Дмитрий Касаткин с рождения был незрячим и даже не мечтал о том, чтобы открыть своё дело. Но нужно было зарабатывать, а инвалидам высокооплачиваемую работу никто не предлагал. Не без приключений взяв кредит в двух банках, Касаткин купил уже работающий салон тайского массажа сети «Тайрай». Из-за кризиса спрос упал, а зарплаты тайских массажисток выросли. Тогда он решил включить в перечень услуг слепой массаж. Пока в салоне работают три незрячих мастера. В планах предпринимателя — создать центр слепого массажа. Он рассказал The Village, как ведёт дела, ищет сотрудников и привлекает клиентов.

«Тайрай»

салон массажа

   

Дата запуска: август 2014 года

Деньги на покупку франшизы:
4,5 миллиона рублей

Как незрячий спасает от кризиса массажный салон. Изображение № 1.

Дмитрий Касаткин
владелец салона «Тайрай» на Комсомольской

Поиск заработка

В 2006 году я закончил исторический факультет МГУ. В то время для инвалидов по зрению не было ни учебников, ни каких-либо специальных условий. Вся литература либо сканировалась собственноручно, либо скачивалась из интернета, в большинстве случаев с пиратских сайтов. И, если бы не пиратство в области научной литературы, то слепым в вузах делать было бы нечего.

К этому времени я уже обзавёлся семьёй. После я поступил в аспирантуру, куда жена Таня тоже была зачислена через год. Потом у нас родилась дочь. Супруге пришлось уйти в академ. Мне нужно было искать работу. Какую-то денежную было сложно найти: мы с женой оба незрячие. Но нам удалось устроиться в кол-центр, в котором трудились почти 3 тысячи инвалидов по зрению. Так и работали, поочерёдно сидя с ребёнком. В тот момент для меня заниматься бизнесом и полететь на Луну — было одинаково далеко. Через два года в компании начались длительные задержки зарплаты. А потом её и вовсе платить перестали. Я видел, что все возмущаются, но дальше разговоров дело не идёт. В итоге мы с коллегами создали профсоюз. Сначала заручились поддержкой профсоюза работников связи Москвы, а потом дошли до правительства. Это было интересно и, в конце концов, даже не бессмысленно: нам выплатили более 180 миллионов рублей долга.

Затем я работал в некоммерческих фондах, которые занимаются проблемами инвалидов. Набирался опыта, обрастал связями и получал знания. Всё яснее становилось, что проблема трудоустройства людей с ограниченными возможностями глобальная. Это натолкнуло меня на мысль о создании своего кадрового агентства для инвалидов. Это оказалось непросто: часто работодатели устраивали инвалидов для того, чтобы получить дотации от государства, а не обеспечить работой человека с ограниченными возможностями. Прозанимавшись этим проектом около года и устав от постоянного безденежья, в марте 2014 года я закрыл агентство.

 

 

 

Покупка франшизы

Я сидел дома жутко уставший, думал, что делать дальше, и вдруг вспомнил, как год назад мы с одним из ребят (у него тоже была группа инвалидности) встречались с владельцем салонов тайского массажа «Тайрай» Эдуардом Бухтуриным. Друг собирался купить франшизу этого салона, но дальше желания дело не пошло. Я решил попробовать заняться этим бизнесом. Мы снова встретились с представителями сети и договорились о покупке уже работающего салона.

Он обошёлся мне в 4,5 миллиона рублей — это вдвое дороже, чем если бы я начинал с нуля. Но меня подкупило то, что это был действующий бизнес с клиентами. На покупку были потрачены кредитные деньги, которые я взял в Сбербанке и ВТБ. В Сбере сотрудница прекрасно понимала, что я незрячий. Хоть я пришёл и не с тростью, но по моему поведению (одни документы просил её зачитать вслух, другие — выслать мне на почту) это было заметно. Но кредит мне одобрили. Мне не хватало ещё миллиона, который я решил получить в другом банке. Здесь возникла проблема. Кредит мне сначала одобрили. И, когда я уже пришёл на подписание документов, то сотрудники увидели, что документы мне читает вслух помощница, а расписываюсь я с трудом, и дали «стоп». Потом просили кучу документов, но в итоге всё равно отказали. Затем я обратился в ВТБ, где на моей инвалидности даже не заострили внимания. Возможно потому, что и вовсе не заметили: я уже набил руку и достаточно уверенно подписывал документы, которые подкладывала мне помощница. Обычно свою инвалидность я не афиширую.

 

 

 

Проблемы

Мы начали работать в августе. В помещении салона на Комсомольской площади пришлось долго наводить порядок. Поэтому первым делом мы заполнили пару мусорных контейнеров ненужным хламом. В ремонт мы не вкладывались, но по мелочи пришлось много всего доделывать.

