В XIX веке особняк с роскошным интерьером в Денежном переулке выстроил для себя миллионер Сергей Павлович Берг. Особняк Берга был одним из первых в Москве, куда было проведено электричество и где появился дверной звонок. Здесь же прошел первый московский «электрический бал» — так Берги отпраздновали новоселье. Об этом событии Гиляровский писал: «Она (жена Берга) была великолепна, но зато все московские щеголихи в бриллиантах при новом электрическом свете танцевального зала показались скверно раскрашенными куклами: они привыкли к газовым рожкам и лампам…»

Сейчас в здании с роскошными эклектичными интерьерами находится посольство Италии. Интерьеры городского дворца частично сохранены — это касается бельэтажа с вестибюлем, парадным залом, холлом, зимним садом, столовой и гостиными. Здесь находится резиденция посла. Другие интерьеры модернизированы: в бывшем домике садовника находятся современные кабинеты в стиле лофт, конюшни и оранжерею XIX века тоже заняли офисы. Всего в посольстве работают 100 человек. The Village побывал здесь в последние дни работы посла Чезаре Марии Рагальини. Мы спросили у него, каково жить и работать в одном и том же месте, а также узнали, чему итальянцы удивляются в Москве.

Фотографии

Анна Марченкова

Расположение: Денежный пер., 5

Год строительства: 1897

Архитектор: Петр Бойцов

Резидент: посольство Италии в России


О месте


Айрат Багаутдинов

«Москва глазами инженера»

В конце XIX века промышленник и предприниматель Сергей Павлович Берг купил себе этот участок и пожелал выстроить здесь новый особняк. Для этого он пригласил архитектора Петра Бойцова. Бойцов к тому времени уже был известен среди московской состоятельной публики как мастер стилизации, умевший строить в духе готики, ренессанса, русском стиле. Он выстроил роскошную усадьбу Муромцево близ Владимира, усадьбу Майендорф в Барвихе (ныне резиденция президента России), особняк Святополк-Четвертинского на Поварской улице (ныне Дом литераторов).

Берг любил Италию, часто там бывал. Ему хотелось видеть кусочек этой страны и у себя дома. И если предшествующие работы Бойцова, скорее, отсылали к готике, то здесь архитектор создал особняк в классическом стиле. Фасады решены в духе итальянского барокко, с обилием лепнины, кривыми линиями картушей и разорванными фронтонами. При входе в дом посетителей встречает вестибюль в стиле неогрек, вслед за ним в холле они попадают в Англию эпохи Тюдоров с ее деревянной готикой. А вот парадная зала поражает каким-то даже не итальянским, а безудержным русским барокко. Эклектика предполагала смешение исторических стилей, но не каждому архитектору удавалось сделать это с чувством такта.

После революции здесь разместилось посольство Германии. В неспокойном 1918 году в стенах особняка случилось событие, которое грозило изменить ход истории. Левые эсеры убили германского посла Мирбаха с целью настроить Германию против большевиков. А с 1924 года и до сегодняшнего дня в особняке находится посольство Италии. Так дом, выстроенный в итальянском вкусе, обрел итальянских владельцев.


Как здесь работается

Чезаре Мария Рагальини

посол Италии в России с 2013 по 2017 год

Про место

Особняк Берга — первое здание в Москве, которое получило электричество. Во время Первой мировой войны здесь располагалось германское посольство, был убит посол Мирбах. Затем здесь находился Коминтерн, Ленин председательствовал на самых важных заседаниях, а у Троцкого был свой кабинет. Потом, в 1924 году, пришли мы и больше уже отсюда никуда не уходили.

В 2000-е я пару раз приезжал в командировки в Россию и видел дом Берга. Поэтому, получив эту дипломатическую миссию, знал, где буду работать. Когда вошел в этот дом, еще раз подтвердил свое впечатление. Это одно из самых красивых зданий в Москве. При этом оно нуждалось в масштабной реконструкции. За четыре года мы отреставрировали окна, полы, фрески на потолке, буазери. Здание вернулось к тому великолепию, в котором было в конце XIX века.

