40-летняя Юлия Дверницкая уже три года воспитывает приемного сына во Владивостоке. Ее история не совсем типичная. Как правило, люди усыновляют или берут под опеку детей постарше. Но девушка решила: ее приемный сын будет совсем маленьким, и забрала новорожденного Ваню почти из роддома. Со своим единственным ребенком она хотела пройти через все этапы материнства. Юлия рассказала нам о том, как принять непростое решение об усыновлении и есть ли для этого подходящие моменты.

Текст

Евгения Варакина

Фотографии

Алексей Зайцев

Подходящий момент

С мыслью о том, что у меня будет приемный ребенок, я жила много лет. К 37 годам в моем «багаже» уже был развод, а своих детей не появилось — так сложилось.

Но мечта была мечтой, а осознанное решение, что пора ее реализовать, пришло в один день. Этот момент я хорошо помню. Было 5 февраля 2014 года. Мы пили кофе с подругой. Я рассказала, что хотела бы стать мамой и давно подумываю об усыновлении. Подруга удивилась и спросила: «Так почему ты не сделала этого до сих пор?». Эти слова стали для меня ключевыми.

Я задумалась, что меня останавливает? Есть жилье, стабильная работа. Смогу ли я родить собственного ребенка? Поняла, что в ближайшее время вряд ли. Кандидатуры на роль отца в моей жизни на тот момент не было, а рожать «для себя» и обманывать мужчину — не про меня.

Уже на следующее утро я приступила к действиям. Составила план на три ближайшие месяца: расписала по датам, когда и как буду собирать информацию об усыновлении, подготавливать необходимые документы.

Сейчас, оглядываясь назад, я не перестаю удивляться, как гладко складывались обстоятельства: на пути к усыновлению я не встретила ни одного препятствия. Видимо, это и был самый подходящий момент для осуществления мечты, когда всё вокруг способствовало.

Ни минуты на сомнения

Я уложилась в тот срок, который отвела себе для подготовки к материнству. Ровно за три месяца собрала все необходимые документы, прошла медкомиссию, прослушала курс обучения в школе приемных родителей (без этого курса усыновление невозможно — Прим. ред.).

На сомнения я не потратила ни минуты: была уверена, что справлюсь с любыми обстоятельствами. Чтобы отказаться от моей идеи, не было ни единой причины.

Составляя заявление на усыновление для органов опеки, я указала, что хочу взять совсем маленького ребенка — возрастом от нуля до года. Мне хотелось пройти вместе с малышом все этапы материнства: наблюдать, как он растет и развивается с первых дней.

Сначала я была уверена, что хочу девочку — дочку. Но после общения с психологами и педагогами в школе приемных родителей, поняла, что готова усыновить ребенка любого пола.

Опека и усыновление

Спустя три месяца, в августе 2014 года, мне позвонили специалисты органов опеки, и сказали, что для усыновления есть новорожденный мальчик. Он находился в краевой детской больнице, болел пневмонией. Родная мама отказалась от него прямо в роддоме. Как только ребенок поправился, я забрала его домой. Ване на тот момент было около двух недель. Это имя дала ему я.

Изначально я взяла Ваню под опеку, и через несколько месяцев мы прошли официальную процедуру усыновления. Таков порядок. Теперь он — Иван Дверницкий. Для меня важно, чтобы он носил имя, которое дала я, и мою фамилию.

Для меня не стоял вопрос — опека или усыновление. Только последний вариант. Конечно, когда ребенок находится под опекой, семья получает дополнительные выплаты от государства, а мне, как маме, воспитывающей его в одиночку, деньги были не лишними. На тот момент это было около шести тысяч рублей, сейчас сумма уже больше, так как ежегодно индексируется. Но я приняла решение, что факт усыновления для меня важнее. И не пожалела об этом.

Декретный отпуск

На работе я получила декретный отпуск, как обычная мама. Работала экономистом в крупной компании. Не могу сказать, что руководство обрадовалась моему внезапному декрету, но меня поддержали.

