Михаил КОМАРОВ

Основатель коворкинга «Рабочая станция»

Как всё начиналось

Я приехал из Владикавказа и поступил на факультет дизайна интерьеров. Примерно тогда же мы с партнёрами открыли архитектурное бюро. Мне всегда хотелось делать что-то красивое, и с его помощью я стал заниматься интерьерами. В начале 2008-го мы с другом, который на тот момент находился в Чехии, запустили студию веб-разработки Myme в Праге. Сняли небольшой офис и стали работать на пражских клиентов. Потом расширились: у меня появились связи с крупными московскими агентствами, открыли представительство в Киеве. В какой-то момент мы поняли, что нужен хороший офис: хотелось, чтобы каждый день было приятно в нём находиться. Я стал искать помещение, и это оказалось проблематично: то, что мне нравилось, стоило очень дорого.

 

Идея

В 2008 году я прочёл статью на «Хабрахабре» о том, что в Москве уже есть около пяти-шести помещений, которые зовутся коворкингами. Я подумал — раз это пользуется спросом, почему бы не снять хороший офис, в который получится приглашать близких по духу людей? Идея была простая: я буду сидеть в офисе бесплатно, а заплатят за него другие люди. 

 

Поиск места

Сложнее всего было найти место. После долгих поисков мы заняли пространство на Кутузовском проспекте. Договорились, арендовали, начали стройку. Через две недели написали пост на «Хабрахабре» о том, что открываемся, рассказали об условиях. И вдруг владелец завода говорит: «Сорри, нас сносят». Мы стояли на противоположном берегу от «Москва-Сити» — кажется, они хотели построить что-то и на нашей территории. 

С тех пор я снова стал искать, пока команде студии приходилось работать на съёмных квартирах. Думали насчёт «Флакона», который тогда ещё был совсем другим, — хотели поставить коворкинг прямо на крыше здания. Проектировали, согласовывали, потратили на это около полугода. Нам отказывали, предлагали другое место, но ничего не получалось. Долго обсуждали идею с «Красным Октябрём», но всё слетело. Так продолжалось два года.

 

«Рабочая станция»: Зачем владелец веб-студии открыл коворкинг. Изображение № 1.

 

Решение

В феврале 2012 года мы гуляли с бывшим партнёром Юрием Крыловым в Парке Горького и подумали — почему бы не создать коворкинг здесь? Мы как раз хорошо подходили новой концепции Парка Горького, плюс был контакт человека оттуда. Мы позвонили, рассказали идею и через пару дней встретились с директором — Ольгой Захаровой. Нам предоставили пространство на договорных условиях — взамен мы готовы были проводить какие-то образовательные мероприятия, полезные для парка. Например, Собянин и Капков выступали у нас — в такие дни коворкинг не работает, но это часть того, на что мы соглашались. 

Мы хотели устроиться в центральной части парка, но мест не осталось, и тогда нашли это, ближе к Ленинскому проспекту. Здесь были развалины старого сгоревшего здания и пустота. В апреле мы начали стройку, и уже в июне стояло новое здание. 1 августа 2012 года мы открылись большим коворкингом на 82 места. 

 

Цели

Кроме того, что мы создавали комфортный офис для собственной студии, я хотел использовать рабочую силу — ведь в коворкинг очень часто приходят фрилансеры. Получается, рядом с тобой сидит тот же сотрудник, только он ещё и платит за своё место. Мы хотели помочь студии развиваться быстрее, но когда открылись, поняли, что «Рабочая станция» — это отдельный бизнес, его нельзя рассматривать как вторичный. 

За время существования коворкинга появилось много новых связей, лояльность к Myme сильно выросла. Люди приходят, знакомятся, мы общаемся, а потом я рассказываю, что есть ещё компания, которая занимается веб-разработкой, и они могут взять себе заказы.

 

Развитие

Мы заполнились на 100% через месяц и 10 дней. В мой день рождения продали последнее место. Первое время держали пять мест для однодневок, а остальные снимали на месяц или более длительный срок. С тех пор мы практически всегда были заполнены — только зимой произошёл спад, но это из-за проблемы с электричеством. 

Сначала мы позвали всех своих друзей, партнёров. Сарафанное радио — лучшее, что может быть. Хорошо работает история c Instagram: люди фотографируют, ставят метки, и потом мы по комментариям видим интерес: «А что это? Где это? Сколько стоит? Приеду-посмотрю».

 

 

Мне казалось, что коворкинг — место для фрилансеров,
но у нас сформировалась стартап-тусовка. Приходили люди, которым удобнее находиться с нами, а не офис снимать

 

 

Мне казалось, что коворкинг — место для фрилансеров, но у нас быстро сформировалась отдельная стартап-тусовка. То есть приходили люди, у которых уже есть бизнес, но по каким-то причинам им удобнее находиться с нами, а не офис снимать. Так я познакомился с основателем «Цукерберг позвонит», создателями проекта «Facebook для бабушек», ребятами из Mili.ru. «Рабочая станция» — круглосуточный коворкинг, так что работать можно и по ночам.

К нам приходят за атмосферой. Это не люди, у которых проблема с финансами, поэтому они выбирают коворкинг: достаточно посмотреть на машины за окном — там и Rolls-Royce встречаются. Мы стараемся делать хороший сервис, за который люди готовы платить. Не все коворкинги готовы лезть в эту ценовую категорию, а мы не готовы падать. Соответственно, и прямых конкурентов не остаётся.

 

Бизнес-модель

Мы стали зарабатывать с первого месяца, когда заполнились целиком. Вложения в проект составили 15 млн рублей. Чистую прибыль начнём получать, скорее всего, в июне. Cейчас наша выручка — 1,7 млн рублей в месяц.

Иногда сдаём помещение под лекции больших компаний, но выбираем только те, которые интересны нашему сообществу. Зарабатываем на сдаче мест и переговорных комнат. Если посмотреть список ожидания, у нас всегда очередь. Сейчас есть три тарифа: 13 000, 15 000 и 18 000. Обычно выбирают средний — фиксируют рабочее место и получают шкаф для вещей. За время работы мы один раз повысили тарифы: сначала было 10 000, 13 000 и 15 000. Весной несколько человек сами предложили мне поднять цену, потому что на площадке стало очень много людей. Так мы снизили посещаемость, компенсируя её повышением стоимости. 

Вообще, у нас очень маленькая ротация: около 70% сидят уже пять-шесть месяцев. Команда из трёх человек платит 45 000 рублей, имея при этом 430 кв.м. пространства. Однодневок много, они составляют порядка 25% выручки. Это много, учитывая, что мест свободных нет и мне самому непонятно, как им удаётся сесть. 

 

Планы

В сентябре мы проводили первую российскую конференцию по коворкингам. Рассказывали об архитектуре, выстраивании пространства, получили положительный фидбэк. Мы всё сами проектируем, поэтому есть чем поделиться.

Сейчас занимаемся строительством двух больших коворкингов, пока только в Москве. Планируем открыть их в конце года. Для меня это всё хобби, которое помогает реализовывать те или иные вещи. 

В планах — твёрдо встать на ноги на российском рынке, чтобы никто не осмелился больше сюда идти. У нас есть много предложений сделать коворкинг в регионах, но это больше франшизная история. К тому же не все условия нас устраивают, а многие не понимают, что создание коворкинга будет стоить не меньше 10 млн рублей.

 

Фотографии: Екатерина Васильева