Усы и дети: Виктор Фещенко пробует себя в роли бебиситтера. Изображение № 1.

Автор

ВИКТОР ФЕЩЕНКО

«Вы как к детям относитесь?» — спросила на летучке шеф-редактор Настя. Я подумал, что лучше сразу отмазаться от возможного задания, и выпалил: «Я их недолюбливаю!» За что и поплатился: «Отлично! Тогда ты и пойдёшь на курсы бебиситтеров!» Редакционная диктатура в действии.

 

Тяжело в учении

Первое испытание заключалось в раннем подъёме в субботу. Так толком и не проснувшись, я доехал до ДК «ЗИЛ», открыл дверь в комнату с логотипом Kidsout и увидел Андрея Матвеева. Первая мысль была довольно странной: «Я попал не туда, но туда». Андрея я хорошо запомнил по штабу Навального, где он мастерски обучал волонтёров основам агитации. Представить, что он вдруг решил переквалифицироваться в бебиситтеры, было практически невозможно. Оказалось, Андрей начинал как элитный гувернёр-бебиситтер и учился детской психологии у знаменитой Юлии Гиппенрейтер.

Он и разработал по заданию журналистки Екатерины Кронгауз курс обучения людей бебиситтингу. Екатерине идея открыть подобную школу пришла после рождения двух детей — Лёвы и Яши. Она рассказывает, что изначально хотела «создать сервис по поиску бебиситтеров по типу Airbnb. А поскольку культуры бебиситтерства в России нет, школа была придумана как источник кадров и реклама одновременно».

Усы и дети: Виктор Фещенко пробует себя в роли бебиситтера. Изображение № 2.

Сервис откроется в ближайшее время, а школа уже выпустила больше ста учеников и останавливаться на этом не собирается. Обучение длится два дня по восемь часов в день с перерывами на обед и кофе. Самое в нём приятное — это личность тренера. С таким же успехом Матвеев мог бы вести курсы кройки и шитья или актёрского мастерства. Начинаются занятия с представления каждого из пришедших учеников (я оказался в группе единственным мужчиной, да ещё и самым старшим). Почти про каждого Андрей запоминает какую-то деталь, над которой всё время подшучивает. Например, после того как я во время представления выразил удивление встречей с тренером волонтёров Навального, Матвеев шутил, что я не смогу работать с семьями «ватников».

Обучение делится на три части. В первой тренер объясняет, чем бебиситтеры отличаются от всех остальных людей, которые работают с детьми. Суть в том, что бебиситтер осуществляет кратковременный (от одного до пяти часов) присмотр за ребёнком. Бебиситтер одноразовый, как шприц. Поэтому он не обязан воспитывать, обучать или развлекать ребёнка. Более того, он должен постараться сделать так, чтобы ребёнок не слишком к нему привязался, потому что посещение может стать первым и последним. Это совершенно не означает, что бебиситтера нельзя приглашать в семью на постоянной основе. Но в таком случае меняются и его функции. Об этой трансформации на курсах не говорят.

Вторая часть курса посвящена общению с родителями. По задумке организаторов, оно должно состоять из трёх этапов — первый звонок, встреча на нейтральной территории и первый приход бебиситтера в дом. На практике второй этап часто пропускают. В любом случае бебиситтер должен узнать у родителя несколько важных вещей: нет ли у ребёнка аллергии на какие-либо продукты, в каком случае родителю надо звонить и сообщать, что происходит, есть ли в доме потенциально опасные места. Важный момент — в общении с родителями бебиситтер не должен давать детям оценок. Это не его задача.

Третий этап обучения посвящён общению с детьми. Когда бебиситтер должен вмешиваться в ситуацию? Как можно переключить внимание ребёнка? Как его чему-то научить? Как помочь справиться с проблемой? Как прекратить манипуляции и истерики? Андрей Матвеев учит конкретным техникам, которые в теории должны помочь новичку не растеряться в сложной ситуации. Ну и шутит, конечно: «Ни в коем случае нельзя пугать детей тем, что, если он чего-то не сделает, мама умрёт. Что папа — можно». «Что может быть лучше, чем пугать детей? Только бить их!»

 

Легко в бою

После окончания занятий я подошёл к Екатерине Кронгауз, чтобы договориться о применении полученных знаний на практике. Она сообщила, что сидеть я буду с её детьми, «потому что других мне доверить нельзя». По большому счёту рисковая Екатерина была права. Раньше я с детьми особых дел не имел — в отличие от всех моих коллег по курсам. И хотя техники Андрея и придали мне спокойствия, подходя к дому Екатерины, пару сигарет я выкурил.

