Журналистка и секс-блогер Татьяна Никонова планирует издать в 2018 году секспросвет-учебник «Наука секса для подростков», рассчитанный на детей 13–16 лет. Пока книга в работе, The Village узнал, зачем разговаривать с детьми на эту тему, почему половое воспитание не приводит к ранним занятиям сексом и чем плох курс нравственности, который хотят ввести во всех школах.

— Что вообще в России происходит с сексуальным образованием? Были ли попытки ввести его как школьный предмет?

— Официально его нет. Есть разные частные инициативы, курсы, например, серия вебинаров «Неудобный разговор», которые ведут психолог и учитель биологии. Они рассказывают родителям, как говорить с детьми о сексе. В центре сексуального образования Secrets есть аналогичные курсы. И это практически все. Поэтому я взялась за книгу о сексе, которую должны выпустить к осени 2018 года в «Альпина нон-фикшн».

Сейчас в школах пытаются ввести курс «Нравственные основы семейной жизни» — он уже ведется в 60 субъектах РФ. И тут все плохо. Авторы курса — священник и монахини. В онлайн-версии написано, что от контрацептивов наступает слепота и что нас уничтожают спецслужбы США. Фактически же в России сейчас эпидемия ВИЧ: у нас более 1 % населения инфицировано, и огромное количество людей об этом просто не знает. Если так дальше пойдет, то те дети, которым сейчас по девять-десять лет, будут жить среди людей, из которых кто угодно может быть ВИЧ-положительным. Так что рассказывать детям о правилах безопасного секса нужно прямо сейчас. Причем рассказывать, отвечая в первую очередь на запросы самих подростков. Ведь у нас свое представление о важном и нужном, а у них — свое. И если мы проигнорируем их интерес, они просто пропустят мимо ушей все, что мы как родители попытаемся донести.

Так что сексуальное образование — это не о том, как люди занимаются сексом и почему от этого случаются дети. Это о том, как жить в этом мире, как в нем выжить с минимальными негативными последствиями, как принимать себя, как принимать других, как научиться договариваться и уважать друг друга, как говорить «нет» и принимать отказ, как строить стабильные отношения и предохраняться от потенциальных рисков.

940

— Когда стоит начинать с детьми разговоры о сексе? Есть ли определенные навыки, которым нужно научить ребенка в разном возрасте?

— Я думаю, что половое воспитание у ребенка нужно начинать с самого рождения. У Всемирной ассоциации здравоохранения есть целая методика по тому, что и в каком возрасте ребенок должен уметь и знать. Например, к четырем годам ребенок должен понимать, как называются части тела, включая гениталии. Знать, что никто, кроме родителей и медиков в присутствии родителей, не имеет права дотрагиваться до тех частей тела, которые обычно покрыты нижним бельем. К шести годам он должен уметь самостоятельно осуществлять гигиенические процедуры, потому что к школе дети обычно начинают стесняться родителей и не хотят показываться голыми. Должен уметь обращаться за помощью, когда ему что-то не нравится. Должен уметь говорить «да» и «нет» и точно знать, что у него есть право говорить о вещах, которые ему не нравятся.

Когда ребенок знает названия органов и умеет говорить о том, что ему неприятно, он сможет рассказать родителям, если к нему кто-то будет приставать. И он расскажет об этом в корректных выражениях, а они поймут, что он имеет в виду. Потому что в случае использования эвфемизмов (например, при названии гениталий или процедур) родители могут просто не догадаться, что на самом деле произошло и что произошло нечто серьезное. Опять же, если ребенок будет думать, что это табуированная тема, он побоится вообще поделиться случившимся.

 В России дети в среднем начинают заниматься сексом лет в 16. Однако цифра эта условна, и некоторые начинают половую жизнь уже в 12 лет

К 12–13 годам ребенок должен узнать, как развивается его тело и как это связано с репродукцией. К 15 годам — уметь распознавать признаки беременности и покупать контрацептивные средства, знать об инфекциях, передающихся половым путем и как от них защищаться. В этом же возрасте он должен уметь принимать ответственные решения, в том числе соглашаться на секс или нет. Знать, что такое давление со стороны общества. Подростки могут заниматься сексом вовсе не потому, что им этого хочется, а потому что этого требует их партнер, особенно если он старше или так принято в их компании, либо они хотят быть как все, или подражают знаменитостям. В общем, им нужно понимать разницу между тем, чего они хотят сами, и тем, что требует от них окружение и система. И очень важно, чтобы они понимали свои права и права других людей.

