Юрист Бэлла Ужахова, понаблюдав за работой языковой школы в состоянии упадка, решила использовать собственные знания и возможности мужа-полиглота.

Несмотря на высокую конкуренцию и мощных сетевых игроков вроде English First, Ужаховой удаётся работать с прибылью: на самоокупаемость школа вышла через полгода.  

 

Сфера деятельности

Языковые курсы

Дата старта

28 января 2012

 

Бюджет на запуск

300 000 рублей

Сайт

larondine.ru

 

Бэлла УЖАХОВА

Создательница языковых курсов Rondine

Идея

По образованию я юрист. Во время учёбы меня пригласили на практику по специальности в языковую школу Highway. Я пришла в компанию как раз в момент глубокого кризиса. В то время школа одной из первых запустила акцию на сайте купонов: полугодовые курсы языка продавались за копейки. Меньше чем за 24 часа скидку приобрели сотни людей. Круглая сумма, в одночасье появившаяся на расчётном счёте компании, вскружила администрации голову. Средства потратили быстрее, чем ученики закончили курсы. Стало ясно, что нечем платить зарплату преподавателям. Я видела ошибки руководства и понимала, что в аналогичной ситуации смогла бы решить проблемы компании в одиночку.  

Дохода стажировка не принесла, зато тогда я впервые осознала, что хочу открыть свою школу по обучению иностранному языку. Для старта понадобились 300 000 рублей, которые были отложены на покупку машины, юридическое образование, какой-никакой опыт работы в языковой школе, а главное — муж Адам, в совершенстве владеющий четырьмя языками. 

Я знала, что начинающей школе не угнаться за такими гигантами, как English First или Big Ben. Ставка изначально была сделана на низкую, по московским меркам, стоимость курса: 5 500 рублей за любой язык. Это на порядок дешевле, чем расценки сетевых школ. Кроме того, в Rondine действует железное правило: не более пяти человек в группе. В Москве можно найти школы с таким же ценником, но помимо вас с преподавателем будут заниматься ещё 10 учеников.

 

Как начинали

Мы понимали, что сперва нужно найти людей, а затем — помещение, поэтому начали с разработки сайта. Первую версию сделал за спасибо наш друг. Сайт-визитка был красивым, но абсолютно нефункциональным. На поиски человека, который сделал страничку школы такой, какой мы её себе представляли, ушло довольно много времени. Первые 15 студентов пришли не из интернета. Они уже знали моего мужа как полиглота, способного научить языку.

Оформление документов началось параллельно с открытием школы. Мы не торопили процесс, поскольку на это уходит очень много средств, а мы ещё не знали, как долго сумеем продержаться. Регистрацию бизнеса, несмотря на то, что я сама юрист, пришлось делегировать адвокату. Его услуги стоят недёшево, но если сравнить с теми средствами, которые ты теряешь, занимаясь не школой, а бумажками, вырисовывается выгода.

 

 

Первое время мой муж Адам мчался после основной работы
в школу, где до ночи сидел со студентами. Однажды он настолько устал, что почти умолял меня бросить всё

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Продвижение

Поначалу мы печатали и раздавали листовки, но быстро поняли, что даже самая дорогая бумага и краска не принесут желаемого отклика. На 5 000 распространённых листовок приходилось два-три человека, которые звонили нам. Больше всего рекламы дали в интернете. Помимо объявлений на сайтах «Молоток.ру», «Теории и практики», «Яндекс.Маркет» я оставляла рекламу на страничках в соцсетях крупных языковых школ. Прежде чем администрация удаляла сообщение и банила нас, по ссылке успевало переходить человек 40. Двое из них звонили.

Акции на сайтах-купонаторах не окупают себестоимости курсов, зато позволяют экономить на рекламе. Любители скидок смотрят, что мы за школа, за счёт чего резко повышается посещаемость нашей странички и она автоматически поднимается в рейтинге «Яндекса» и Google. 

Тем не менее ни контекстная реклама, ни скидки всё равно не привели к нам столько клиентов, сколько сарафанное радио. Раньше я думала, что люди ищут школы по географическому принципу, где им ближе. Действительно, в самом начале почти вся наша клиентура состояла из жителей Пятницкой. Люди искали «курсы иностранного на „Новокузнецкой“», а мы отметились на всех возможных картах и в справочниках в интернете. Сейчас студенты приезжают даже из далекого Подмосковья. Начала работать репутация.


 

Проблемы

Первое время моей палочкой-выручалочкой был муж Адам. Пять дней в неделю он был занят на основной работе в институте, после чего мчался в школу, где до ночи сидел со студентами. В выходные у него тоже были занятия. Заработанные Адамом на уроках деньги я забирала на аренду. Однажды он настолько устал, что почти умолял меня бросить всё. 

Языковая школа — сезонный бизнес, если ты работаешь с частными клиентами. После майских праздников люди возвращаются из отпусков без денег — никто не идёт учиться. Затем лето — дачный сезон. В сентябре начинаются занятия, и студенты долго разбираются со своим расписанием. Октябрь, ноябрь, февраль и апрель — более-менее прибыльные месяцы. Зато начало декабря — проседание в бюджете. Новый год и связанные с ним хлопоты отбивают желание посещать курсы. В январе все очень долго раскачиваются. Поначалу, когда у тебя всего 15 студентов, уход каждого сильно бьёт по карману.

 

Век учись: Как языковая школа Rondine привлекает учеников. Изображение № 1.

 

Выручка

Только спустя полгода мы впервые вышли в ноль. После этого прибыль стала расти. Сейчас она доходит до 80 000-100 000 рублей в месяц при выручке до 500 000 рублей. Тем не менее вложенные в школу с момента открытия 2,5 млн рублей доходы ещё не окупили. Невысокая стоимость языковых курсов Rondine — палка о двух концах. Многих притягивает, а многих, напротив, отталкивает. Когда потенциальные ученики видят наш прейскурант, половина относится с недоверием: за хорошие курсы школа не возьмёт так мало. Я же считаю, что 5 500 рублей — адекватная цена хороших языковых курсов.

Мы можем поднять цену, но в этом нет cмысла: тогда Rondine ничем не будет отличаться от сетевых школ. Повышение стоимости приведёт к тому, что новым клиентам будет неважно, насколько профессиональные преподаватели работают с ними и грамотно ли составлена программа. Они не задержатся здесь надолго, а просто уйдут в другую школу по купону. Прослушают курс там, купят ещё один купон и перейдут в следующую.

 

Советы

 

В нашем деле лучше не связываться с франчайзингом. Рано или поздно главный офис захочет полностью управлять проектом, контролировать всё, вплоть до учебных материалов. С нами случилось именно так. Итальянская ассоциация, под брендом которой мы хотели открываться, чтобы не говорить клиентам, что работаем на рынке всего пару месяцев, хотела взять управление школой в свои руки, фактически отстранив от принятия ключевых решений нас с Адамом. Разумеется, от работы на таких условиях мы отказались.

Мы живем во время глобального дефицита внимания людей друг к другу. Если клиент понимает, что на него всегда найдётся пять минут, он обязательно станет вашим хорошим другом и порекомендует школу своим знакомым.

Текст: Регина Адер

Фото: Мария Минкова