Дмитрий Гамоля и Юрий Фурсов купили лесопилку в 2013 году. Они заметили, что среди покупателей дров есть те, кто готов доплачивать за опрятные поленья, которыми удобно топить камин в доме. Предприниматели придумали логотип-клеймо с лягушкой и стали ставить его на каждое чистое полено. Подвернулся и удачный заказ: дрова потребовались в камин Константиновского дворца. После этого бизнес пошёл в гору. Сейчас создатели планируют расширять производство и выходить на европейский рынок. The Village узнал, как им удалось заработать на необычных дровах.

Greenex 

производство брендированных дров

   

Бюджет: 150 тысяч рублей

 greenexport.ru  

Наломал дров

 Дмитрий: Мы с Юрием знакомы с детства. Но до дровяного бизнеса никогда вместе не  работали. Хотя каждый успел побыть предпринимателем: Юрий занимался и доставкой суши, и автосервисом, а я запускал хедхантинговый проект и швейное производство.

Изначально дровяным бизнесом я начал заниматься в одиночку в 2012 году. Посмотрел, что в интернете есть спрос на этот товар, и решил поработать в нише. Денежных вложений на этом этапе не потребовалось: я собирал заказы в интернете и перекидывал их компаниям-изготовителям дров. Прибыль была небольшая, всего 100 рублей за каждый куб. Так в месяц бизнес начал приносить доход 50–60 тысяч рублей. Могло бы перевалить за 100 тысяч, если бы все партнёры-дровяники были добросовестными. Но многие из них (особенно региональные) просто накапливали заказы на 10–15 тысяч рублей и переставали платить. Проблема была в том, что большинство собственников этих компаний я даже не видел: все вопросы решались по телефону. Пытался их искать: одного, двух… Даже начал угрожать тем, что если они не переведут мне сумму долга, то я буду давать им ложные заказы. Поступать так я и не думал, но на кого-то это всё же подействовало.

Но проблема с долгами так и оставалась нерешённой. Параллельно я решил устроиться менеджером федеральной компании по продаже ливневых систем. Но и тут не срослось. Мне не нравилось, что приходилось согласовывать с руководителями очевидные вещи. К тому же коллеги начали на меня косо смотреть: мои показатели росли слишком быстрыми темпами. С работы я уволился. В дровяном бизнесе проблемы с задолженностью отбивали всё желание развивать его дальше. И я бы, наверно, бросил этот бизнес, если бы не Юрий. На тот момент у него уже родился ребёнок, ему нужно было зарабатывать. И в январе 2013 года мы решили развивать дровяной бизнес вместе. Так родилась компания «Петербургский топливный союз».

 

Как заработать на дровах в президентском камине. Изображение № 1.

 

Питерские лесорубы

Чтобы минимально зависеть от партнёров, мы создали своё производство. Обязанности мы распределили сразу же: Юрий отвечает за него, я — за заказы.
В 150 тысяч рублей нам обошлась покупка лесопилки и склада. Древесину закупали у лесхозов и промхозов Ленинградской области. Стоимость одной поставки 45 плотных кубометров леса — 50 тысяч рублей. Никакого оборудования, кроме бензопил, у нас не было, поэтому кололи вручную. Это делали наёмные рубщики. Иногда подключались и мы, когда заказ был срочным. Юрий даже свою технологию придумал, как рубить, чтобы дрова не разлетались. Это позволило нам увеличить производительность ручного труда в три-четыре раза, а себестоимость, соответственно, понизить.

Первый лесовоз мы продавали долго: он ушёл за неделю. Но дело пошло в гору, и уже к концу лета мы вышли на оборот в 600 тысяч рублей в месяц, а численность сотрудников в сентябре выросла до тридцати. Часть клиентов была с уже наработанной базы, остальных привлекали рекламой в интернете. Дополнительно мы предоставляли услугу по доставке каминных дров домой с подъёмом на этаж. Однажды нам позвонил клиент, который попросил вымыть дрова, прежде чем привезти ему. И мы начали присматриваться к этой нише. Оказалось, что предложений в ней почти не было. А если и существовали такие компании, то нужно было потрудиться, чтобы их найти. Мы создали фирменное клеймо с изображением лягушки, которое планировали ставить на каждое полено. Родилось и название марки — Greenex.

Но запуск этого проекта откладывали. Толчком послужил заказ от сотрудников Константиновского дворца. Они каким-то образом вышли на Юрия, номер которого не фигурировал ни в одном из объявлений, и попросили привезти чистые дрова к ним, для камина. Мы поняли, что такой шанс нельзя упускать, и привезли к ним брендированные дрова новой марки.

Мы ждали зиму. К сожалению, она выдалась тёплой. Морозы стояли всего недели две, за которые мы успели еле-еле заработать где-то около миллиона. Этой суммой расквитались с долгами. Многих сотрудников пришлось сократить, а тех, что остались, перевести на сдельную оплату. 