Усыновители и опекуны имеют те же права на декрет, что и кровные родители. Сначала я ушла в отпуск после усыновления. Эти 70 дней аналогичны отпуску, который получает женщина по беременности и родам. Затем я оформила отпуск по уходу за ребенком до трех лет.

В нашей стране пособие по уходу за ребенком выплачивается только до полутора лет, так что по истечении этого срока я вышла на работу на неполный рабочий день. Мне вновь благоволили обстоятельства: нам с Ваней удалось получить место в ясельной группе нового детского сада недалеко от дома. Утром я уходила на работу, а забирала сына из садика после его дневного сна. Сейчас я по-прежнему работаю неполный день — нам с Ваней так комфортно. К счастью, Трудовой кодекс РФ это позволяет.

С появлением ребенка я стала ценить российские законы, предоставляющие массу привилегий родителям. Это и долгий отпуск по уходу за ребенком, и возможность работать неполный день, и оплачиваемые больничные, когда сын не здоров. Всё это позволяет мне без проблем растить ребенка самой, без мужа.

Мамина сказка

Факт, что сын не рожден мной, а усыновлен, я от окружающих не скрываю. Не буду скрывать этого и от Вани. Когда он достигнет определенного возраста и начнет спрашивать, как появился на свет, я расскажу ему нашу историю.

Долгое время я не знала, как именно буду говорить на эту тему с сыном. Но буквально недавно в школе приемных родителей я прослушала небольшой курс «Мамина сказка». Специалисты учили нас в игровой форме рассказывать детям о различных жизненных аспектах, в том числе — об усыновлении. И хотя сказку я пока не написала, у меня уже появилось понимание, как найти для Вани нужные слова. К тому же, он уже начинает интересоваться своим появлением на свет, как и другие дети. Сообщить ему, как мы стали семьей — моя зона ответственности.

Я знаю, что информация о родной маме когда-нибудь станет для Вани важна. Все данные, что смогла собрать, я передам ему.

Вторая мечта

С того момента, как я забрала Ваню домой, начались радости и открытия. Он ежедневно удивлял меня и продолжает делать это до сих пор. С первых дней я радуюсь каждой его улыбке, каждому слову и движению. Помню, как мы с ним в первый раз хохотали вместе.

Нельзя сказать, что Ваня заполнил мою жизнь — я всегда жила с интересом, меня окружали прекрасные люди. Но с появлением сына каждый мой день теперь наполнен особым смыслом. Все рано или поздно задумываются, для чего мы живем и что оставим после себя в этом мире. Теперь у меня есть ответы на эти вопросы.

Смысл моей жизни касается не только Вани. Конечно, я передам ему всё, что у меня есть, поделюсь частичкой своей жизни. Всё это останется с ним. Но также я знаю, что многое даю своим друзьям — свою жизнерадостность, оптимизм — и знаю, что это важно для них.

Я надеюсь, что мой пример поможет и другим людям. В социальных сетях, где я делилась историями из нашей с Ваней жизни, мне писали незнакомые люди и благодарили. Я была бы рада, если бы смогла помочь тем, кто только задумывается об усыновлении: показать на своем примере, как справиться со страхами и сомнениями, вдохновить кого-то взять ребенка в семью.

Год назад приемной мамой стала моя близкая подруга. Она взяла девочку прямо из роддома. И знаете, я вижу, как меняется этот мир по отношению к одиноким детям. Недавно я узнала, что только в нашей с Ваней детсадовской группе три усыновленных ребенка. И мои коллеги по работе буквально месяц назад взяли из детского дома двух мальчиков.

Всё это обнадеживает. Сбывается вторая мечта. Первая была стать мамой, а вторая — чтобы каждый одинокий ребенок нашел свою семью. Чтобы наше общество считало усыновление обыденным явлением, нормальным поступком, а не героизмом.