The Village продолжает рубрику, в которой рассказывает про знаковые нежилые здания Москвы. В связи с новостью о скором закрытии корабля «Валерий Брюсов» на Крымской набережной, который успел стать важным арт-кластером и символом города, мы решили пообщаться с теми, кто здесь вел бизнес и организовывал вечеринки.

Фотографии

Ефрем Иванов

Текст

ЮЛИЯ РУЗМАНОВА

Текст

АНДРЕЙ ЯКОВЛЕВ

История

Теплоход «Валерий Брюсов» у берега Крымской набережной в парке «Музеон» заработал как арт-пространство 13 июля 2014 года. Хотя корабль пришвартовали к набережной еще в 1993 году, а перед этим восемь лет его эксплуатировали на воде. До реконструкции «Брюсова» в течение 20 лет здесь работала гостиница, ресторан, казино и (по неофициальной информации)  бордель.

Реконструкцией корабля и преобразованием его в арт-кластер занималась команда УК Realogic во главе с бизнесменом Николаем Матушевским, которая также создала дизайн-завод Flacon, а сейчас активно занимается развитием нового городского пространства — «Хлебозавод». Первыми резидентами «Брюсова» стали магазин Студии Артемия Лебедева, кафе «Сито», бар «Волна», шоу-рум Physika, магазин с украшениями Jerusalem Bazar, лавка с книгами в ручном переплете Lamartis и концепт-стор adidas Originals.

Однако уже в сентябре 2014-го, через пару месяцев после открытия, у нового места появились проблемы: корабль не прошел проверки Роспотребнадзора. В частности, ведомство нашло на судне немаркированный инвентарь, при этом на корабле не было специальных баков для утилизации люминесцентных ламп. По этим и другим причинам теплоход признали небезопасным для посетителей и закрыли до устранения всех недочетов.

«Брюсов» возобновил свою работу в июне 2015 года. На этот раз на нем обосновались около двух десятков резидентов. Половина из них — уже знакомые по предыдущему году, остальные — новички. В частности, появились магазин для вейперов Babylon Vape Shop, языковая школа Mypeople, студия йоги Yoga Boat, кафе Mams & Paps. Кроме того, на корабле стали проводить техно-вечеринки, самые популярные из них — Meduza.

В начале апреля стало известно, что «Брюсов» закроется в середине мая по требованию прокуратуры, поскольку он «работает в формате арт-центра на воде и эксплуатируется без договора водопользования», чем нарушает пункт 2 части 1 статьи 11 Водного кодекса Российской Федерации. За это юрлицо, владеющее теплоходом — ОАО «Московский туристический флот», — и гендиректор компании должны заплатить штраф — 50 и 10 тысяч рублей соответственно.

Администрация «Брюсова» рассказала, что с 2015-го по 2017 год вела переговоры с департаментом транспорта города Москвы о возможности сохранить проект. В итоге договориться не удалось — власти потребовали переместить теплоход из акватории Москвы-реки. Соответствующие решение утвердил Замоскворецкий суд.

О дальнейшей судьбе корабля пока официально не сообщается. Известно только, что теплохода не будет на привычном месте после 15 мая. Чтобы судно смогло пройти под мостами, ему, скорее всего, срежут верхнюю палубу, но «может быть, правительство придумает другой способ перевозки», уточняют представители пространства.

МЕСТО: корабль «Валерий Брюсов»

ФУНКЦИИ: торговые площадки, образовательные проекты, выставки, развлекательные и спортивные мероприятия

ЭКСПЛУАТАЦИЯ: пассажирский круизный теплоход «Валерий Брюсов», построен в Австрии в 1984 году,  с июня 1993 года эксплуатируется как стоечное судно, как арт-кластер заработал в 2014 году

РЕКОНСТРУКЦИЯ: УК Realogic

ПЛОЩАДЬ: LAB — центр корабля площадью 120 квадратных метров

Sundeck — палуба площадью 260 квадратных метров

ДАТА ОТКРЫТИЯ: 13 июля 2014 года

Кто и как здесь работает

Кирилл Чернев

диджей, музыкант, арендует каюту на корабле

Я на корабле с самого начала, то есть уже больше трех лет, снимаю тут небольшую каюту, которую использую как студию. Летом играю на солнечной палубе как штатный диджей.