Лечебный дым

Самые популярные дрова — берёзовые и ольховые, хорошо берут и дубовые. Их мы закупаем у местных поставщиков. Есть в ассортименте дрова экзотических пород. Например, недавно появилось чёрное дерево из Африки. Считается, что если подкинуть в камин эти дрова и дышать дымом, то проходит мигрень.
А когда от дерева под кожу попадает заноза, то она не воспаляется. Сами, правда, не проверяли. Это дорогое довольствие: одна коробка стоит 50 тысяч рублей. Пока у нас есть несколько заказчиков на них. Закажем тогда, когда наберём куб, иначе невыгодно. Такие дрова берут скорее не для того, чтобы ими топить, а выкладывают их для красоты у камина.

Есть дрова, пропитанные эфирными маслами. Для этого мы наносим разные экологические масла на торец каждого полена. Запах не очень стойкий, но если выложить их у камина и зажечь, то в помещении будет приятный аромат. Масла закупаем в России. Но в планах — производить их самим.

 

 

В камине у Путина

Есть два вида клиентов: те, что покупают разово (выложить дрова около камина), и постоянные. Они приобретают не для отопления, а, скорее, для создания уюта. Например, посидеть вечером, выпить вина перед камином. Так, за зиму ему нужно будет немного, всего коробок 30, этого хватает на 10–15 раз. VIP-клиентам я сам отвожу дрова. Среди них — генералы, чиновники, просто состоятельные люди.

Мы сейчас делаем третью поставку в администрацию президента. Они закупают много, в основном берёзовые дрова. А в Константиновском дворце, где камин топят нашими дровами с лягушкой, во время экскурсии про нас рассказывают гиды. Это было не с нашей подачи, а с администрации дворца. Забавно, что было даже несколько заказов от кого-то из посетителей.

 

Как заработать на дровах в президентском камине. Изображение № 2.

 

Также мы работаем с сетями через дистрибьюторов. Пока таких посредников четверо, но заявок на сотрудничество — около сотни. Удалось договориться с 30 супермаркетами (по большей части строительной направленности) о продаже наших дров на их площадках. Сейчас мы ведём переговоры с сетью «О'кей».

Как-то нам звонил помощник одного из руководителей в Казахстане. Он сказал, что если он не купит наши дрова, то шеф его уволит. А мы как раз всё продали, в наличии у нас не было. Он звонил где-то раз пять. Не знаю, как сложилась его судьба. А телефон его я потерял. 

Деревянные деньги

В месяц выручка от продажи дров с нашим клеймом достигает 1,5 миллиона рублей, это 15–20 % от всех доходов «Петербургского топливного союза». Чуть больше половины из этого уходит на сырьё. На зарплату расходы не такие существенные, так как у нас работают всего восемь человек.

Многих работников сократили после того, как автоматизировали производство: в нём задействован всего один сотрудник. Затратили на оборудование около 4 миллионов рублей, часть из которых была взята в кредит. Ближе к летнему сезону планируем запустить круглосуточное производство.

 

 

Для шашлыка и для iPhone

Для дачного сезона мы запустили новый продукт — дрова для шашлыка из яблони, виноградной лозы и саксаула (древесина из Казахстана). Дым от таких поленьев придаёт мясу особый вкус. Ещё мы запускаем один новый продукт, но уже непрофильный — деревянный чехол для iPhone и iPad. В зависимости от породы дерева цена будет начинаться от 1 500 рублей. Сейчас ведём переговоры по продаже этого продукта в сети салонов сотовой связи.

Сейчас наша цель в том, чтобы стать одним из самых крупных игроков рынка. Тогда нам будут не страшны даже те, кто скопирует наш товар. Потому что на премиальном рынке важен авторитет и история.

В основном мы ориентируемся на европейский рынок. У нас есть несколько представителей в разных странах, но они пока не очень активны. Дело в том, что мы пока не можем поставлять им регулярно большое количество товара. Наше производство не позволяет это сделать. Был даже случай, когда к нам приходили крупные дистрибьюторы. Но они увидели, что наш склад не сильно заполнен, поэтому от сотрудничества на этом этапе отказались. Именно поэтому мы сейчас ищем инвестора. Сейчас работаем с компанией StartTrack, которая занимается привлечением инвестиций в наш проект. Нам нужно 1,5 миллиона на покупку сушильной камеры и ещё 5 миллионов оборотных средств, чтобы обеспечить поточность для России (закупить сырьё, заготовить товар на складе). Тут решается вопрос времени. Если не найдём инвестиции, то будем вкладывать свои деньги. Но это будет намного дольше. Инвестиции — это скорость. Надеюсь, наша лягушка — символ богатства — в этом поможет.

 

   

Фотографии: Дима Цыренщиков