В новом выпуске рубрики «Где ты работаешь» — городская ратуша Екатеринбурга, которую венчают часовая башня со звездой красного стекла и фигуры советских рабочих. За два века здание перестраивали трижды: из дореволюционных построек в конструктивистскую пятиэтажку, а затем во дворец коммунизма с колоннами и пилястрами. Каждый день сюда на работу приходит Евгений Ройзман, мэр и недавний участник предвыборной губернаторской гонки в Свердловской области. The Village узнал, как устроено здание мэрии, как в нем работается и почему глава города иногда носит на руке повязку.

Фотографии

Сергей Потеряев

Свердловский городской Совет народных депутатов

Годы строительства: 1930–1955

Архитекторы: Андрей Макаров, Георгий Голубев, Моисей Рейшер

Адрес: Екатеринбург, проспект Ленина, 24а

Резиденты: администрация Екатеринбурга, городская дума


Намоленный конструктивизм

До революции 1917 года на месте здания Горсовета располагалась двухэтажная кирпичная постройка — Новый гостиный двор. Ее стены были расписаны старославянским шрифтом, цитатами из древнерусских писаний, на втором этаже работали конторы купцов. После конторы отдали учреждениям Горсовета, а внизу разместили музеи живой и неживой природы, этнографии, археологии и уральской промышленности. На месте нынешней арки находился широкий проезд во двор, в центре которого стояла восьмигранная часовня. Ее стены сохранились до сих пор и стали частью подземного гаража городской администрации. В начале 1930-х здание достроили до пяти этажей: получилось неоштукатуренная конструктивистская коробка с горизонтальным ленточным остеклением и сетчатым рисунком переплетов.


Эдуард Кубенский

архитектор

На месте администрации сначала стояли два самостоятельных здания с узкой улочкой между ними. Когда масштаб города изменился, их решили надстроить, а не разрушать. Эта практика в Екатеринбурге была популярной и экономически оправданной: зачем сносить метровые стены, если они могут нести еще три, четыре, пять этажей. Кроме того, разрушать толстые старые стены тяжело и накладно.

Еще одну практику 20–30-х годов в Екатеринбурге я называю «намоленным конструктивизмом». Большевики взрывали храмы, оправдывая это потребностью в строительном материале. Кладка в церквях действительно была крепкой — ее целыми блоками вставляли меж кирпичей новых построек. В 1930-м году на площади 1905 года взорвали Кафедральный собор, и намоленный строительный материал отправился на строительство зданий Горсовета, Обкома на площади Труда, Главпочтамта. В этом вся история: мы сносим одну церковь и возводим другую.


Петропавловский шпиль

После войны власти Свердловска провели конкурс на реконструкцию здания, в котором победил главный архитектор города Георгий Голубев. В разгар реконструкции председатель Горисполкома Земляниченко решил дополнить неоклассическое здание башней со шпилем по образцу строившихся в то время московских высоток. Металлические конструкции по чертежам Моисея Рейшера изготовили на Нижне-Исетском заводе, трехслойное красное стекло для звезды изготовили по особому заказу в Гусь-Хрустальном. Башню собрали во дворе Горисполкома и подняли наверх при помощи лебедок, а внутри 3,5-метровой звезды разместили лампу мощностью 3 000 ватт.


Эдуард Кубенский

архитектор

Башня на вершине пятиэтажной этажерки Горсовета — абсолютно самостоятельное здание. Ее построили как городскую доминанту, которой прежде являлся Кафедральный собор. Забавно, что прежде собор венчал практически такой же шпиль. Кроме того, он очень напоминает Петропавловский шпиль в Петербурге, где до революции сначала подрабатывал, а потом был принят в мастерскую Владимира Щуко архитектор Голубев.

Ностальгия и желание вернуться к основам архитектуры в 40-е настигали многих конструктивистов. Константин Бабыкин, спроектировавший Оперный театр в Екатеринбурге, ругал в своих дневниках конструктивизм, называя его непригодной для жизни архитектурой коробок. Как и многие архитекторы того времени, он мечтал строить дворцы коммунизма. Мечтал об этом и Георгий Голубев, в разгар войны по ночам написавший 200-страничный трактат о творчестве архитектора позднего Возрождения Андреа Палладио.