Корабль — это основная причина, почему я вообще оказался в Москве. Я занимался музыкой в Петербурге, потом моя студия там сгорела — на фоне этих событий я психанул и уехал из страны, тусовался в Германии, а когда закончилась виза, вернулся. За полгода до этого мы с Лешей Капитановым (директор корабля «Брюсов». — Прим. ред.) общались немного пьяненькие, и он сказал: «Короче, Кирилл, мы захватывает корабль в центре Москвы, делаем три event-площадки». И вот спустя немного времени они позвали меня на открытие Брюсова.


Корабль иногда качает, и это отразилось на груве моей музыки — в звуке появилось как бы округлое покачивание

Так я попал на корабль, отыграл первое выступление, а после него ходил-бродил здесь и зашел в одно помещение — закрыл глаза и представил в нем кучу своих девайсов. Тогда я сказал Капитанову, что им не хватает на корабле музыкального пространства. Я вернулся в Петербург, а на следующий день мне позвонил директор корабля, предложил то помещение под студию и сказал: «Нам вообще руки нужны. Короче, я беру тебе билет в Москву сегодня?»

Так я оказался на корабле. Я всем помогаю здесь по технической части, но зарплату за это не получаю, зато мне предоставлена большая скидка на аренду и я выступаю на вечеринках, летом я тут играю на постоянной основе. Когда я стал писать музыку на корабле, у меня сильно изменилось звучание. Корабль иногда качает, и это отразилось на груве моей музыки — в звуке появилось как бы округлое покачивание.

Есть два абсолютно разных периода жизни этого места. До того как корабль закрывался — Ветхий завет и после — Новый завет. Весь костяк команды сформировался по большей части в Ветхом завете, и закрытие стало фильтром людей. Те, кто был коммерчески настроен, сразу отвалились, а те, кто воспринимали место как арт-кластер, вернулись, несмотря ни на что, и стали еще плотнее сотрудничать. В Ветхом завете «Брюсова» были 50 % людей из Петербурга, и они привнесли сюда питерской романтики. Здесь был свой принцип взаимодействия людей. Все заранее знали, что корабль могут закрыть, но продолжали здесь работать.

Первое время капитан корабля очень подозрительно на нас смотрел, потому что в 90-е тут было казино и каюты почасовой аренды, но потом он поверил, что мы будем создавать что-то совсем другое. Представляю, как грустно быть капитаном корабля, который не плавает.

Это место, куда надо было вести иностранцев в Москве, здесь было много туристов, им можно гордиться. На корабле проходило очень много образовательных проектов, обучали диджеингу и написанию музыки, проводили фестивали, посвященные изобразительному искусству, и всякие маркеты еды. Помимо постоянных резидентов, здесь были временные активности. Зимой жизнь на «Брюсове» замирала, трафик становился меньше, но и резидентам, кто оставался на зиму, понижали арендные ставки. Были и те, кто уходил перед холодами, проработав один сезон.

Важно понимать, что сейчас претензии прокуратуры не к проекту корабль «Брюсов» — не у нас проблемы, а у владельца судна. Мы — в России, поэтому я не сильно удивлен происходящему. Это русский бизнес, он так работает, я с подобным сталкивался в Петербурге. Там было место «Четверть», куда как-то приехали чуваки в кожаных курточках с битами и силой вывели арендаторов наружу.

Для многих людей это место стало своего рода стартом, оно им добавило энтузиазма. Какая-то часть проектов теперь перемещается на «Хлебозавод», остальные — не знаю. Я слышал такую информацию, что верхнюю палубу корабля спиливают и судно подтапливают, чтобы оно проплыло под мостом. Есть обида за то, что можно было это сделать в конце лета, а не перед началом сезона.

