Подборка лучших материалов The Village с городскими героями, которыми запомнится уходящий год.

Люди, пережившие теракты

Читать

«Иногда я хочу увидеть их мертвыми, чтобы мне больше не казалось, будто они просто уехали»

Начиная с 1991-го в России не было и года без терактов. После взрыва в петербургском метро прошло меньше года, но о нем, кажется, уже никто не помнит, кроме родственников жертв. Жизнь людей, разделенная на «до» и «после», очень быстро остается за кадром. The Village нашел четырех москвичей, переживших самые страшные массовые трагедии: от взрыва жилого дома на Каширском шоссе 18 лет назад до взрыва в аэропорту Домодедово в 2011-м. Они рассказали, как перенесли смерть близких, восстанавливали свое здоровье, пытались найти утешение в религии и строили карьеру — как пережили теракт и не сломались.


Бывшие зэки

Читать

«На зоне было легко. Да и окружение было хорошим: доктор наук, технари, талантливые парни»

В 2016 году российские суды рассмотрели 960 тысяч уголовных дел в отношении миллиона человек, 765 тысяч были признаны виновными. Считается, что работа помогает отбывшим наказание не попасть за решетку снова. Но мало кто из работодателей готов принять в коллектив бывшего зэка. Чаще они трудятся в сетевых продуктовых магазинах, где нужны уборщики, грузчики, упаковщики, работники склада. Но если служба безопасности начинает пробивать их по базам, то они обычно получают отказ. Впрочем, многие еще в тюрьме примыкают к группам, которые обещают помочь с работой на воле. Например, православные делятся контактами специальных реабилитационных центров. Кого-то ждут родственники и друзья. Иногда трудоустроить судимых удается общественным организациям. Мы узнали у людей с судимостью, как они искали работу, боролись со стереотипами и доказывали свою профпригодность.


Киборги: Люди с бионическими протезами

Читать

«На протезе есть кнопка, которая при нажатии поворачивает ногу на 360 градусов. Я нажимаю ее, задираю штаны, и „бухгалтерши“ тут же исчезают»

The Village поговорил с носителями современных протезов и узнал, как они справляются с повседневными делами, сражаются с бюрократическим аппаратом и добиваются отношения общества к себе как к равным. А также узнал, почему в ближайшем будущем киборгами захотят стать и люди без инвалидности.


Школьники против коррупции

Читать

«Многие выходили на митинги, но поняли, что этим невозможно что-то решить. А мы еще молодые, мы этого не понимаем»

Антикоррупционный митинг 26 марта войдет в историю как восстание школьников. Многие подростки впервые вышли на протестную акцию и впервые попали в ОВД. Их мотивы стали поводом для дискуссии в обществе: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что молодым людям обещали деньги, если их задержат. The Village встретился с тремя подростками, которые были задержаны на Тверской 26 марта, и поговорил с ними о митингах, политике в интернете, будущем и возможных последствиях.


Владельцы электрокаров

Читать

«Громкие акции с якобы повсеместной установкой зарядных станций в Москве — популизм. Где-то устанавливают станции, а потом смотришь — они не подключены»

Московские власти уже пятый год пытаются пересадить горожан на электрокары и всячески поощряют владельцев таких автомобилей. В частности, для них устанавливают бесплатные зарядные станции — сейчас в городе работает 34 электрозаправки, и с каждым годом их должно становиться все больше. Кроме того, владельцам электрокаров разрешают парковаться бесплатно на платных парковках. А в 2014 в году даже поступило предложение разрешить таким машинам ездить по выделенной полосе.

The Village поговорил с владельцами электрокаров и узнал, какие привилегии они получают на самом деле и во сколько обходится обслуживание «автомобилей будущего».


Петербурженки 1917 года рождения

Читать

«Ничего за душой не было. Бегали по городу, искали, чего поесть купить… За хлебом, помню, ходила: сына с собой волокла, потому что на него буханку хлеба дадут»

По данным Комитета по социальной политике, в Петербурге живет 141 человек 1917 года рождения. The Village узнал, что думают ровесницы революции о современности и когда, по их мнению, в России жилось лучше всего. Мы встретились с тремя горожанками, которые в этом году отмечают столетний юбилей. Ровесницы революции рассказали о своей жизни, Сталине и Путине, войне и мире, а также о том, когда было лучше: в этом столетии или в прошлом.


Люди, которые всегда жили с родителями

Читать

«Когда же ты наконец съедешь?»

В обществе нет единого мнения о том, во сколько лет надо уезжать из родительского дома. Однако принято считать, что жить с папой и мамой во взрослом возрасте стыдно. The Village поговорил с людьми, которые никогда не покидали родительского дома, и узнал, часто ли они ссорятся с родственниками, как устроена их личная жизнь и каково делить быт с мамой и бабушкой.


Герои

Читать

«Мы постоянно заставляем кого-то „потерпеть“, потому что не хватает денег на выезд ко всем рабам одновременно. В тот раз девушки нас не дождались — они повесились»

Мир рушится каждый день. Кроме тех, кто помогает сохранять его хрупкое равновесие по долгу службы, есть немногие гражданские, спасающие людей без указки сверху. Иногда ты силой вытаскиваешь из рабства 500 человек за семь лет — в стране, где официально рабства не существует; или моментально разводишь в небе авиалайнеры, помогая начальнику получить кресло; а бывает, что ты просто не наплевал на шум в подъезде и буквально спас девушку от изнасилования. Три разных в буквальном смысле героя рассказали The Village о ежедневных подвигах, исчезающей благодарности и жизни после славы.


Люди, которые всегда ходят в одной одежде

Читать

«Я выбрал лучший образ и не хочу его менять. Я не знаю, что может быть лучше голубой рубашки»

Для многих людей выбор нужной вещи обременителен и эмоционально затратен, к тому же он требует времени. Благодаря этому родился uniform dressing — модный аскетизм, при котором гардероб полностью состоит из готовых комплектов одинаковой одежды. Его популяризаторы — Стив Джобс, Марк Цукерберг и Барак Обама — не думают ежедневно о том, в чем выйдут из дома. The Village пообщался с москвичами, которые годами не меняют гардероб, о том, как они проходят фейсконтроль и реагируют на шутки окружающих.


Люди, которые резко сменили профессию

Читать

«„Почему ты думаешь, что это того не стоит?“ Я ответил: «Семья, дочка, нужно о вас заботиться...“ Она говорит: „А если бы нас не было?“»

Кардинально поменять сферу деятельности сложно без существенных изменений в жизни. В большинстве случаев второе высшее образование будет платным, учебу придется совмещать с работой, а найти новое место без опыта будет гораздо сложнее, чем двигаться по проторенной карьерной траектории. Четверо москвичей рассказали The Village, как они потратили много лет, много миллионов рублей и много часов в разговорах с родными, чтобы получить вторую профессию и новую жизнь.


Фотографии: обложка, 5 — Софья Урманчеева, 1, 10 — Андрей Носков, 2, 3 — Иван Анисимов, 4 — Андрей Стекачев, 6 — Виктор Юльев, 7 — Иван Анненков, 8 — Юлия Спиридонова, 9 — Ксения Бабушкина