Первый этаж — моя резиденция, на втором располагаются офисы. Разумеется, в таком образе жизни есть и преимущества, и недостатки. Преимущество в том, что по дороге на работу из дома не сталкиваешься с московскими пробками. Недостаток в том, что ты всегда на работе. Обычно я постоянно нахожусь в посольстве — провожу встречи с моими коллегами и другими людьми. Иногда езжу на встречи в министерство иностранных дел. Здесь проходят концерты и культурные вечера. Последним моим мероприятием в России был благотворительный итальянский базар. Это традиционное для Москвы мероприятие, все собранные деньги после которого мы передаем исследовательскому центру имени Дмитрия Рогачева.

Для меня Хамовники — район, в котором можно отдохнуть и расслабиться. Он ведь находится немного за пределами бешеного трафика Бульварного кольца. Вокруг много особняков и старинных домов. Очень атмосферное место.

Я, конечно, пристрастился к этому дому, мне здесь было хорошо. Я выделил себе несколько комнат, в которых живу, когда не работаю, и которые для меня роднее. Но весь особняк не только очень красив, но и невероятно сценографичен. Пожалуй, самое красивое пространство — это зимний сад со стеклянным потолком, который даже зимой поглощает каждую каплю света. Но не могу сказать, что особняка мне будет не хватать. Мне будет не хватать России.


Очень непросто выкроить кусочек времени, который был бы абсолютно свободным. Помню, как в первый год в такие минуты я ходил в сад подстригать растения

Про образ жизни

Очень непросто выкроить кусочек времени, который был бы абсолютно свободным. Помню, как в первый год в такие минуты я ходил в сад подстригать растения — наслаждался солнцем, дышал воздухом и держался подальше от офиса. Надо сказать, что в Москве я жил нормальной жизнью. Никогда не запирался в посольстве. Ходил в парки, музеи, театры, особенно оперные. Заглядывал в гости к русским и иностранным друзьям, гулял по улицам, заходил в магазины и рестораны. В общем, не чувствовал никаких ограничений.

Должен сказать, что в итальянских ресторанах в Москве готовят совершенно так же, как в Италии. Очень часто итальянские рестораны за границей поддаются местному вкусу. Здесь же повара сохранили гастрономические привычки и типичный подход к кухне. В этом их большое преимущество. Пробовал ли я русский пармезан? Как-то очень известный русский журналист рассказал мне анекдот: «Итальянского посла приглашают попробовать пармезан, произведенный в России. Посол пробует и говорит: „Это, наверное, пармезан. Но это безусловно не сыр“».

Вообще это были очень насыщенные четыре года. Мы очень много работали. Мы постарались сделать все, что от нас зависит, чтобы поддержать диалог между Италией и Россией. И должен сказать, что я удовлетворен. Италия никогда не хотела изолировать Россию. Мы всегда выступали за то, чтобы вовлекать ее в постоянный диалог. И этот диалог был очень насыщенным.

Катерина Джильюто

первый секретарь торгового отдела

Про работу

Говорят, что для дипломатов первая миссия остается в сердце. Я провела 4,5 года в Абу-Даби, а в Москву приехала в июле этого года. Прелесть нашей профессии заключается в том, что мы можем часто менять среду обитания. Я действительно полностью переменила климатическую и культурную среду. И совершенно очарована этим местом и этой работой.

Сейчас я работаю в торгово-экономическом отделе. И это тоже сильная перемена, потому что в Абу-Даби я занималась политикой, консульскими задачами и культурой — всем, кроме экономики. У нас не бывает двух одинаковых рабочих дней. Повседневный рабочий процесс состоит из встреч с российскими партнерами, компаниями, бизнесом.