Екатерина грозилась оставить на моё попечение и трёхлетнего Лёву, и полуторагодовалого Яшу. Но, к счастью, последний к моему приходу уже был в кровати. Но не спал — вопил. Мама попросила его игнорировать. А если не получится — наполнить бутылочку кефирно-йогуртовым напитком, смешанным с водой, и дать ему. Но это для слабаков. А Андрей учил прекращать истерики лёгким движением руки. Надо подойти к ребёнку, посмотреть в глаза, твёрдо сказать «Стоп!» и сделать жест, как будто прибиваешь назойливого комара. Я так и сделал в надежде, что Яша мне подыграет. Но он на меня даже не посмотрел. Мне стало обидно, я наполнил его бутылку и всучил ему. Он поилку взял, кинул на кровать и продолжил выражать недовольство этим миром. В этот момент я в растерянности начал выходить из комнаты и, как выяснилось, не совершил ошибку. Когда я уже закрывал дверь, то увидел, как Яша берёт-таки бутылочку. И больше он звуков не издавал.

Общение с Лёвой далось куда меньшей кровью. Поначалу у меня вообще было впечатление, что он только и ждал, когда мама уйдёт, чтобы наконец нормально поиграть. Большую часть времени я чувствовал себя мебелью. Лёва сам придумывал игры, сам в них играл, а я по мере возможности ему подыгрывал. Пару раз, когда у Лёвы что-то не получалось, я пытался применить технику активного слушания. Но Лёве это было не нужно — он не спешил расстраиваться хоть по какому-то поводу и легко переключался с игры на игру.

Серьёзных неожиданностей было две. Сначала Лёва очень резко захотел писать и чуть-чуть не успел добежать до туалета. Пришлось заставить его поменять трусы, для чего я применил технику «воображение». Придумал метафору, что просунуть ноги в трусы — это как забраться на вершину горы. Сработало.

А потом Лёва сходил в туалет по-большому, и мне пришлось помочь ему, эээ, поддержать гигиену. Но оказалось, что чувство брезгливости прямо пропорционально количеству котов. У меня их три — и, как выяснилось, оно почти отсутствует.

После двух часов игр мне наконец выпало настоящее испытание — пора было укладывать Лёву спать. Для начала я пригласил его победить всех кариозных монстров, которые скопились у него во рту. Лёва с таким удовольствием поучаствовал в этом эпосе, что мне даже пришлось напомнить ему вытащить зубную щётку изо рта.

Тут я почти окончательно расслабился и повёл Лёву в комнату к спящему Яше. В ней Лёва, последние два часа ведший себя как один из самых разумных людей на свете, вдруг преобразился, начал баловаться и кричать. Тут я вспомнил ещё одну технику, которой учил Андрей Матвеев, — о разруливании конфликта. Для начала применил технику активного слушания, а потом сообщил, что шуметь в комнате со спящим братом нельзя. И спросил: «Что будем делать?» Лёва сделал вид, будто ничего не было, и залез под одеяло.

Усы и дети: Виктор Фещенко пробует себя в роли бебиситтера. Изображение № 3.

Екатерина сказала, что Лёве, чтобы он заснул, достаточно почитать книжку про «Голубую бусинку». Да и сам Лёва горел желанием узнать новые подробности о приключениях Петрека, Каролинки и то оживающих, то каменеющих львов. Поэтому вместо того, чтобы просто лечь и заслушаться моим голосом, он стал елозить по кровати, рассматривать иллюстрации и спрашивать, что написано здесь, здесь и тут. Я сохранял настойчивость и продолжал читать максимально монотонно. И вдруг в какой-то момент почувствовал, что Лёва засыпает, а возможно, уже заснул. Для уверенности я прочитал ещё страниц пять и стал на цыпочках выбираться из детской. Естественно, именно в этот момент спящая на пороге комнаты собака вспомнила о своих обязанностях и залаяла на малознакомого человека, то есть на меня.

Я никогда не был так близок к провалу. Но удивительным образом никто из детей не проснулся. Тогда я вышел на кухню и осознал свою роковую ошибку. После всего пережитого очень хотелось покурить, а где это можно сделать, я не спросил. Пришлось ещё полтора часа ждать прихода хозяйки. Должен признать, что именно это, а не общение с детьми, стало самой большой пыткой во всём моём приключении. Видимо, чему-то я всё-таки научился.

 

Комментарий

   

Усы и дети: Виктор Фещенко пробует себя в роли бебиситтера. Изображение № 4.

Екатерина Кронгауз

соосновательница школы Kidsout

Поскольку меня не было дома, пока Виктор работал, я могу только сказать, что всё прошло неплохо. В квартире не было хлама, Лёва остался доволен. Он потом долго рассказывал свекрови, что, пока муж в командировке, к нам приходил Витя. А это уже дорогого стоит.

Насколько сложно доверять своих детей малознакомым людям? Я для себя это так не формулирую. Я вполне доверяю своей интуиции и считаю, что немножко разбираюсь в людях. Когда я вижу анкеты выпускников, смотрю, на кого они учатся, кем работают и чем интересуются, у меня это часто вызывает симпатию и интерес. Мне хочется, чтобы мои дети проводили время с разными людьми, которые интересуются физикой, искусством, танцами, а не воспитанием детей и педагогическим опытом. Когда дети были маленькими, я вводила новых людей в несколько этапов — три раза бебиситтер сидел с детьми при мне, мы вместе играли, укладывали. На четвёртый раз это уже не был малознакомый человек.

   

 

Иллюстрации: Настя Яровая