Историки называют ТЦ «Европа» самым старым торговым центром Екатеринбурга. Все потому, что три купеческих дома, ставшие его частью, практически всегда были связаны с коммерцией. Здесь в разное время продавали книги, косметику и парфюмерию, дамское белье, бакалею и предметы художественного литья из челябинских Каслей. Торговля в этих стенах велась вплоть до 1919 года, когда в город вошли красные и обустроили внутри коммунальные квартиры.

Коммуналки на площади 1905 года просуществовали вплоть до 2005 года, пока не началась реконструкция купеческих домов и строительство сегодняшней «Европы» с пряничным фасадом и растущим из него стеклянным сооружением. В очередном выпуске рубрики «Где ты работаешь» The Village рассказывает, как памятник архитектуры вписывали в современный контекст и что в него не вписалось, каков дух «Европы» и кто в ней работает.

Торговый и деловой центр «Европа»

Функции: магазины, центр услуг, офисы, рестораны

Строительство: 2005–2009

Дата открытия: 18 октября 2009 года

Площадь: 32 тысячи квадратных метров

Количество этажей: 4–8

Число сотрудников: 1 200 человек

В 1828 году на центральной площади Екатеринбурга золотопромышленник Максим Коробков начал строительство дома по образцовому проекту. Это означало, что в альбоме, который выдал ему известный архитектор Михаил Малахов, тот выбрал понравившееся здание в классическом стиле и приступил к стройке. В 1830 году по соседству с ним фундамент дома точно по такому же проекту заложил купец первой гильдии Александр Красильников. С тех пор дома регулярно меняли владельцев: кто-то разорился, кто-то уехал, кого-то убили.

Дома на Кафедральной площади были традиционными для своего времени двухэтажными особняками с мезонинами. Позднее один из собственников реконструировал свою половину особняка в мавритано-готическом стиле, добавив на фасаде витые декоративные колонны и украшения.

Весной 1894 года у этих зданий появился еще один примечательный сосед: впритык к ним купец Александр Захо стал строить каменный особняк, который носил гордое имя «Галантерейный и писче-бумажный магазин Захо». В июле 1919 года в Екатеринбург вошла Красная армия, а в феврале в доме Коробкова закрыли последний магазин дореволюционной эпохи.


Сергей Скробов

хранитель Музея истории Екатеринбурга

«Европа» — старейший торговый центр в Екатеринбурге, и в этом ценность здания. Помимо торговли, огромный пласт местной истории связан с нотариусами. По сути, здесь размещался и первый в городе бизнес-центр, так как в конце XIX века нотариусы работали исключительно в доме Коробкова.

Когда пришли красные, все внутренние интерьеры здания были утеряны. Первым делом они издали приказ о национализации домов, стоивших больше 10 тысяч рублей — или тысячи коров. Под приказ попали практически все каменные здания города. В купеческих домах Красильникова, Коробкова и Захо разместили органы чрезвычайной комиссии и коммунальные квартиры, закрасив все стены внутри грязно-голубой краской.

Два примыкающих друг к другу здания «Европы» вдоль проспекта Ленина, построенные в начале XIX века, принадлежали купцам Коробкову и Красильникову. Купец Захо приехал в Екатеринбург с Южного Урала и строил свой дом уже в конце века: его особняк стоит по улице Урицкого, лицом к современному памятнику Ленину. Свой фасад Захо декорировал Каслинским литьем. Все, что сохранилось в комплексе зданий от исторического убранства, — это кованая лестница в доме Александра Захо.

В начале 1980-х годов Борис Ельцин, тогда первый секретарь Свердловского обкома КПСС, планировал открыть на месте исторических домов парадный проезд от здания Свердловского горсовета, нынешней мэрии, до здания обкома, где располагалось руководство области. Для этого в городе развернули масштабную программу сноса, в которую попали и дома Коробкова, Красильникова и Захо. Здания уцелели благодаря тому, что в угловом доме жил двоюродный брат Ленина. Так родня Владимира Ильича спасла от сноса целый квартал.

Коммунальные квартиры в комплексе под общим адресом Ленина, 25, располагались в купеческих домах до начала строительства «Европы». В 2005 году их расселили и началась реставрация памятников. Реставрацию провели хорошо, однако воссоздали не все исторические детали. Например, купцы Дмитриевы, одни из последующих владельцев дома Коробкова, переделали фасад в стиле неоготики. Он был украшен небольшими шпилями из дерева, и сейчас эти детали утеряны. Кроме того, сейчас в здании красная крыша, но в XIX веке все крыши города по указу Николая I красили в зеленый. В ту эпоху Екатеринбург считали городом малахитовых крыш.


