Квесты в Москве открываются едва ли не каждый день. Уставшие после работы клерки грабят банки, исследуют лаборатории, пытаются выжить после ядерного взрыва и даже спасти Путина, отдавая за попытку выйти из комнаты больше 3 тысяч рублей. Быстрый и, казалось бы, простой бизнес привлёк такое количество предпринимателей, что за год существования российский рынок квестов от расцвета успел прийти к упадку. The Village исследовал это явление и выяснил, во что москвичи будут играть дальше.

Первые комнаты

Первый квест «Клаустрофобия» запустился в Москве в декабре 2013 года. Сооснователи компании Stupid Casual Богдан Кравцов, Сергей Кузнецов и Тимур Кадыров, которые до этого занимались выпуском настольных игр «Имаджинариум», решили сделать escape room — такой же, какой Богдан видел в Будапеште. Игроков на час запирают в комнате, и они должны выбраться оттуда, решив разные задачки. Ускорения новому бизнес-проекту придал пост в блоге Артемия Лебедева, бывшего начальника Кравцова. Дизайнер похвалил начинание в нецензурных выражениях и рассказал о том, как сам прошёл квест. После этого от желающих попробовать развлечение не было отбоя. Некоторые игроки просили продать им франшизу, едва выйдя из комнаты.

«К концу прошлого года франшиза у „Клаустрофобии“ стоила до 12 миллионов рублей, — говорит Илья Пухов из „Гильдии квестов“. — В основном деньги брали за то, чтобы поместить новую локацию на сайт компании». По его оценке, сейчас на сайт заходит порядка 70 тысяч посетителей в сутки — такой трафик сравним с посещаемостью небольшого новостного сайта.

Выйди вон: Как Москва полюбила и разлюбила квесты. Изображение № 1.

Вскоре после «Клаустрофобии» в Москве запустился другой квест, «Лаборатория 33». Светлана Буслаева, Антон Кадочкин и Евгений Зыков задумали его ещё осенью 2012-го, но очень тщательно подошли к строительству и в итоге стали вторыми. Свою лабораторию они создавали по мотивам компьютерных квестов, стараясь сделать так, чтобы у игры был сюжет, а участники не просто решали головоломки и открывали замки. «У нас авторские загадки, уходим от использования ультрафиолетовых ламп, открывания сейфов», — говорит Буслаева.

У её компании быстро появились подражатели. «Весной 2014 года мы заинтересовались квестами и прошли всё, что тогда было, — рассказывает сооснователь „Клуба квестов“ Артём Инджикян. — Большинство авторов шли по пути наименьшего сопротивления: расставляли никак не связанные между собой головоломки, прятали ключи, заставляли перемножать на бумажке какие-то числа. В лучшую сторону отличалась только „Лаборатория 33“ — когда мы сходили к ним, мы поняли, как надо делать квесты, и решили открыть свой».

Быстрые деньги

На запуск первого квеста «Лаборатория 33» потратила около 700 тысяч рублей. Недавно заработал второй, «Кома» (по сюжету экстрасенс впал в кому и его сознание преследует тёмная сущность). Он обошёлся в миллион рублей, многие арт-объекты, задействованные в квесте, делал муж Буслаевой и арт-директор компании Антон Кадочкин — это позволило сэкономить.

В среднем строительство квеста, рассчитанного на четырёх игроков, в комнате в 30 квадратных метров в Москве стоит 2 миллиона рублей. «Если вы хорошо строите», — уточняет Пухов из «Гильдии квестов». По его словам, ошибиться со сметой на 20 % могут даже профессиональные художники-декораторы. Неопытные предприниматели иногда тратят на строительство по 5–8 миллионов рублей.

В случае удачного стечения обстоятельств вернуть потраченные деньги можно примерно за полгода. Экономика успешного квеста проста: при загрузке по десять игр в день и среднем чеке в 3,5 тысячи рублей с группы за месяц можно заработать около миллиона рублей. На поддержание работы квеста уходит около 400 тысяч (аренда, зарплата оператора и уборщиков, реклама). Предприниматели, как правило, запускают в одном месте несколько комнат: одна позволяет покрывать текущие расходы, остальные приносят прибыль.

Квестомания

Сравнительно недорогой входной билет на рынок и быстрый возврат инвестиций сделали квесты очень популярным способом заработка. За год в Москве появилось порядка 300 комнат.