Дарья Кувшинникова

владелица ювелирного магазина «Форма & Содержание»


Прохожие боятся зайти сюда, думают, что корабль отчалит. Некоторые спрашивают, сколько стоят билеты

Нашему проекту четыре года, но три из них мы работали только онлайн. 21 апреля исполнился год, как мы открылись на «Брюсове». Но я решила отменить празднование, потому что наша история здесь заканчивается.

Я сама продаю украшения, работаю с 12:00 до 20:00 шесть дней в неделю. Одновременно в магазине работают два-три человека. Другие продавцы работают два через два. В свой выходной я все равно прихожу сюда.

Мы искали необычное место для магазина, потому что наши украшения ручной работы, они уникальны. Корабль меня буквально сразу пленил — на волнах, романтика. Рядом — Третьяковская галерея, летом до работы гуляла в парке «Музеон». Иногда я брала в аренду гироскутер или сегвей и ехала на них на обед.

На нижних палубах качка чувствуется сильнее. Морской болезни у меня нет, но поначалу после целого дня в магазине меня покачивало дома, особенно в душе. Хотя у меня не стояло задачи поддержать морскую тематику, я решила сделать все белым, сохранить в оформлении больше воздуха и света, чтобы было удобно рассматривать украшения.

Сюда постоянно заглядывают туристы, чувствуешь себя в аквариуме. При этом многие прохожие боятся зайти, думают, что корабль отчалит. Некоторые спрашивают, сколько стоят билеты. Раньше я тоже боялась сюда заходить, мне казалось, что это ресторан или вход сюда платный. Когда я все-таки заглянула, я испытала восторг: здесь было много творческих мастерских, и мне захотелось стать частью этого. Работать на корабле — статусно. Наш магазин много сотрудничает с европейцами, и они искренне восхищаются, когда я им рассказываю о расположении магазина.

Диана Мужанова

продавец-консультант в магазине одежды «Уста к устам»

Я работаю в «Уста к устам» на «Брюсове» несколько месяцев. До этого работала в магазинах сети в Петербурге, потом переехала в Москву. Мне нравится, что торговля проходит на корабле, это необычно и интересно. Хотя если убрать качку, то это обычный магазин с хорошим видом на реку. Когда проплывают катера, чувствуется, что корабль качается. Но я привыкла, и мне это не сильно мешает.

Я работаю на полставки с 12:00 до 21:00 два через два. В плохую погоду в день приходят человек 15–20. В будние дни до пяти часов вечера людей обычно мало, а вечером начинается движуха. В выходные здесь очень много народа, но я привыкла к большому потоку людей. Раз в два месяца нам выдают форму, то есть мы можем выбрать одежду из ассортимента магазина и оставить ее себе.

Я знаю почти всех сотрудников магазинов. На «Ламбаде» мы раздаем визитки, и горожане удивляются: многие даже не слышали про корабль «Брюсов». Однажды у нас была тут проверка, ходили серьезные дяди, соседей штрафовали. Однако о закрытии места я узнала из новостей. Мне грустно, но я продолжу работать в новом месте, куда мы переедем.

Алиса Васильева

соосновательница кофейни Mams & Paps


Если открыть окна и закрыть глаза, когда мимо проплывает корабль, то можно представить, что ты на море

Я на корабле уже два года, влюбилась в это место сразу. Друзья смеются надо мной, говорят, что ушла в Морфлот. Я работаю в кафе и бываю здесь практически каждый день, летом особенно. Бывало, приходилось работать и месяцами без выходных. Иногда здесь очереди в коридор, а зимой бывает и клиентский штиль. Тогда здесь по факту справляется один человек.

Большинство журавлей в оформлении я сделала сама. Некоторых сделали гости, которые хотели внести свой вклад в это место. Я им говорю: «Приходите навещать своих журавлей, они же ваши дети». Мне улыбаются самые хмурые люди. Те, кто торопятся, остаются болтать с нами на три часа. От их отклика и берутся силы.