Еще после 15 лет очень важно говорить с подростками о чувствах, подбирать слова. В нашем обществе это особенно важно для мальчиков, которых традиционно не учат разбираться в том, что именно они чувствуют. Они не могут описать свои чувства и не могут с ними справиться. Считается, что после 15 лет ребенку нужно научиться справляться с негативными эмоциями. Разочарование, ревность, неразделенная влюбленность — это все очень тяжелые чувства, которые очень тяжело переживаются подростками. Это возраст, когда им все внове и очень трудно примириться с неудачей. И ребенку необходимо учиться управлять этим.

— Но как родители могут помочь с этим? Мало кто из взрослых владеет нужными техниками.

— Да, среди родителей мало психологов. Но мы можем знакомить детей с этими чувствами. Делать их понятнее. Объяснять, что негативные чувства – это нормально, что это переживаемо. Рассказывать о своем прошлом опыте. Ведь у любого человека старше тридцати лет (а родители подростков обычно все старше тридцати) такого опыта огромное количество. Прошлые браки, отношения, школа, студенчество, конфликты. Можно рассказывать на примере родственников. Или посмотрите, какие паблики читает ребенок, и выберите то, что ему интересно. И на этом фоне обсудите тему чувств и разрывов. Нужно показать, что это обыденная вещь. Это очень неприятно и печально, это никому не нравится, это трудно переживать, но это — всего лишь часть жизни, а не катастрофа. Это не уникальное переживание. Люди справляются с аналогичными ситуациями и идут дальше.

— В каком возрасте тема секса как такового становится актуальна для самого подростка? Когда от разговоров обычно переходят к делу?

— В России дети в среднем начинают заниматься сексом лет в 16. Однако цифра эта условна, и некоторые начинают половую жизнь уже в 12 лет. А есть девочки, у которых менструации начинаются в десять. Так что к этому времени они уже должны понимать, как функционирует их тело. Чтобы не влипнуть в неприятности просто по незнанию.

Вообще, интерес к собственному телу и приятные ощущения от прикосновений к гениталиям возникает у детей в очень раннем возрасте. Нужно понимать, что сексуальность человека не ограничивается контактами с другими людьми. Это фантазии, воспоминания, надежды, мысли о том, какой я, понравлюсь ли я другим людям. Все начинается задолго до того, как возникает мысль о том, чтобы заняться с кем-то конкретно чем-то конкретным.

Во многом появление сексуальных эмоций связано с количеством потребляемых средств массовой информации. Фильмы, книги, журналы, интернет — нас везде окружают сексуальные образы. В этом нет ничего особенного, это тоже часть жизни. Но рано или поздно ребенок задумывается о том, где его место в этой истории. Что с ним будет происходить, как это будет. Кто будет этот человек. Поэтому очень важно, чтобы ребенок был уверен, что на любой вопрос он получит ответ. И что даже если родители не знают, они не будут ругаться и не будут бояться потерять свой авторитет. Они ответят, например, «Я не знаю, но давай поищем в интернете или спросим специалиста» или «Мне неловко об этом говорить, меня не так воспитывали, но есть хорошая книжка, давай ее посмотрим и обсудим».

Родители — не роботы, они тоже живые люди. И это намного лучше, чем ответы: «Вырастешь — поймешь», «Что ты мне такое говоришь», «Ты что, родителей не уважаешь», «Ты еще маленький». Если ребенок знает, что это чувствительная, но не страшная и не табуированная тема, он придет с вопросами и проблемами к родителям.

— А как же популярное опасение, что чем раньше ребенок узнает о сексе, тем раньше ему захочется попробовать?

— Есть исследования, которые показывают, что возраст сексуального дебюта не понижается в зависимости от осведомленности подростков на тему секса. Ведь дети все равно знают, что секс существует, но они видят его с глянцевой стороны. Они видят в кино и клипах любовь и удовольствие. И при этом ничего не знают ни о безопасности, ни о проблемах, ни об эмоциях. Не знают, как справляться с возбуждением, как не причинить партнеру боль, как быть, если больно тебе самому. Рассказывать о сексе нужно и для того, чтобы не допустить разочарования от столкновения с реальностью, а также проблем, связанных с незнанием остающейся за границами красивых клипов стороны секса.

