На прошлой неделе стало известно, что министерство связи подготовило законопроект о полном контроле над российским интернетом. В случае его принятия государство будет регулировать домены .ru и .рф, точки обмена трафиком, автономные системы, а также сможет следить за трафиком, который идёт через границу. В проекте эти меры объясняются защитой российского интернета от внешнего отключения.

Одновременно продолжают  поступать предложения о том, как регулировать мессенджеры. Чаще всего их аргументируют заботой о безопасности (известно, что боевики запрещённого в России «Исламского государства» общались в Telegram). Сейчас власти никак не контролируют то, что происходит в WhatsApp и Viber. Возможно, возобновится обсуждение о контроле над голосовыми вызовами через Skype, WhatsApp и другие сервисы.

В этом году также должны принять закон о «налоге на Google», который может вступить в силу уже 1 января следующего года. По нему все программы, включая приложения в App Store, Google Play и подписку на Adobe Photoshop, подорожают на 18 %. Российский софт будет продаваться по старой цене.

The Village отследил историю отношений российских властей и интернета, а также узнал у участников рынка, что с ним будет дальше.

Что российские власти сделали с интернетом

2012

30 июля Создан реестр запрещённых сайтов. В него вносят ссылки, по которым размещены призывы к суициду (например, описание способа самоубийства), пропаганда наркотиков (например, метод их изготовления), детская порнография (Роскомнадзор приравнивает к ней хентай и этти) и любая другая информация, которую требуют удалить по решению суда.


2013

1 августа Начал работать «антипиратский» закон. Правообладателям разрешили подавать в суд на пиратские сайты из-за фильмов и сериалов. После решения суда сайту дают три дня, чтобы удалить контент. Если он откажется, его блокируют до тех пор, пока он не удалит спорное произведение.


2014

1 февраля Роскомнадзор получил право блокировать сайты за экстремизм и призывы к беспорядкам.

28 июня Закон, запрещающий экстремистскую деятельность и призывы к ней, расширили на интернет. Его регулярно применяют за посты в социальных сетях, репосты, лайки и комментарии.

Июль После заседания Совета безопасности Минкомсвязи, Минобороны, ФСБ, ФСО, МВД и «Ростелеком» устроили учения, чтобы проверить, будет ли интернет в России работать после отключения от мировой сети. Участник учений утверждал, что российский интернет продолжит функционировать.

11 июля МВД объявило конкурс на выявление способов получить данные о пользователях анонимного браузера Tor.

1 августа Начал действовать «закон о блогерах». Он накладывает на блоги и страницы в социальных сетях, которые посещают больше 3 тысяч человек в сутки, ответственность за клевету, ложную информацию и публикацию государственной тайны. Они должны отметиться в отдельном реестре, указать на сайтах имена и контакты.

1 августа По требованию Генпрокуратуры заблокированы сообщества в сети «ВКонтакте» о марше за федерализацию Сибири, который активист Артём Лоскутов планировал провести в Новосибирске в августе. Роскомнадзор пригрозил 14 сайтам (Slon.ru, TJournal, BBC, «Росбалт» и другим) блокировками за заметки об акции, в которых указывались время и место проведения. Издания сняли или изменили публикации. Марш за федерализацию не состоялся.

5 августа Из-за 12 иллюстраций и двух галерей на некоторое время заблокирован сервис DeviantArt. Провайдеры не могли закрыть доступ по ссылкам, поскольку они находились на сайте, который работает по защищённому протоколу HTTPS, поэтому заблокировали весь сайт.

2 декабря Из-за семи страниц, на которых Роскомнадзор увидел пропаганду суицида, заблокирован сайт GitHub. На следующий день на реестр ведомства провели несколько хакерских атак. 5 декабря ссылки удалили, а доступ был восстановлен. GitHub завёл страницу для будущих претензий ведомства. Последняя запись от 16 февраля 2016 года касается репозитория crimea-ozpp. В нём Роскомнадзор нашёл экстремизм.

21 декабря «ВКонтакте» за пять часов получила 53 письма от Роскомнадзора с требованием заблокировать страницы и посты о митинге, который Алексей Навальный собирался провести после приговора по «делу „Ив Роше“» ему и его брату Олегу. Приговор должны были вынести 15 января, но потом заседание перенесли на 30 декабря.

