Бывшие менеджеры Артём Гаврик и Евгений Каминский заинтересовались индийским праздником Холи. Они решили провести его в Москве, но добавив музыкальную программу. Первый фестиваль собрал около 7 тысяч людей. Организаторы поняли, что фестиваль может стать более популярным. Они привлекли известных артистов и стали собирать любителей покидаться краской на катках и летних фестивалях. Благодаря этому за прошлый год Евгению и Артёму удалось заработать 3,5 миллиона рублей. В планах предпринимателей — удвоение выручки и продажа франшизы.

ColorFest

музыкальный фестиваль красок Холи

   

 color-fest.ru

Старт: июль, 2013 год

Бюджет на старт: 20 тысяч долларов 

От сигарет к краскам

АРТёМ ГАВРИК (ОСНОВАТЕЛЬ КОМПАНИИ): Толпа людей, перепачканных красками, веселится в клубах разноцветного дыма — это то, что я увидел на картинке из интернета. Её мне принёс Женя, с которым мы познакомились на работе в табачной компании Philip Morris International. Он работал в IT-отделе, а я — в отделе продаж и дистрибуции. Мы сидели на моей кухне и рассматривали фотографии с непонятного индийского праздника.

ЕВГЕНИЙ КАМИНСКИЙ (ОСНОВАТЕЛЬ КОМПАНИИ): К тому моменту я уже уволился, проработав в компании пять лет. Ушёл в никуда: надоело работать с компьютерами, захотелось делать что-то своё. Я стал искать то, что меня вдохновит. Но когда покидаешь насиженное место, сложно понять, в какую сторону двигаться. Так, сначала у меня был опыт работы в интернет-магазине подарков и сувениров. Потом я увлёкся флешмобами, в частности «Дримфлешем». Это мероприятие, на котором участники, иногда в карнавальных костюмах, собираются на одной площадке и надувают мыльные пузыри. Флешмоб до сих пор проходит в первые месяцы весны в разных городах. Организатором был Михаил Трипольский. Я понял, что делать массовые мероприятия — это круто, и пришёл к Артёму с идеей устроить фестиваль красок. На одном из таких мероприятий с красками холи я был в прошлом году в Москве.

АРТёМ: Но какая должна быть цена на краски? Придут ли люди на такое мероприятие? У нас не было ответов. Но идеей создать яркий праздник мы загорелись.

ЕВГЕНИЙ: И в марте 2013 года начали искать поставщиков краски из Индии. Находил я их через интернет. Каждый убеждал нас, что его краска — лучшая. Поэтому, чтобы сравнить качество, мы сделали заказ сразу у нескольких продавцов. Всего мы закупили две тонны краски, которые обошлись нам в 15 тысяч долларов. Мы переплатили за неё бешеные деньги, ещё повезли самолётом. Потратили на это наши накопления, заёмные средства не привлекали.

 

Как менеджеры табачной компании стали проводить фестивали красок
. Изображение № 1.

 

АРТёМ: Параллельно занимались поиском площадки. Мы пообщались с представителями департамента культуры и остановились на ВДНХ. Нам выделили площадку, которая раньше была хоздвором ВДНХ. Мероприятие «грязное», поэтому решено было провести его на отшибе.

ЕВГЕНИЙ: Следующим этапом было найти людей, которым такой формат будет интересен. Тут мы обратились к Михаилу Трипольскому. У него была благодатная аудитория с «Дримфлеша» — участники, хоть и раз в год, но выходят на улицу надувать пузыри, а не сидят целыми днями в интернете. Эта история началась ещё десять лет назад, когда Михаил начал вести свой блог в ЖЖ про «Дримфлеш». Потом появились сообщества в социальных сетях, куда стали добавляться участники флешмоба, высылали свои фотографии. Но как эти люди отреагируют на то, чтобы испачкаться в краске, — большой вопрос. И тогда мы объединили свои усилия и взяли Мишу в команду. Сейчас он соучредитель.