Как устроена «Европа»

Во время реконструкции и надстройки памятников исторические здания находились в частичной собственности у правительства Свердловской области. Свою долю — одну седьмую — область продала в 2011 году, и сейчас здание целиком принадлежит компании «Уралстрой-1».

На первых четырех этажах «Европы», включая минус первый, работает торговый центр. В нем открыты 80 магазинов, в том числе бутики якорных арендаторов: Bosco di Ciliegi, JamilCo, «Кашемир и шелк». Стоимость аренды зависит от этажа и размера помещения, и сегодня варьируется от 1 500 до 6 000 рублей за квадратный метр. Торговый молл работает с 10:00 до 22:00, однако нередко продавцы премиальных бутиков приходят по запросу клиента к восьми утра или ждут его до полуночи. Двери «Европы» закрыты два дня в году: 1 января и 9 мая, когда по площади за окном маршируют участники парада Победы.

В 2009 году на третьем этаже «Европы» с помпой открыли итальянский ресторан Paparazzi. Московская компания запустила его по заказу актера и режиссера Федора Бондарчука. Чтобы установить помпейскую дровяную печь для пиццы, дымоход которой идет на восьмой этаж, рабочим пришлось разобрать часть стеклянных фасадов здания. В 2015 году проект свернули, а площадку занял итальянский ресторан Carbonara. Кухню заведения ставил итальянец Джузеппе Дави, известный по московским проектам Semifreddo Mulinazzi и OliOli; средний чек в «Карбонаре» составляет 900 рублей.

Говорят, что появление нового ресторана существенно изменило облик третьего этажа центра: в ресторан идут семьями, а потому здесь стали открываться детские магазины и развивающие центры для малышей. Всего в «Европе» работает три заведения, где кормят: кроме «Карбонары», это кафе «Крафт» на минус первом этаже и «Буфет и пекарня» — на первом. В августе в здании откроется супермаркет: после закрытия «Звездного», который работал на площади 1905 года со дня открытия торгового центра, площади арендовал магазин сети «Елисей».

Площадь всей «Европы» составляет почти 32 тысячи квадратных метров. Каждый день за порядком здесь следят 15–20 уборщиц и восемь охранников. То, что здание состоит из современной и старинной частей, накладывает особые обязательства по его эксплуатации. Например, исторические фасады можно красить только в один установленный цвет, а любые изменения охраняемых законом памятников архитектуры запрещены.

За спиной четырехэтажного торгового центра возвышается бизнес-центр «Европы», состоящий из восьми этажей и 98 офисов. В зависимости от площади и наличия в офисе окон здесь можно арендовать помещение по цене в 1 200–1 500 рублей за квадратный метр. Свои представительства в офисном здании разместили, к примеру, компании «Балтика», «Самсунг» и «Первая грузовая компания». Та самая чугунная лестница XIX века, доставшаяся зданию от купца Захо, сейчас находится в пространстве стоматологической клиники «Скульптура Чарли».

Кто здесь работает


Светлана Ломовцева

начальник административно-хозяйственной части «Европы»

Я работаю в «Европе» с сентября 2009 года. Мое любимое место — это атриум со стеклянной крышей в офисном здании. Через крышу всегда видно небо, а в холле стоят диванчики и полки для буккроссинга: арендаторы и гости приносят из дома книги и берут что-то почитать. Сейчас там, например, стоят Макс Фрай и собрание сочинений Ленина.

Раз в два-три месяца мы приглашаем специальную бригаду, которая проводит обеспыливание нашего атриума. Все это происходит ночью, чтоб никого не отвлекать лишним шумом. А осенью и весной сюда приезжают промышленные альпинисты, чтобы помыть атриум снаружи.

Кажется, что должность начальника АХЧ должна быть связана со сплошной рутиной: контроль работы клининговой службы, охраны и так далее, однако здесь постоянно идут какие-то мероприятия и проекты, и это очень интересно. Уже два года подряд мы приглашаем горожан и вместе с ними высаживаем растения перед входом. Прошлым летом мы позвали наших постоянных гостей и посадили девять яблонь, а еще высадили цветы вместе с прохожими, которые гуляли по проспекту Ленина. В этом году деревьев не сажали, зато снова оформили клумбу и сделали композиции в вазах и на балкончиках. Если все посчитать, получится около полутора тысяч цветов.