Кроме того, мы занимаемся аналитической работой, пишем речи и выступления. Хороший дипломат должен понимать, куда движется страна, которая его принимает, и пытаться подстраивать свою работу под это: делать так, чтобы отношения сохранялись и развивались, несмотря на текущую конъюнктуру. Мы организовываем мероприятия — например, только недавно закончилась Неделя итальянской кухни. Во всем этом торгово-экономический отдел является своего рода хабом.


Над жизнью дипломата всегда нависает тайна. На самом деле мы совершенно обычные люди, просто много живем за рубежом

Про образ жизни

Над жизнью дипломата всегда нависает тайна. На самом деле мы совершенно обычные люди, просто много живем за рубежом. Обычно мы сами выбираем себе жилье, руководствуясь не только личными предпочтениями, но и тем, что мы представляем страну, а значит, должны представлять ее не только в посольстве, но и вовне. Соответственно, одежда, которую мы носим, машина, на которой мы ездим, интерьер нашей квартиры — все это играет роль. В этом смысле нам очень повезло, ведь наша страна производит лучшие продукты в области моды и дизайна в мире.

В отличие от Эмиратов — страны, которая не приспособлена для пешеходов, — ходить пешком в Москве для меня огромное удовольствие. Поскольку я знала, что в Москве очень серьезный трафик, критерий дистанции при выборе квартиры был для меня одним из главных. Многие квартиры, которые я смотрела, были обставлены мебелью из Италии. Моя квартира как раз из таких. Я, конечно, привезла сюда кое-какие свои вещи, но то, что уже было, подходило великолепно.

Я еще на стадии исследования города, и мне до сих пор случается ходить по Москве, открыв рот. Обычно наше пребывание за границей длится примерно четыре года. Каждые восемь лет мы должны возвращаться на родину: это правило как бы напоминает, что всякие страны прекрасны, но дома тоже хорошо. Поэтому пока я планирую наслаждаться своими четырьмя годами в Москве. И вишенка на торте: мне повезло, я вышла замуж за дипломата, и недавно его направили в ту же миссию. Через несколько дней он приедет, и мое пребывание здесь будет еще лучше.

Лука Кристофанетти

начальник подразделения карабинеров

Про работу

Я работаю в Москве уже три года. Руковожу подразделением карабинеров, которые занимаются обеспечением безопасности в посольстве. Это полицейское подразделение в Италии охраняет дипломатические представительства страны по всему миру. До работы в Москве у меня была дипломатическая миссия в Вашингтоне.

В посольстве не только решаются дипломатические вопросы, но и проходят бизнес-встречи, званые вечера. Поэтому наша работа состоит в том, чтобы все было организовано идеально. Кстати, у нас отличные отношения с коллегами из русской полиции. Внутри безопасностью занимаемся мы, а снаружи — они.

Все карабинеры приезжают из Италии, существует специальный процесс отбора. По-моему, мы носим самую красивую форму среди военных и полицейских сил в Италии. На моей форме есть герб парашютной бригады, в которой я служил, и награды заграничных миротворческих миссий.


Первые слова, которые я выучил в Москве, были «пробка» и «ремонт»

Про образ жизни

Я начал учить русский язык, когда служил в Римини. Тогда я не знал ни одного русского слова, но через несколько месяцев интенсивного курса мне удалось начать разговаривать. Первые слова, которые я выучил в Москве, были «пробка» и «ремонт». Сейчас мне очень интересно продолжать учить язык самостоятельно. Но вообще я не очень прилежный студент.

Я живу в Москве с женой и детьми, они учатся в итальянской школе. Конечно, по сравнению с небольшим итальянским городом, откуда я приехал, и даже с Вашингтоном жизнь в Москве сильно отличается. Здесь много возможностей не только для работы, но и для жизни.

Когда выдаются выходные, я занимаюсь спортом. Когда я только приехал сюда, думал, что у меня не будет такой возможности, но теперь мне очень нравится кататься на велотрассе на Крылатских холмах. Я участвовал в Московском марафоне и в соревнованиях по триатлону. Это очень-очень трудно, особенно зимой, но интересно.