АРТёМ: Было ясно, что просто в тишине с краской никто веселиться не будет. Тогда мы поняли, что нужно объединить эту индийскую традицию с музыкальным фестивалем. И начали искать артистов. В первый год на сцене выступали не очень известные музыканты, в основном мы обращали внимание на качество. Мы им не платили, но старались, чтобы группам тоже было выгодно выступление у нас. Во-первых, мы предлагали аудиторию. Во-вторых, возможности. Например, группа NeboTaby во время выступления сняла клип. Ролик стал популярным и набрал больше 100 тысяч просмотров. Но хоть  коллективы и выступают бесплатно, техрайдер есть у всех. Это наша головная боль: одному нужен такой микрофон, другому — аппаратура определённой марки. Поэтому сцена и оборудование — это одна из крупных статей расходов.
У нас был всего один спонсор на мероприятии, который разместился за смешные 40 тысяч рублей. Для охраны мы всегда нанимаем ЧОП.

ЕВГЕНИЙ: Кроме того, мы нашли 40 волонтёров, попросили, чтобы они пришли и создали настроение в толпе. Это история по принципу win-win: нам нужно было, чтобы они веселились, а волонтёры этого и хотели. 

АРТЕМ: Они «жгли» в толпе, хотя и без этого настроение было отличнейшее. Мы не ожидали такого успеха мероприятия. По разным подсчётам, на первый ColorFest к нам пришли от 5 до 7 тысяч человек. За день до него с работы я уволился. Утром нас ждало много работы: убрать ограждение, которое мы устанавливаем вокруг площадки, почистить асфальт с помощью поливальной машины. Но мы поняли, что на правильном пути.

 

Как менеджеры табачной компании стали проводить фестивали красок
. Изображение № 4.

 

Веселье продолжается

ЕВГЕНИЙ: Проанализировав первое мероприятие, мы осознали, что раз мы заявляем, что мы музыкальный фестиваль, значит, нам нужны звёзды и имена, чтобы люди приходили именно на музыку. Это должно быть другое качество, техрайдер, другая сцена, другое место, другое всё. И начали готовить ColorFest-2014. Но мы поняли, что краски можно применять не только на крупных фестивалях. Так родилась идея устройства нескольких фестивалей красок на катке. Чтобы участники не испачкали верхнюю одежду, мы закупили белые малярные комбинезоны, которые не пропускают даже пыль. Найти площадку было сложно. Многие катки боялись, что краска может испортить лёд или прокатные коньки. Все участники платили только за краску (100 граммов = 150 рублей, комбинезон = 100 рублей). Вход на мероприятие был бесплатным, как и всегда. Считаем, что праздник должен быть доступным.

АРТёМ: Прошлым летом мы попробовали выезжать на фестивали. Делали свою площадку на «Дикой мяте» и «Нашествии». И там и там нас восприняли очень хорошо. На «Дикой мяте» через нас прошло около тысячи человек, на «Нашествии» — в два раза больше. «Покрасьте мне волосы, покрасьте мне лицо!» — самый популярный запрос с этого фестиваля. 

ЕВГЕНИЙДля нового ColorFest мы решили занять большую площадку в центре. Выбор пал на Болотную площадь. Мы написали официальный запрос на площадку. Нам не отказали, но начались долгие утверждения. Не теряя времени, мы стали заниматься организацией. Нам нужно было заранее позаботиться о количестве краски. Сначала закупили 3 тонны, а потом заказали ещё. В итоге получилось 7 тонн.

На этот раз мы могли уже приходить к спонсорам с успешной историей с прошлого фестиваля. Так, поиском партнёров занимались все вместе. У нас нет человека, который сидит на телефоне и, следуя скриптам, обзванивает компании. Всё скорее на личностном отношении. Нам удалось договориться с несколькими компаниями. Среди них, например, компания «Комус»: мы вместе с ними сделали браслеты на руку с логотипом фестиваля и их компании. И выдавали бесплатно тем, кто сделал репост из нашей группы. Так раздали 3 тысячи браслетов.

