлияет на это, так как большинство расходных материалов, полимеров, смол мы закупаем в США и Европе.

 

   

Фотографии: Иван Анисимов

ИллюстрациИ: Visual Science