Бывают и обратные истории с теми же бабушками: подходят со своими котомочками, выкапывают наши растения, садятся в автобус — и на дачу

В прошлом году цветы с нами высаживала одна бабушка. Тогда она попала на это мероприятие случайно, но этим летом приехала специально. Мы ее все запомнили, потому что она очень веселая, и были ей рады. Бывают и обратные истории с теми же бабушками: подходят со своими котомочками, выкапывают наши растения, садятся в автобус — и на дачу. Да и молодежь не отстает. Как-то ночью молодые люди схватили в охапку цветы из вазона и бежать. Когда охранник их догнал, оказалось, что один из них хотел сделать подарок своей девушке. Конечно, никаких заявлений мы на них писать не стали, что уж о бабушках говорить.

Зимой перед входом мы делали городок из пряничных домиков с красивой подсветкой и фигурками оленей. Пришлось выставить дополнительный круглосуточный пост охраны, потому что даже взрослые мужчины взбирались на этих оленей, чтоб сфотографироваться. Все это нас не останавливает: мы стараемся делать красоту сами и поддерживать то, что нам досталось от исторических усадеб.


Петр Сентюрев

официант ресторана Carbonara

Я в «Карбонаре» с июля 2015 года — на тот момент ресторану было всего два месяца. Официантом я работаю давно и поэтому с радостью помогаю новеньким ребятам, провожу для них обучение, выступаю правой рукой менеджера. У нас большая команда: одновременно работают от 7 до 12 официантов. Все чувствительные, беспокойные и шумные, но главное, что каждый старается найти подход к гостю. За годы работы официантом начинаешь чувствовать людей.

Я даже определил для себя несколько типов личностей: «боец», «аналитик», «добряк» и «интересующийся». Последний тип личности — самый творческий, ему требуется уделить особое внимание. Он любит, когда блюдо описывают красиво, грамотно и красочно. Подойдут слова «фантастический», «необычайный», «притягательный». «Палтус, запеченный до золотистой корочки цвета лисы» — то, над чем можно посмеяться с таким гостем.

«Боец» точно знает, чего хочет, важно лишь подчеркнуть правильность его решения. Если гость заказывает кусок мяса — не стоит его переубеждать, достаточно сказать, что он сделал отличный выбор. «Добряк» согласен на все — достаточно рассказать о вкусе блюда или напитка. Всегда очень хочется сделать его счастливым в этот момент. Наконец, «аналитик» сводит дебит с кредитом: ему важно понимать, за что он отдает деньги. Если гость чувствует, что ты хочешь ему помочь и заботишься о его кошельке в том числе, — он точно уйдет довольным.


Часто к нам приходят большими семьями, человек по десять, и это приятно. Много новых людей пришли к нам после победы в шоу «Битва ресторанов» на телеканале «Пятница».

В выходные у нас особенно много гостей. Часто к нам приходят большими семьями, человек по десять, и это приятно. Много новых людей пришли к нам после победы в шоу «Битва ресторанов» на телеканале «Пятница». Соревнования проходили в прошлом году между тремя местными заведениями. Это было, с одной стороны, весело, а с другой оказалось большим стрессом для всего коллектива, ведь в роли ревизоров выступали сами участники. Нас до сих пор нередко спрашивают: «А вы правда победили?»


Вячеслав Целищев

владелец мастерской «Часовой сервис»

Первую свою мастерскую я открыл в 2004 году в ТЦ «Успенский» через дорогу, но через пять лет возникла необходимость расширяться и открывать цех для сложных ремонтов, где можно было бы вытачивать стекла для часов и детали для часовых механизмов. Начал искать место и остановился на небольшом помещении в цоколе «Европы». Сначала мы поставили там станок для изготовления стекол и два токарных станка, но со временем расширились до полноценного сервиса, закупили диагностическое оборудование, получили авторизацию ведущих часовых заводов Швейцарии.

У нас работает восемь мастеров, включая меня. Я в эту профессию попал случайно: окончил колледж связи и ремонтировал электронику. Клиенты часто обращались ко мне с просьбой посмотреть заодно и часы: обычно это были японские Casio. Сейчас такие часы я могу починить за пять минут, но тогда мог два месяца разбираться, как они устроены. Совсем недавно мы столкнулись с ремонтом часов Maurice Lacroix: при ударе сложный механизм разделился надвое, а чтобы заказать деталь на фабрике, нужно было выложить за нее около ста тысяч рублей. На своих станках мы выточили нужные части, которые обошлись хозяину часов всего в пять тысяч.