Была забавная история с тем, как среди партнёров у нас оказался бренд Axe. Как-то мы сидели в McDonald's, обсуждали детали мероприятия. И увидели, что в помещении проходят какие-то съёмки. Миша, как самый смелый, подошёл к группе, разговорился с ними и рассказал про наш ColorFest. Съёмочная группа оказалась рекламным агентством. Мы обменялись контактами, но на обратную связь не особо рассчитывали. Тем не менее через полгода раздался звонок с предложением придумать какой-то интересный формат для Axe на фестивале.

АРТёМ: Но партнёров мы тоже выбираем. Не все нам подойдут. Например, мы не можем в зону кейтеринга разрешить зайти каким-то сосискам в тесте, должна быть хорошая и модная еда. В этом году, например, к нам приехал бренд яркого мороженого из Санкт-Петербурга. С ними была история, когда они перепутали даты и приехали на фестиваль по ошибке за сутки до начала. Был июль, и жара стояла под 30 градусов. Нужно было спасать мороженое. Пришлось ехать ко мне домой и договариваться с соседями с первого этажа, чтобы они разрешили подключить холодильник к их розетке.

Как и в прошлый раз, на артистов мы снова выходили сами. Плюс у нас появился в команде Дмитрий Бабаев, который не только стал ведущим фестиваля, но и помог с привлечением музыкантов. Он мастер нетворкинга, у него огромное количество знакомых. Благодаря его умениям в качестве хедлайнера фестиваля у нас выступила группы «Банд'Эрос». В то время как ребята выступали, мы нянчились с их детьми у сцены. В то время мало кому известный парень Ярослав Дронов тоже выступил у нас, а после дошёл до финала в шоу «Голос».

 

Как менеджеры табачной компании стали проводить фестивали красок
. Изображение № 7.

 

Всеми организационными вопросами мы занимались на моей кухне: офис у нас появился всего два месяца назад. Мы собирались вместе за большим круглым столом и вели оттуда дела. А за неделю до мероприятия мы просто съехались всей командой вместе, чтобы не тратить время на переписку по электронной почте. Жили, как в лагере: подъём в восемь утра, а работаем до двух-трёх ночи. Моя жена в это время тоже на кухне — готовит завтраки, обеды и ужины. Времени не хватало катастрофически. Был случай, когда кто-то из членов команды проснулся, накинул полотенце на плечи, чтобы умыться, и пошёл в ванную. Но, проходя мимо своего компьютера, увидел письмо. Сел читать и так и не встал до позднего вечера: дела не отпускали.

ЕВГЕНИЙ: Подготовка шла полным ходом. Мы использовали разные каналы продвижения: по городу ездили автобусы с нашей рекламой, по радио Energy крутились рекламные ролики. Известный блогер Гера Стрейзанд специально для нас покрасил волосы в ядовито-зелёный цвет. Об этом тут же написали молодёжные журналы.

АРТёМ: Усилия не прошли даром. И даже наоборот: за неделю до мероприятия мы увидели, что в официальной группе участников начинают прибавляться по 2–3 тысячи человек в день. И мы поняли, что на Болотную площадь не помещаемся.

ЕВГЕНИЙ: Это заметили не только мы, но ещё и префект центрального округа. Нужно отдать ему должное: он срочно собрал совещание, и на нём мы обсудили, куда можно перенести мероприятие с таким количеством людей. Остановились на площади Сахарова. Оставалось четыре дня до мероприятия.

АРТёМ: Конечно, было обидно — мы столько времени готовили Болотную площадь, прописывали, где и что будет стоять, и за четыре дня до мероприятия всё можно было перечеркивать. Но мы сработали очень быстро и чётко, не потеряв ни одного партнёра и артиста. Мы сразу же перезаписали ролик на радио и раструбили о замене площадки во всех соцсетях.

Чтобы избежать негатива со стороны участников, в день мероприятия на Болотной площади мы организовали группу из волонтёров. Они встречали с большими баннерами тех, кто по какой-то причине не слышал о переносе фестиваля. Так удалось перенаправить около 1 500 человек. Мы опасались негатива, но не услышали ни одного плохого слова.

ЕВГЕНИЙ: Краски не хватало, её подвозили в процессе мероприятия. Очереди за краской, конечно, были огромные. У нас было восемь точек продаж, в каждой из которой было по 1 500–2 000 человек. Люди могли стоять в очереди по полчаса и дольше. В следующее мероприятие будем работать над этим, организуем 20 точек.