24 декабря За год Роскомнадзор заблокировал 45 700 ссылок. За пять месяцев в реестре блогеров зарегистрировались 317 человек.


2015

Весна Минкомсвязи и Роскомнадзор якобы провели учения, на которых попытались отключить Россию от интернета. Для этого Роскомнадзор давал команды крупным операторам перекрывать трафик с иностранных каналов. Эксперимент якобы провалился: трафик продолжил уходить, и организаторы учений так и не разобрались, как именно (возможно, за счёт малых провайдеров). Министр связи Николай Никифоров заявил, что нет «сценариев отключить интернет из России извне», пресс-секретарь Роскомнадзора назвал информацию об учениях «бредом».

19 марта Роскомнадзор запретил изданию «Православие и мир» указывать причину и способ самоубийства двух онкологических больных в Москве.

25 марта Группу ЛГБТ-подростков «Дети-404» в сети «ВКонтакте» заблокировали по решению петербургского районного суда за пропаганду гомосексуализма. Администрация соцсети перенесла всех её участников в новую группу, которая работает до сих пор.

1 мая «Антипиратский» закон расширили на музыку, книги и программы. У правообладателей появилась возможность блокировать сайты навсегда, если они нарушили их права дважды. Вечную блокировку нельзя снять даже после удаления спорного контента.

Июнь За два месяца число решений о предварительной блокировке по «антипиратскому» закону выросло почти в четыре раза: за май — июнь 2014 года их было 18, за те же месяцы 2015-го — больше 60. Роскомнадзор назвал рост рынка интернет-кинотеатров на 58 % за год заслугой «антипиратского» закона.

21 мая ЦНИИ ЭИСУ, который взялся выяснять для МВД данные пользователей Tor, решил отказаться от контракта.

28 августа Статья о наркотическом веществе чарас в «Википедии», в которой описывался метод его приготовления, отправлена на блокировку. Роскомнадзор попросил энциклопедию удалить статью, она отказалась, но убрала из текста точные дозировки. Блокировка продлилась несколько часов.

1 сентября Начали действовать поправки к «закону о персональных данных». Они обязывают иностранные компании — Google, Apple, Twitter и другие — хранить и обрабатывать данные россиян в дата-центрах на территории России. Некоторые — Samsung, Lenovo, AliExpress, eBay, PayPal, Uber, Booking.com — согласились это сделать. Если компания откажется переносить данные, то её оштрафуют на 300 тысяч рублей, а сервисы заблокируют. Но Facebook и Google нельзя привлечь к исполнению закона, поскольку у них нет российских офисов, куда Роскомнадзор мог бы прийти с проверкой. Роскомнадзор пообещал не спешить с применением закона.

9 ноября По иску издательства «Эксмо» навечно заблокирован Rutracker.org. Перед заседанием руководство трекера предложило посетителям решить судьбу сайта: удалить книги и избежать блокировки или отказаться. Около 70 % проголосовали против удаления. Претензии касались книг Алекса Орлова, Дарьи Донцовой, Гая Юлия Орловского, Василия Головачёва и Алексея Калугина.


2016

1 января Вступил в силу «закон о праве на забвение». Человек может попросить поисковик убрать из выдачи ссылки на недостоверную информацию о нём, если сможет это подтвердить. Поисковик вправе отказать, но если он не станет удалять ссылки после решения суда, то его оштрафуют на миллион рублей.

26 февраля В первом чтении принят закон о «налоге на Google». Он облагает НДС-программы и услуги в интернете. Закон повлияет на цены приложений в App Store и Google Play, стоимость любых программ и подписок. Во второй редакции из-под закона хотят вывести российских разработчиков, поскольку они окажутся в менее выгодном положении, чем иностранные компании.

12 апреля Суд решил навсегда заблокировать библиотеку «Флибуста». В первый раз доступ к ней закрыли по иску «Эксмо» из-за публикации четырёх книг Рэя Брэдбери.