«Минимальный оборот, который позволяет квесту существовать, — 100 тысяч рублей, — говорит сооснователь компании CityQuest Александр Гончаренко. — Запас прочности у бизнеса большой». До того как запустить свой квест, он занимался консалтингом и девелопментом загородной недвижимости. Среди его партнёров есть инвестбанкир, разработчик онлайн-игр и совладелец крупной видеостудии. Вместе они когда-то играли в КВН, участвовали в ночных городских квестах.

«Первые две идеи, которые приходят в голову создателям квестов, — побег из тюрьмы и ограбление банка», — говорит Александр Гончаренко. CityQuest тоже решил начать с банка, но, пока шла стройка, в Москве открылось пять подобных квестов. Сейчас у компании семь комнат в Москве, имитирующих старый театр, музей, лабораторию, тонущий корабль. Есть также квест «Диверсант» с участием профессионального актёра. Недавно открыли склеп. «Мы не любители ужастиков, но наша аудитория любит хорроры», — говорит сооснователь компании.

Выйди вон: Как Москва полюбила и разлюбила квесты. Изображение № 3.

На строительство каждой комнаты уходит около 1,5 месяца. По сути, квест — это умный дом с множеством датчиков и контроллеров. Все задания выводятся на пульт оператора, который следит за открытием замков. «С точки зрения оформления это декорации для кино, они выглядят очень натурально и при этом ещё антивандальные», — говорит Александр Гончаренко.

Весной в Москве появились подрядные компании, которые предлагают построить квест под ключ. Со строительством могут помочь компании, которые продают и франшизы на квесты. К примеру, «Выход» запустил комнаты уже в 27 городах — от Петербурга до Находки. В Москве работают его квесты по «Игре престолов» (чтобы избежать проблем с правообладателями, их называют «7 королевств» или «Железный трон»).

Сама компания начинала в Новосибирске. Её основатели занимались организацией мероприятий, но год назад увидели интерес москвичей к открыванию замков и решили запустить такое же развлечение на своей студенческой родине.

«Первый квест был собран не столько за счёт вложения денег, столько с помощью использования артефактов от друзей, — рассказывает сооснователь компании Роман Купецкий. — Мы исследовали блошиные рынки, бункеры». По сценарию выжившие после ядерного взрыва участники должны доказать системе, что они люди, решив семь задач на историю и логику.

Первые пару месяцев предпринимателям приходилось рассказывать новосибирцам о том, что это за развлечение, а потом к ним стали поступать просьбы продать франшизу. Сейчас в Новосибирске работает полсотни квестов — почти столько же, сколько в Петербурге. Это как партнёры «Выхода», так и самостоятельные игроки. Стоимость франшизы у компании Купецкого зависит от региона: 350 тысяч для небольшого города и от миллиона в Москве. Рекорд окупаемости квеста — три месяца, рентабельность — 40 %, стоимость запуска — от 300 тысяч рублей.

Правила игры

Комнаты «Выхода», построенные по мотивам саги Джорджа Мартина, находятся на Зубовском бульваре. В гардеробе на крючках висят холщовые рясы. Их надевают игроки, по легенде, они — простолюдины, которые должны спасти мир: найти семь медальонов и получить оружие от драконов. Во время игры в комнате звучит музыка, но сейчас тихо, слова гулко разносятся по импровизированному замку.

Внутри каждой комнаты установлен компьютер, к примеру, в «Семи королевствах» он спрятан внутри деревянного алтаря. И когда игроки отгадывают загадку или вводят правильные символы, он даёт команду. Допустим, открывается дверь: компьютер отключает магнит, который её держит. Или меч перерубает железные цепи. Налаживать работу механизмов предпринимателям помогают специалисты по электронике из Москвы и Брюсселя. У них также есть знакомый физик, который «ездит после работы к нам и что-то тут шаманит». По словам основателей, механизмы обычно срабатывают. Правда, некоторые чуть хуже. Но уверяют, что «совсем провальной истории не было».

Из соседней комнаты за игроками наблюдает администратор. На его мониторы выводится видео со звуком. Здесь же есть микрофон, через который он может общаться с участниками квеста. Сотрудник вмешивается в ход игры, если игроки пытаются что-то сломать. Тогда его голос раздаётся в динамиках, встроенных под потолком комнаты. Для большего эффекта тембр администратора меняется на раскатистый бас с помощью специального устройства. Поломки бывают часто: что-то чинить приходится каждый день. Для большей антивандальности деревянные меха для раздувания огня пришлось заменить на железные.