Бывает, летом все заходят, говорят, что погода хорошая, а ты стоишь потный за барной стойкой около кофемашины, и тебе от нее печет. Но нет лучшего места для работы на летний период. Можно выйти проветриться на палубу, и сразу жить становится лучше. А если открыть окна и закрыть глаза, когда мимо проплывает корабль, то можно представить, что ты на море.

Когда здесь проходят техно-вечеринки Meduza, я остаюсь до утра. Потом сплю несколько часов и опять еду на работу. Здесь же хожу на показы хорошего кино.

На корабле собраны интересные проекты и люди, поэтому я не ищу ничего на стороне. С другими кафе мы дружим и не конкурируем. Когда заканчиваются стаканы, идем к грекам в «Сито» или к мексиканцам «На чили». Все, кто на корабле, — часть команды. Здесь царит дружная атмосфера, при встрече все обнимаются и желают друг другу хорошего дня.

Разговоры о закрытии корабля ходили с 14-го года. Но наш пиратский дух не давал этому свершиться, мы всегда избегали проблем. Сейчас нас лишают дома. Мы придумываем всей корабельной командой грандиозную программу на все майские праздники. 6 мая мы устраиваем общекорабельную вечеринку на верхней палубе.

Александр Конов

директор фонда имени Петра Кончаловского


Когда человека в первый раз покачивает, некоторые думают, что им сейчас будет плохо, хватаются за голову и за сердце. Но рисовать качка не мешает

В апреле наша школа отпраздновала год. Она все время существовала здесь. Корабль — потрясающее место, он идеально подходит для художественной деятельности, на палубе мы проводили множество пленэров. Не буду скромничать и скажу, что наша кают-компания — одно из лучших помещений на корабле. Мы сделали ремонт, немного переделали планировку, но самое главное — это наш оригинальный, фантастически красивый потолок.

Мы занимаемся здесь просвещением на постоянной основе. Работаем семь дней в неделю. Вложили в дело душу, много времени и денег. В штате школы работают два администратора и я, все преподаватели — приглашенные. Я бываю здесь практически каждый день по рабочим вопросам и получаю огромное удовольствие, когда вижу, как аудитория заполняется заинтересованным учениками: уникальное место работает очень эффективно. Люблю сюда приходить и в свободное время отдыхать на диване, наслаждаясь удивительной атмосферой.

В свое время я был начальником лаборатории на флагмане космического флота. Поэтому морская тема мне близка, порой я ностальгирую по тем временам. Некоторые предметы в нашей студии отражают корабельную романтику. Например, мы используем небольшие канаты, чтобы вешать картины.

Когда человека в первый раз начинает покачивать, он думает, что ему сейчас плохо, хватается за голову и за сердце. Но рисовать качка не мешает. У нас есть небольшая зона отдыха, а все стенды легко перемещаются в зависимости от того, что здесь проходит: лекция или практическое занятие. В какую сторону ни посмотри, можно сразу рисовать с натуры городские пейзажи. Летом мы часто проводим пленэры на палубе. На несколько часов огораживаем пространство ленточками и рисуем. Хотели скоро возобновить их, но случилось то, что случилось.

Конечно, на корабле есть недостатки. Например, иногда летом очень много народу. Бывает, что во время лекции на верхней палубе начинается шумная дискотека. Но конфликтов не было, у нас дружные арендаторы, и мы всегда идем навстречу друг другу.

Здесь отличное сообщество: по большей части наши российские бренды и производители, небольшие приятные кофейни. Я люблю гулять по кораблю, общаться с людьми. Здесь приятная молодежная среда.

Аренда на корабле даже дешевле, чем аренда такого же помещения на соседних улицах. Это связано с рисками: нас еще при въезде предупредили, что есть проблема с пролонгацией договора. Мы переедем в бывшую мастерскую Петра Кончаловского на Большой Садовой. Там помещение меньше, поэтому, безусловно, наша школа будет вынуждена сократить количество курсов.