Недавно мы столкнулись с ремонтом часов Maurice Lacroix:  при ударе сложный механизм разделился надвое, а чтобы заказать деталь на фабрике, нужно было выложить за нее около ста тысяч рублей

Я самоучка, поэтому после открытия мастерских ездил в Швейцарию на стажировку. Сертификаты о стажировках не нужны клиентам, зато востребованы у торговых представителей марок, с которыми мы работаем. Официально мы обслуживаем 90 % магазинов, которые торгуют часами в нашем городе, а неофициально, наверное, все 99 %.

Недавно я подсчитал, сколько людей прошли за восемь лет через наши мастерские. Оказалось, что весь Екатеринбург — полтора миллиона. В месяц мы обслуживаем один процент населения города, около полутора тысяч человек. Но если в «Успенском» за день может прийти 50 человек, то в «Европе» — человека три, а то и вовсе никого. Посетители отличаются не столько стоимостью часов, сколько внешне: по клиентам «Европы» сразу видно — в очередях они стоять не привыкли.


Ирина Клементьева

директор стоматологической студии «Скульптура Чарли»

Я с детства решила, что стану врачом. Сначала думала, что буду акушером-гинекологом, но как раз во время экзаменов в нашем мединституте открылся стоматологический факультет. Как и все, кто рос в Советском Союзе, я ужасно боялась стоматологов, и это побудило меня пойти на стоматологический факультет, чтобы поменять отношение к профессии. Так я стала детским стоматологом.

Свою первую клинику мы открыли 18 лет назад на Мамина-Сибиряка, называлась она «Скульптура». Когда я увидела растяжку об аренде в «Европе», у меня случилось какое-то озарение. Назначили встречу, зашли, ходили буквально по стройке. Когда мы приехали смотреть помещение, кованой лестницы не было — ее увезли на реставрацию, и оставалось довольствоваться фотографиями. Несмотря на это, решение открывать здесь клинику мы приняли сразу — благодаря балконам, высоким потолкам, свету и воздуху.

Встречи с нашей лестницей мы очень ждали. Здесь снимают портфолио дизайнеры и модели, фотографируются молодожены, даже проводили фотосессию для Ингеборги Дапкунайте. Мы не против — такой красотой нельзя наслаждаться в одиночку. На лестницу, как и на балконы, есть охранный паспорт. В нем написано, что мы не имеем права вносить в эти конструкции никаких изменений. Но мы и сами привыкли ко всему относиться бережно и любим старинные предметы.


На лестницу, как и на балконы, есть охранный паспорт. В нем написано, что мы не имеем права вносить в эти конструкции никаких изменений

Мы с мужем обожаем путешествовать и везде заходим на блошиные рынки — за два дня в Барселоне обошли пять рынков. Поэтому в клинике есть коллекция старинных горелок, письменных принадлежностей, часов. Она началась с рыночка в Марселе, где мы купили набор фотографий, из которых получается рассказ о том, как застраивался берег в городском порту.

В «Европе» мы уже семь лет. Сначала у нас была площадь около 350 квадратных метров, а сейчас она увеличилась практически вдвое. Когда к нам приезжают гости из Москвы или Европы, они говорят: «У вас тут как в клинике Bosco на Красной площади». Поэтому у нас есть планка, которой нужно соответствовать. Я считаю это место идеальным для работы: можно не выходить из здания вообще. Надеюсь, здесь скоро появится какой-нибудь фитнес-центр — старый закрылся, и это единственное, чего не хватает.


Виктория Исаева

управляющая магазином Bosco

Магазин Bosco открылся в «Европе» одним из первых, девять лет назад. Я работаю уже семь лет, и очень хорошо помню февраль 2014 года. Тогда российские олимпийцы и паралимпийцы выступали на Играх в одежде нашей марки. В канун Олимпиады в Сочи на кассе выстраивались целые очереди людей, которые хотели быть причастными к этому событию.

Одежду нашего бренда покупают люди, для которых спорт — если и не смысл жизни, то очень большая ее часть. В «Европу» часто заглядывают именитые спортсмены: например, во время гастролей шоу «Ледниковый период» к нам за покупками заходили чемпионы мира в парном катании Мария Петрова и Алексей Тихонов.


Одежду нашего бренда покупают люди, для которых спорт — если и не смысл жизни, то очень большая ее часть

В магазине всего четыре продавца, их смена длится 12 часов — работают два дня и два отдыхают. В 9:30 мы приходим, готовим зал, а в 10:00 открываем магазин. Со многими клиентами мы общаемся и вне работы — например, недавно ходили на мини-футбол, болели за «Синару». Никогда не понимала людей, которые насильно заставляют себя идти на работу. Я на работу всегда прихожу как на праздник и общаюсь с клиентами, как с добрыми друзьями.