По словам владельцев квеста, поломки совершают в основном девушки. Бывают и казусы. Например, после прохождения одной из загадок голова дракона начинает дымиться. Однажды бдительные игроки полили её водой из фонтана, который расположен рядом. Управляющий московским квестом Роланд Горис показывает увесистый ключ. «Это кованый ключ XIX века, казалось бы, его невозможно погнуть, но ребята выгнули рукоятку спиралью, как штопор», — сетует он. Администраторы заранее предупреждают, что потолок в квесте не игровой и смысла искать что-то выше вытянутой руки нет, но иногда кто-то да заберётся на шкаф. «Думают, что с него что-то можно будет увидеть, или просто ради смеха», — рассказывает совладелец компании Илья Съедин.

Выйди вон: Как Москва полюбила и разлюбила квесты. Изображение № 6.

Перед началом игры администраторы просят оставить в ячейках телефоны и часы. Фотографироваться в игровых комнатах запрещено. А глядя на часы, начинают паниковать и не могут сосредоточиться на загадках, говорит Роланд. О том, сколько минут осталось до конца квеста, можно узнать у администратора. Всего на прохождение квеста отводится час. Иногда участникам могут дать минут пять, если они справились почти со всеми загадками.

Строительство комнаты обошлось им в 3–4 миллиона рублей и заняло около двух месяцев. За это время нужно было найти поставщиков и собрать всё воедино. Притом что деревом занималась одна компания, железом — другая, дракона привезли из Екатеринбурга, железный трон выковали в Туле. В комнате работал каменщик, кузнец, столяр. «Нет такой компании, которой ты позвонишь и скажешь: „Алло, нам нужен квест“, — рассказывает Илья. — Всё приходится искать самим». Например, в первом квесте стоит стол с объёмной картой Вестероса. Все замки на ней напечатали на 3D-принтере, а потом покрасили вручную.

«Создатели „Выхода“ молодцы, потому что научились делать квесты по низкой себестоимости», — говорит Пухов из Гильдии квестов. По его словам, всего в прошлом году в запуск подобных комнат было вложено 200 миллионов рублей. Рынок движется в сторону сюжетности. «Если вначале люди открывали замочки, то теперь надо лазить и прыгать», — говорит он.

Надоевшие игрушки

В мае молодой рынок столкнулся с первым спадом. Если раньше на праздники наблюдался бум продаж, то теперь горожане предпочли уже немного приевшимся квестам отдых на свежем воздухе. По словам соосновательницы «Лаборатории 33», сейчас в будние дни к ним приходит по четыре команды, в выходные — по семь. В прошлом году компания проводила по 12 игр в день. Если раньше бронировать комнату на выходные нужно было заранее, то теперь даже у лидера рынка — «Клаустрофобии» — в эти дни остаются свободные места. Для решения проблемы компании увеличивают интенсивность рекламы, активнее сотрудничают со специализированными порталами и агрегаторами, которые составляют обзоры и рейтинги квестов. Но былой интерес вернуть вряд ли удастся.

«Есть перезаполненность рынка, — констатирует Купецкий из „Выхода“. — Появляются некачественные квесты, которые убивают индустрию: их основатели просто едут в мебельный и вешают кучу замков. Люди видят такое и не хотят больше играть».

При этом любой квест — это одноразовый продукт. Мало кто захочет проходить то же испытание во второй раз. «Настанет ситуация, когда все желающие сходят на квест, — говорит Александр Гончаренко. — Но одна комната должна существовать 2,5–3 года». Чтобы увеличить срок жизни комнатам, его компания строит развлекательный центр со спортивными экшен-квестами: в них можно будет играть постоянно, улучшая свой результат.

Выйди вон: Как Москва полюбила и разлюбила квесты. Изображение № 13.

Другая альтернатива замкнутым пространствам — квесты по городам. Компания QuestPlanet выпустила IT-платформу, которая превращает обзорную экскурсию в игру. Купив доступ к вопросам за 1 450 рублей, можно получить доступ к квесту, чтобы потом с телефона или планшета разгадывать загадки на маршруте. Есть варианты для Москвы, Петербурга, Сочи, Анапы, на очереди Нижний Новгород и Казань. Можно также заказать свадебный квест — он помогает чем-то занять гостей во время продолжительной фотосессии молодожёнов. Однако не факт, что любители искать выход из комнаты, самые активные из которых могут за ночь пройти несколько квестов, заинтересуются разгадыванием загадок, к примеру, в саду «Эрмитаж».

Участники рынка продолжают искать выход. «К нам поступают предложения об объединении со старыми компаниями», — говорит Александр Гончаренко из CityQuest. На все предложения он сейчас отвечает отказом: его компания сама строит ещё 15 квестов. Всего в этом году должно появиться 450 комнат с загадками. Кажется, это уже невозможно остановить.

Текст написан при участии Катерины Березиной