Более того, если мы рассказываем в подробностях, с техническими деталями, сакральность темы сильно понижается. И так подросток понимает, что секс — это здорово, он много о нем знает, может заниматься им безопасно, но это — совсем не то, во что обязательно нужно окунуться прямо сейчас, чтобы стать взрослым. Секс не сделает ребенка взрослым, но может привести к нежелательной беременности или половым инфекциям. То есть это вопрос не взрослости, а удовольствия, которое нужно организовывать головой. А головой юным подросткам обычно думать лень. Они предпочтут сходить погулять.

 Право на отказ очень важно. Если ребенок говорит: «Бабушка, я не хочу, чтобы ты меня тискала», — это должно уважаться

— Получается, что детей не нужно ни от чего ограждать? Дать полный доступ к средствам массовой информации, интернету? Или что-то все-таки стоить запретить?

— Мало реально оградить ребенка от интернета. Даже если у него самого нет смартфона, он всегда может взять его у друзей. Разве что из дома не выпускать, но ведь это невозможно. Здесь правила такие же, как с сексуальным образованием: не утаивать, а давать информацию. Многие не понимают правил информационной гигиены. Как различать фейковые новости? Что такое авторитетный источник? Чему можно верить? Как определить, можно ли доверять человеку, с которым познакомился в соцсети и раньше не встречал? Симметрично ли вы делитесь информацией, можно ли проверить информацию, которую он дает? Пытается ли он спрятать ваше общение от взрослых?

Как не умея водить машину, но зная ПДД, ребенок может безопасно переходить улицу, так и для использования средств массовой информации есть свои правила безопасности.

— В каком возрасте нужно начинать говорить с детьми о теме сексуального насилия? О том, что секс — это не только удовольствие для двоих, что есть люди, которые могут захотеть заняться сексом без его согласия.

— Все образование идет по спирали: мы постоянно говорим с детьми об одном и том же, но постепенно усложняя. Маленькому ребенку мы говорим о том, что нельзя уходить с незнакомыми, потому что они могут быть опасны. Рассказывать о том, что сексуальное насилие — это плохо, стоит одновременно с объяснением, что такое секс. Ребенок к этому моменту уже должен понимать, что любые физические контакты должны быть по согласию. Например, ты можешь обнимать друзей, но если они не хотят, то их чувства нужно уважать. Нужно позволять ребенку говорить о том, что ему не нравится и чего не хочется. Он должен знать, что можно настаивать на своем мнении, и родители примут его позицию. Это бывает сложно для родителей, но необходимо. Право на отказ очень важно. Если ребенок говорит: «Бабушка, я не хочу, чтобы ты меня тискала», — это должно уважаться. После того как ребенок поймет, что у него есть право на отказ, что у него есть свои собственные границы, он начнет понимать, что границы и право на отказ есть и у других.

Обычно это происходит в семь-восемь лет. Это постепенный процесс. Осознание того, что можно тебе. И что можно другим людям. И когда ребенок понимает, что такое границы, намного проще становится объяснить ему, что секс и любые физические контакты без согласия второго человека недопустимы. Это уже становится надстройкой на его базовые знания о том, что если он говорит «нет», это означает «нет». Становится просто объяснить, что и чужой человек, и партнер не должен трогать его, если ему это не нравится.

— А порнография? Ведь рано или поздно, ребенок наткнется на нее в Сети.

— Думаю, что об этом тоже нужно разговаривать. О том, что порнография не отражает реальность, что это не инструкция к действию. Что это специально нанятые актеры, тренированные люди с непродолжительным сроком работы. Порнография ближе к профессиональному спорту, чем к сексу. Зрелище на любителя. Не все же любят смотреть гандбол, и не все занимаются им дома. Плюс порно включает болезненные практики — именно поэтому к нему такое негативное отношение в обществе. Нужно говорить напрямую, что так, как в порно, у тебя в жизни не будет. И это очень хорошо. Потому что то, что происходит в порнофильмах, понижает самооценку, доставляет дискомфорт и унижение как минимум одному из партнеров. А секс — это коммуникация, это счастье быть друг с другом, это нежность, это интимность. Секс дает пространство, в котором есть только двое, это построение нового мира. А порно — это гимнастика и шоу. Это не секс.