В результате всех перестроек здание Горсовета превратилось в исторический палимпсест, где соединяются как минимум четыре эпохи: XIX век, конструктивизм, сталинский ампир и евроремонт двухтысячных. Само это здание является хорошим примером работы с историческим наследием.


Дума и мэрия

Современное здание Горсовета имеет три входа — по входу в левом и правом крыле, плюс центральный вход с площади 1905 года, украшенный монументальным панно «Салют Победы» в технике сграффито. В крылья по улице 8 Марта и переулку Банковскому можно попасть лишь через четвертый этаж, оттого новички быстро теряются в здании.

Пряничный фасад обманывает посетителей: здание прикинулось дворцом коммунизма только снаружи, а внутренний двор сохранил свой конструктивистский вид 1930-х. Внутри двора находится правительственный гараж с подземным этажом, собственной автомойкой и мастерской. Здесь паркуются автомобили администрации, чьи номера начинаются с цифры 200 и заканчиваются на цифре 300. Служебным автомобилем, который достался ему от прежнего главы, мэр Екатеринбурга пользуется редко.

В закрытой части здания, на третьем этаже, находится кабинет главы администрации Екатеринбурга Александра Якоба и его заместителей. На стенах в коридоре темного дерева один за другим сменяются круглые барельефы городских голов, депутатов и мэров. Ряд начинается с первого главы города, крупного и богатого купца Ивана Харчевникова. Его сменяют династии Казанцевых и Рязановых, единственная в списке женщина, революционерка Анна Бычкова, а также бывший мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий. Замыкает список Евгений Порунов, оставивший пост главы в 2013 году, а круглая белая выемка после многозначительно пустует. Однажды здесь появится лицо Евгения Ройзмана. Кабинет городского главы, который он занимает с сентября 2013 года, располагается этажом выше.


Евгений Ройзман

О воспоминаниях

Раньше на площади 1905 года стояла швейная фабрика, которая снабжала одеждой армию. На фабрике работала бабушка, они с дедом жили неподалеку, а отец учился в девятой гимназии. Оттого я очень хорошо знаю окрестности, помню остатки старых домов. Для меня это место всегда было сердцем города.

В детстве я относился к зданию Горсовета с огромным интересом, любил рассматривать фреску на входе. Помню демонстрации и трибуны на площади, городскую эстафету «Уральского рабочего». Периодически бабушка брала меня с собой на фабрику, которая стояла напротив, и однажды мы даже заходили в столовую администрации. Не думал, что когда-нибудь буду здесь работать.

О личном кабинете

Мой кабинет находится на четвертом этаже. Вообще службы городской администрации занимают три здания: центральное здание старой постройки по проспекту Ленина и два крыла — по улице 8 Марта и Банковскому переулку. Четвертый этаж отдан в распоряжение городской думе. Рядом с кабинетом главы города находятся зал заседаний и кабинеты депутатов, где они проводят приемы. Непосредственно под моим кабинетом находится кабинет главы администрации города и большое крыло, которое занимают его заместители.

В советские годы здесь находился кабинет первого секретаря Горкома, а этажом ниже — кабинет секретаря свердловского Исполкома. Когда должности главы города и главы администрации объединяли, здесь работал председатель городской думы.

Предшественники оставляют кабинет совершенно пустым. Некоторые делают ремонт, но я сэкономил и сохранил все как есть, в версии 2011 года. Избавился лишь от тяжелых штор: у меня всегда светло и открыты окна. Внутри я собрал любимые картины. Саша Смилкин, молодой художник, в 23 года нарисовал картину «Во саду ли, в огороде». Говорит, в это время служил на космодроме в Плесецке и так представлял себе жизнь на гражданке. Другая его работа, очень хорошая и трогательная, называется «Не все вернулись с войны».

