Правнучка французского ювелира Варвара Лабутина производит чармы — подвески-воспоминания для браслетов. У своих заграничных родственников Лабутина
одолжила деньги и приобрела 3D-принтер за 2 млн рублей.

 

 

Сочетая технологии и традиции ювелирного дела, компания LeDiLe генерирует выручку в размере 650 000 рублей в месяц. 

СФЕРА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

БЮДЖЕТ НА ЗАПУСК

Ювелирное дело

 

около 5 млн рублей

ДАТА СТАРТА

 

САЙТ

март 2012 года

 

www.ledile.ru

 

Варвара Лабутина

Соучредитель компании LeDiLe

 

 

Как пришла идея

Я окончила МАРХИ два года назад, поначалу планировала уйти в архитектуру, но на последних курсах института поняла, что архитектура — это, наверное, слишком глобально для девушки. Ювелиркой я увлекалась с детства. Мой прадедушка — француз и ювелир, и он когда-то сделал для бабушки чарм-браслет, который до сих пор хранится в нашей семье. Название LeDiLe — это сокращение имён прабабушки Елены Диановны и прадедушки Леона. Они побывали во многих странах, собирали эти подвески, в Европе это давняя традиция. Все королевские семьи имеют свои чармы. Я оценила рынок и решила производить чармы в России, мне кажется, наша компания — единственная с такой специализацией.

 

Запуск проекта

Компания официально существует год, мы презентовали её в марте 2012-го. Но к моменту официального открытия мы уже сделали 700 чармов, буквально ночевали в мастерской, чтобы поднять объём, с которым можно выходить на рынок. За год мы создали около 15 коллекций, в каждой порядка 10 чармов. Ювелирный процесс безумно дорогой, оборудовать рабочее место для одного ювелира стоит 100 000 рублей, но мы нашли инвесторов, точнее, они нашли нас сами. Это мои родственники из Франции, которые профинансировали проект. Первоначально была идея возить чармы из Франции, но я решила не связываться с таможней. В компании работает 10 человек.

 

 

 

 

 

 

Можем делать вещи с российским колоритом, можем делать чармы — буквы кириллицы.

 

 

 

 

Технология

Коллекции чармов разрабатываю я. Коллекции разрабатываются к праздникам: 14 февраля, 8 марта и т.д. Есть несколько технологий производства чармов: первая — 3D-моделирование, при котором создаётся более геометричное изделие, вторая — это работа самого мастера-ювелира, когда он делает изделие сразу из металла, но сначала создаётся мастер-модель, и третий вариант — это работа по воску или пластику, из воска дизайнер создаёт модель уже по своим эскизам своими руками. 

Идеей наших чармов было сохранить их винтажный стиль. Это мелкая деталировка, они не лаконичные, как сейчас модно. С технологией нам помогли наши винтажные бабушкины чарм-браслеты, мы добивались сходства с ними опытным путём. 

От эскиза до конечного тиражирования изделия проходит две недели, ещё две недели уходит на то, чтобы прошло опробование. Все ювелирные изделия проходят проверку. То есть перед тем, как чарм появляется на рынке, проходит месяц. Весь этап создания моделей проходит здесь, в мастерской, в чужие руки мы ничего не отдаём. Процесс создания очень трудоёмкий, включает много стадий от создания модели до тиражирования, для каждого этапа нужен опытный специалист, требуется много дорогой техники. При этом изделие стоит 500 рублей, мы стараемся держать цены.

 

 

Фамильные ценности: Как ювелир Варвара Лабутина зарабатывает с помощью 3D-принтера. Изображение № 1.

 

 

 

3D-принтер в ювелирном деле

На ювелирном рынке 3D-принтер — не новое явление. Эта игрушка стоит достаточно дорого, наш Solidscape обошёлся в 2 млн рублей. Мы не просчитывали, окупится он или нет, нам хотелось свободы творчества. Нашему принтеру уже три года, работаю с ним только я, трепетно к нему отношусь, иногда он любит капризничать.