19 апреля В первом чтении принят «закон о новостных агрегаторах». Он приравнивает агрегаторы с аудиторией более 1 миллиона человек в сутки — «Яндекс.Новости», Google News и другие — к СМИ, обязывает их проверять достоверность информации (этот пункт пообещали убрать), ограничивать распространение экстремистских материалов и блокировать их по требованию Роскомнадзора. Также агрегатор не может иметь долю иностранного капитала более 20 %. Если закон примут в текущем виде, сервис «Яндекс.Новости» прекратит работу. Министерство связи сравнило закон с требованием к владельцам киосков «проверять содержимое продаваемых газет». Его в итоге должны принять в этом году, но в изменённом виде, поскольку нынешняя редакция уничтожит и «Яндекс.Новости», и Google News. Если закон смягчат и с поисковиков снимут обязанность проверять достоверность информации, останутся вопросы о 20 % иностранного капитала: акции «Яндекса» торгуются на бирже, а Google — иностранная компания.

13 мая Роскомнадзору собираются дать право лишать регистрации домены в зонах .ru и .рф без суда. Ведомство собирается применить новые возможности против сайтов с пропагандой наркотиков и экстремизма.

21 мая Сообщество MDK заблокировано по решению суда за материалы, которые оскорбляют чувства верующих и унижают людей из-за религии или национальности. Администрация «ВКонтакте» перенесла почти 7 миллионов подписчиков на страницу с новым адресом.

19 мая Стало известно о проекте поправок, которые накладывают штрафы за информацию об обходе блокировок на «заглушках» запрещённых сайтов (например, упоминание Tor). Провайдеры заплатят за это 50–100 тысяч рублей. Также готовятся поправки, позволяющие закрывать «зеркала» заблокированных сайтов.

26 мая Минэкономразвития предложило запретить военнослужащим и чиновникам переписываться по работе через Gmail, WhatsApp, Viber, Skype и Telegram.

27 мая Стало известно о законопроекте министерства связи о полном контроле над российским интернетом. Государство будет регулировать всю важную инфраструктуру Рунета (домены .ru и .рф, точки обмена трафиком, автономные системы), а также установит СОРМ для слежки за трафиком, который идёт через границу.
В проекте эти меры объясняются защитой российского интернета от внешнего отключения.

30 мая Предприниматель Сергей Михайлов воспользовался «правом на забвение» и удалил из выдачи некоторые ссылки по запросам «Сергей Михайлов Михась», «Сергей Михайлов Михась Солнцево» и «Сергей Михайлов Солнцево». В 1996 году его обвинили в участии в солнцевской преступной группировке, но через два года полностью оправдали. Петербургский миллиардер и ресторатор Евгений Пригожин подал 20 исков на поисковики за отказ удалять о нём информацию из выдачи.

Зачем России регулировать интернет
и к чему это приведёт


Алексей Раевский, генеральный директор Zecurion

В принципе, создать госорган, контролирующий интернет, возможно. Примеры Китая и Турции показывают, что государственное регулирование интернета возможно и на практике. Вопрос в том, насколько плотно хочет государство регулировать и контролировать интернет, какие потребуются ресурсы и какие это повлечёт расходы.

Что это даёт государству? Во-первых, это национализация интернет-трафика. Структура российского сегмента Сети является отражением сложной истории его развития и сейчас сильно хаотична. Из-за этого часто возникают ситуации, когда трафик между двумя российскими узлами проходит через зарубежных провайдеров. Это негативно влияет на национальную безопасность: в случае блокировки российского сегмента Сети зарубежными провайдерами по политическим или каким-то иным причинам его работоспособность будет нарушена. Вторая цель — контрольная. Возможно, власти хотят создать аналог «великого китайского файервола», который в масштабах российского сегмента Сети сможет блокировать зарубежные сайты и службы и анализировать передаваемую через него информацию.

Для интернет-провайдеров и операторов связи последствия в любом случае будут очень серьёзными. Им потребуется перестраивать очень многие аспекты своей работы — от топологии сетей до процедур взаимодействия с регулятором. Это приведёт к существенным затратам, которые в конечном счёте перенесутся на пользователей.

Для пользователей, если новые инициативы направлены исключительно на национализацию трафика, других негативных последствий быть не должно. Скорее наоборот: улучшится связанность российского сегмента Сети, он будет работать быстрее и надёжнее. Если же речь идёт о «великом российском файерволе», то последствия будут исключительно негативными. Как минимум уменьшится скорость передачи данных по Сети, ещё больше снизится уровень приватности в интернете.