 

Как незрячий спасает от кризиса массажный салон. Изображение № 2.

 

Персонал в салоне тоже был. Правда, с администраторами пришлось быстро распрощаться: кто-то ушёл сам, кого-то пришлось уволить. Жена мне помогла с кадровым вопросом, сама проводила собеседования и общалась с кандидатами. На все бизнес-встречи, особенно если что-то надо писать или заполнять, со мной ходит помощница. Она же читает мне вслух рабочую почту и другие важные документы. Финансами и отчётностью раньше занимался бухгалтер на аутсорсе, сейчас всё взяла на себя моя мама.

Массажистки-тайки у нас были изначально, их предоставляет вместе с франшизой «Тайрай». Они работают сменами по 12 часов, четыре из которых приходятся на отдых. Оплата почасовая и не зависит от количества клиентов. В идеале им нужно работать как минимум 6 часов, чтобы их труд окупался. Осенью на тайский массаж приходило по 14 человек в день, в хорошие дни — 20-22 человека, а выручка могла достигать 1,5–2 миллиона в месяц. К зиме из-за кризиса и праздников посещаемость сильно упала, а выручка за январь сократилась до 427 тысяч рублей при расходах в 490 тысяч. И, если у всего ретейла Новый год — это бум, то у нас вышло наоборот. Спасли подарочные сертификаты, благодаря которым мы «выгребли» декабрь. Январь оказался провальным месяцем. И для четырёх массажисток работы стало совсем мало, поэтому мы оставили сейчас только двух. В среднем сейчас к нам приходят по 10–12 человек в день, час работы массажиста в среднем стоит 1 500 рублей.

 

 

Слепой массаж

Нам пришлось поднять цены на 30 %. Хотя подняться, конечно, они должны были гораздо выше: тайки получают зарплату в долларах. Надо было как-то выбираться из этой ситуации. Процедуру слепого массажа я держал в голове давно, а теперь откладывать дальше было некогда. Этот массаж хорош тем, что у незрячих мастеров более обострённое осязание. Кстати говоря, во всём мире самые лучшие массажисты — незрячие. Но сюда они в нашу страну не едут. Им и у себя клиентов хватает. Так что работников ещё нужно было найти.

Объявление о наборе массажистов я попросил разместить на автоинформаторе в общественной организации. Звонков было немного, около восьми. Шестерых отсеяли на первом этапе. Я просил отказывать людям с тяжёлым скандальным характером, а таких среди инвалидов очень много.

Сложность была ещё и в том, что по-настоящему классные специалисты-инвалиды уже трудоустроены. Чаще всего это поликлиники или пансионаты. Другое дело, что сейчас в связи с реформой системы здравоохранения многие, в том числе и массажисты, оказываются без работы.

Первого — Павла — мне порекомендовали знакомые. Он не только хороший массажист с образованием, но и, что немаловажно, не потухший, не потерявший веру в себя. Двух женщин-массажисток я нашёл как раз с помощью общественной организации.

Всех проверял на эмоциональную подвижность, активность и способность общаться с людьми. На собеседовании каждому предлагал рассказать о себе, а сам наблюдал: насколько человек открыт, как ведёт себя во время разговора, большой ли словарный запас. Чтобы иметь представление о компетенции мастера, каждого просил себе сделать небольшой массаж. При приёме на работу я отказал только одной девушке. Даже не совсем так: я пригласил её на пробный день, а она не пришла. На собеседовании чувствовалась неуверенность в себе, массаж тоже был слабым. «Но, — думаю, — ничего, научим». Потом оказалось, что в телефон я внёс только её имя, а номер вписать забыл, и связаться с ней было невозможно.

 

Как незрячий спасает от кризиса массажный салон. Изображение № 3.

 

Режим работы слепых массажистов отличается от тайского. Они не сидят в салоне, а приходят ко времени, на которое записался клиент. Пока таких посетителей немного: два-три человека. На тайский массаж люди, конечно, идут легче. Хотя и от стереотипа, что под вывеской скрывается бордель, избавиться не всегда удаётся.

Наши слепые массажисты потихоньку находят своих клиентов. Уже есть и те, кто приходит именно к ним, некоторые даже записались на полноценный курс. Плюс русских массажистов ещё и в том, что они общаются с клиентом и всегда могут объяснить, какие в вашем теле есть проблемы.

Владелец сети «Тайрай» был не против такой процедуры в нашем салоне. Но отнёсся скептически. Говорил, что русские массажисты всегда очень необязательные. Пока это не подтвердилось.

Сейчас у меня в планах выделить слепой массаж в отдельное направление и развивать. Например, организовать центр слепого массажа, какие бывают в Таиланде или Китае. В Москве такого пока нет. Возможно, будем искать инвестора или попробуем участвовать в государственных программах.

 

   

Фотографии: Иван Анисимов