Есть много различных видов принтеров, и к каждому есть свой подход и технологии, этот нам понравился тем, что он позволяет воссоздавать любую форму по принципу наращивания. Наращивание — это послойное воспроизведение, как будто взяли фигурку и нашинковали её. У каждой фигурки есть контур и много слоёв, которые принтер наращивает с нижнего по верхний. Следить за ним постоянно не нужно, периодически я кидаю взгляд, как он работает, но в принципе нужно только запустить. Зависит результат от того, как подготовить файл: если там будет ошибка, то и модель выйдет с ошибкой. С помощью принтера мы создаём модель изделия из воска, металлический чарм делается руками.

Покупают принтеры в основном крупные ювелиры, а остальные арендуют, мы иногда сдаём его в аренду. Нужно помнить, что работа принтера занимает всего лишь 5% от времени всего производственного цикла чармов, он только наращивает одну модель из воска, он не делает массовку, поэтому акцент на него мы не делаем и могли бы обходиться без него. Пожалуй, его ценность — не финансовая, а эмоциональная, с его помощью можно экспериментировать и создавать какие-то вещи лучше, чем можно было бы сделать вручную, например, какие-то геометрические фигурки. Ещё он может сделать пустотелые изделия. У принтера свои возможности, а у человека свои.

В производстве моделей чармов технологии принтера и работы с воском вручную у нас используются 50 на 50, например, модель Эйфелевой башни делал 3D-принтер, а змея — ручная работа, так как фигурка более пластичная. Также есть смешанная технология: у ёжика иголочки — принтер, а мордочка и лапки — пластика, потом это всё монтируется и собирается.

 

Деньги

Средняя выручка в месяц составляет около 650 000 рублей. Месячные затраты подсчитать сложно, так как драгметалл закупается в зависимости от потребности, один месяц на него большие затраты, другой — нет. В нашем деле очень дорогие расходники, одна коробочка эмали стоит 1 000 рублей, а есть ещё воск, резина и т.д. Стоимость всего оборудования в нашей мастерской, кроме принтера, составляет около 2 млн рублей. 

Ювелирному бизнесу не обязательно иметь такой принтер, как у нас, — Solidscape, дешёвый будет стоить 700 000 рублей, хотя можно обходиться и вручную. У нас много друзей, которые тоже занимаются ювелирным бизнесом и прекрасно живут без больших капиталовложений. Есть ювелиры, которые дома сидят и работают чуть ли не на коленках, но у них и цели другие.

 

 

 

 

 

Мы настроились на масштаб страны и стараемся делать большой ассортимент.

 

 

 

 

Продвижение

Первоначально, оценив рынок, мы решили, что нам следует развиваться через интернет. Первое, что мы сделали, — запустили свою группу во «ВКонтакте», в Facebook, в ЖЖ, я лично веду свой блог в ЖЖ, мы продвигались на топовые места. Все покупатели изначально шли из ЖЖ, так как там я освещаю весь процесс производства чармов, его трудности. Также у нас есть Клуб любителей чармов. Заказы мы не берём, но однажды, например, нас забомбили просьбами: хотим ёжика! И мы выпустили ёжика. Мы работаем с запросами клиентов, в основном общаемся с ними через ЖЖ.

Мы используем только контекстную рекламу в Facebook. Хотелось бы дать рекламу в хороший глянцевый журнал, но там одна страничка около миллиона стоит, мы эти деньги лучше в производство вложим. 

 

 

Фамильные ценности: Как ювелир Варвара Лабутина зарабатывает с помощью 3D-принтера. Изображение № 6.

 

 

 

Планы на будущее

Как только мы открылись, нам стали сыпаться коммерческие предложения из разных городов, но год назад мы не были готовы к открытию своей точки, хотя я понимала, что людям хочется посмотреть на изделия вживую, потрогать их, поперебирать. Теперь мы дозрели и собираемся написать франшизное предложение.

Автор: Мария Любимцева
Фото: Антон Беркасов