Еще в кабинете есть маленькая картиночка «Из окна» знаменитого Алексея Рыжкова. На ней нарисован проект, который, возможно, осуществится когда-нибудь на месте СИЗО № 1 и второй колонии. Кроме этих работ в кабинете висят «Неожиданный вид на Плотинку» Андрея Лаферова, «Портрет Бродского» Коли Предеина. Это вещи, которые меня окружают, вместе с книгами и кучей документов. Больше всего люблю работать именно здесь.

О распорядке дня

У меня ненормированный рабочий день, который практически не заканчивается. Когда я ложусь спать — остаюсь главой города. Обычно прихожу на работу пешком, изредка приезжаю и паркуюсь во внутреннем дворе. Пешком я ходить не боюсь.

В мой кабинет может прийти кто угодно. В отличие от других городов, в администрации Екатеринбурга нет вахты и пропускного режима. Мы живем в очень демократичном городе, где люди спокойно ходят по кабинетам и делают свои дела. Некоторые приходят, чтобы посмотреть на картины в коридоре, или по привычке ходят в столовую, но редко кто гуляет по зданию без дела. Я благодарен предыдущему мэру Аркадию Чернецкому, который поддержал эту старую традицию. Единственное место с усиленной охраной находится этажом ниже: чтобы попасть в крыло администрации города, нужен пропуск.

Много моей работы проходит по переписке, задействованы все соцсети. Горожане пишут мне в твиттере или фейсбуке, «ВКонтакте» или «Живом журнале», постоянно звонят. Принимать звонки и планировать встречи мне помогают секретари, которые работают по графику два через два. Кроме того, на моем столе есть защищенный телефон прямой связи с государственными начальниками. К нему прилагается телефонная книга ФСО — управления специальной связи и информации абонентов сети правительственной связи в УрФО. Иногда звонит и он.

Раз в неделю я провожу приемы в кабинете 105 на первом этаже. Люди записываются по телефону и приходят просто так. Когда скапливается большая очередь, я выхожу и спрашиваю, кто с чем пришел, распределяю, переношу на другое время, если не справляемся. Ко мне приходят самые разные люди: и крупные промышленники, и бабушки, которых кто-то обидел, и молодые люди, и ветераны. Приходят авторы городских проектов и те, кому больше некуда обратиться. Просят помочь с освещением новых проектов, поддержать благотворительные начинания, решить проблемы с жильем. Особенно много ипотечников, у которых отнимают квартиры, многодетных семей. Я стараюсь помочь в каждом конкретном случае.

Часто в кабинете я провожу весь день, а обедаю уже дома, вечером. Днем могу выпить здесь чаю или дойти до Ельцин Центра — он в двух шагах. Раньше я увлекался многими видами спорта: плавал, занимался боксом, играл в волейбол. Сейчас сосредоточился на марафоне — хочу пробежать 42 километра. Обычно пробежки у меня по субботам, а когда я вхожу в режим подготовки, тренируюсь после работы. Поддерживать форму помогает штанга, которая стоит во внутренней комнате кабинета. Этой штангой весной я травмировал руку.

О здании

В начале XIX века на этом месте располагался Гостиный двор. Деньги на его строительство собирали «кружечным сбором»: пускали по кругу кружку, и екатеринбургское купечество, городской голова, власти думы скидывались на здание. Когда работы начались, к финансированию присоединилась губернская власть. После запуска Гостиного двора сюда фактически переместился центр города.

После здание достраивали в стиле конструктивизма, а затем силами немецких военнопленных превратили его в ратушу. В нем сочетаются несколько стилей — сплошь невероятная эклектика. Я считаю его одним из самых знаковых в Екатеринбурге и рад, что моим предшественникам хватило вкуса и такта ничего здесь не трогать. В некоторых кабинетах сохранилась даже оригинальная лепнина и паркет из 50-х годов.

Когда я начал здесь работать, на этаже были белые стены. Теперь раз в год я провожу конкурс среди художников на лучшие картины с видами города, и работы победителей мы выставляем в администрации, а потом и в Музее ИЗО. В администрации города эту идею подхватили и теперь развешивают на этаже детские рисунки.