АРТёМ: На день города мы провели ещё один фестиваль. Мы опасались, что к нам никто не придёт: в этот день в Москве было запланировано 800 разных мероприятий! Тем более в этот раз мы выбрали удалённую площадку от центра в парке «Дружба» у метро «Речной вокзал». Но страхи не оправдались. Мы собрали около 15 тысяч человек. В отличие от центра, тут не асфальт, а зелень, деревья, вода — получилось очень душевно.

 

Как менеджеры табачной компании стали проводить фестивали красок
. Изображение № 10.

 

Расходы и доходы

АРТёМ: Самые большие расходы — примерно 50 % — уходят на краску и сцену. Стоимость аренды площадки в городе колеблется от 600 тысяч до 3 миллионов рублей. В прошлом году нам удалось занять её бесплатно, в этом году точно будем оплачивать сами. До этого года мы не платили и артистам. Но сейчас мы заключили контакт с лейблом Ello, который полностью возьмёт музыкальную программу на себя.

Сцена нам обходилась около 750 тысяч рублей на одно мероприятие. Много и других расходов. Например, на ролик, который мы снимали с высокого здания с видом на фестиваль, ушло 115 тысяч рублей. В этом году мы хотим всё-таки сделать небольшую плату для волонтёров. В целом средняя стоимость мероприятие — около 6 миллионов. Мы всё время развивались на собственные средства. Лишь единожды взяли кредит на 400 тысяч рублей перед самым мероприятием. Вернули долг через месяц.

Мы зарабатываем на продаже краски. Сейчас работаем над тем, чтобы увеличить средний чек: он порядка 500–600 рублей. За прошлый год наш доход от фестивалей достиг 3,5 миллиона. В этом году мы планируем увеличить его как минимум вдвое. 

 

 

 

Планы

ЕВГЕНИЙ: По нам очень сильно ударил валютный скачок. И для того чтобы нам получить цену, которую мы хотим, и не повышать её для участников, нам пришлось выкупить огромный объём краски у поставщика в этом году. Он исчисляется десятками тонн. Мы понимали, что после ничего не остаётся, кроме как сделать очень большое мероприятие или развивать свою франшизу в регионах под нашим брендом.

АРТёМ: Мы видим, что регионы с радостью откликаются на эту историю.
В отличие от Москвы, где в День города могут проходить сотни мероприятий, в отдалённых городах такого не происходит. Это и дополнительная возможность для артистов, которые у нас выступают. Мы можем взять их с собой в тур по российским городам.

ЕВГЕНИЙ: Программа франшизы сейчас находится на стадии подготовки. Наши друзья из Твери и Нижнего Новгорода решили стать флагманами и протестировать такой формат на себе. Важно, что им самим это нравится. Недавно они присылали нам видео со своей планёрки. 12 часов ночи, по их офису бегает розовая собака, сами сотрудники все в краске. «Не смогли удержаться», — говорят.

АРТёМ: Нас часто копируют. Но мы с этим не боремся. Считаем, что просто нужно быть на том уровне, где достать нас уже будет невозможно. В некоторых городах мы видим, что есть люди, которые устраивают мероприятия с красками Холи. Но они не массовые, к тому же не особо прибыльные. Таким мы можем просто предложить свою краску по недорогой цене. Среди возможных партнёров — Самара, Тольятти, Воронеж. Есть люди, которые хотят с нуля запустить в городе такой фестиваль. Мы будем их консультировать, давать советы. Конечно, в таком случае отчисления от выручки будет больше.

Я как-то читал исследование по поводу краски. Мне было интересно, почему она вызывает такой интерес. Оказалось, что дело в её консистенции. Когда человек познаёт мир, то твердые формы ему понять проще, чем сыпучие. Именно поэтому на детских площадках всегда есть песочницы. Потому что ты с ней взаимодействуешь и не можешь до конца понять, как она себя ведёт. Я беру в ладони, кидаю, но не могу предугадать, в какой узор она сложится. И этот процесс бесконечен.