Вообще, интернет-регулирование — это достаточно тонкий вопрос. С одной стороны, никто не хочет, чтобы интернет превратился в помойку, в которой на каждом углу продают наркотики и призывают к террористической деятельности. С другой стороны, избыток регулирования может привести к деградации Сети по китайскому варианту. В Китае сейчас запрещены социальные сети, сервисы обмена файлами, службы Google, множество зарубежных СМИ и т. д. На наш взгляд, интернет-регулирование — это процесс, который должен учитывать интересы всех категорий пользователей и ни в коем случае не должен превращаться в инструмент политики и пропаганды.


Герман Клименко

председатель правления Института развития интернета, советник президента РФ по проблемам интернета

Минкомсвязь правильно ставит вопрос, если мы говорим о безопасности. Если у вас с коллегами всё хорошо, то вы можете в кухню в коммуналке ходить через соседей. Но когда начинается война, вы должны сделать себе отдельный вход.

Если нам завтра закроют зарубежные каналы, то мы внутри себя со своим собственным трафиком не справимся. Также это касается истории с доменными зонами.


Ася Мелкумова

пресс-секретарь «Яндекса»

Мы не комментируем контроль над трансграничным трафиком, потому что следов этого проекта — законопроекта, пояснительных записок и т. д. — не было в рабочих группах, куда входят наши специалисты. Нам известно только то, что пишут в прессе. Не видя документа, сложно его анализировать и делать выводы.

(На это же сослались, например, в Координационном центре национального домена сети интернет. По этой же причине ранее эту инициативу не стали комментировать в «Ростелекоме», МТС, «Мегафоне» и «Вымпелкоме». — Прим. ред.)

Повестка, в которой «Яндекс» сейчас активно участвует, — это обсуждение законопроекта о новостных агрегаторах.
В день внесения документа в Госдуму мы опубликовали основные выводы о его влиянии на отрасль, а весной написали официальный отзыв и передали его в комитет по информации Госдумы. Вместе с нами свои отзывы через РАЭК передали Mail.Ru Group и Rambler&Co. Начались встречи рабочей группы в Госдуме, на которых присутствовали и представители Google. Обновлённую версию законопроекта, учитывающую поправки интернет-компаний, обещают представить ко второму чтению. Точная дата пока неизвестна, поэтому изложу суть нашей позиции.

В нашем отзыве на законопроект мы отмечали размытость определения «новостной агрегатор». Юристы компании предложили другие критерии. В первую очередь агрегатор самостоятельно подбирает и систематизирует новостные материалы, в том числе на основании автоматических алгоритмов. Это значит, что к агрегаторам нельзя отнести сайты, на которых информация размещается не владельцами, а пользователями: владельцы не должны нести ответственность за пользовательский контент. Во-вторых, юристы «Яндекса» предложили чётко отделить новостные агрегаторы от поисковых систем, поскольку последние не занимаются распространением информации, а лишь осуществляют поиск по запросу пользователя, индексируя огромный массив информации в автоматическом режиме, и не оценивает информацию на предмет её правомерности и достоверности. Мы также отмечали, что требования законопроекта должны распространяться только на информацию, представленную на сайте агрегатора, а не на ресурсах-первоисточниках, например на комментарии пользователей, результаты поисковой выдачи и т. д.

«Яндекс» предложил сузить термин «новостная информация», так как в первой версии единственным критерием её определения была общедоступность. По мнению компании, определить новости можно через другие критерии: например, эта информация должна относиться к текущим общественно-политическим событиям и т. п. Также мы напоминали, что предъявленные к агрегаторам требования неисполнимы, поскольку не соответствуют их фактическим возможностям. Большинство требований может быть предъявлено только лицам, которые непосредственно готовят новостные материалы. Кроме того, по нашему мнению, в законопроекте необходимо уточнить, что прекратить распространение конкретной информации агрегатор может по решению уполномоченного органа исполнительной власти, а не в результате премодерации новостей.


Текст: Николай Удинцев, Владимир Квасников

Редактор: Анна Соколова