Осенью 2010 года, когда в Москве ещё только гадали, кто займёт место уволенного Юрия Лужкова и стоит ли ждать перемен, The Village рассказал о десяти градоначальниках, нововведения которых кардинально преобразили город. Новая серия «Клуба мэров» посвящена тем, кто управляет мировыми столицами прямо сейчас, от кого зависит жизнь миллионов горожан и чей опыт, удачный или не очень, может пригодиться и в Москве. В четвёртом материале — история губернатора префектуры Токио.

 

Синтаро Исихара


Возраст:

Стаж:

Зарплата:


Семья:


Машина:

Религия:

 

Любимый спорт:


79 лет

13 лет

1 359 900 иен в месяц (559 543 рублей) плюс годовой бонус и выплаты 40 млн иен в конце каждого губернаторского срока.

жена Норико и четыре сына (двое  — чиновники, один — актёр и один — преподаватель в школе искусств).

Lexus LS600hL

буддизм и синтоизм

теннис, подводное плавание, стрельба


 

Биография

1955


— в 23 года, будучи студентом юридического колледжа, получает престижную литературную премию Акутагавы за роман «Время солнца».

1966


вступает в ряды правящей Либерально-демократической партии.

1968


— входит в верхнюю палату Японии (Сенат).

1972


— избирается в более влиятельную Палату представителей (парламент), где работает главой Агентства окружающей среды, а затем министром транспорта.

1989


— получает известность за пределами Японии благодаря провокационной книге «Япония, которая может сказать „нет“». Главный пафос произведения — стране пора освобождаться от влияния США.

1989


— борется за пост главы партии, но проигрывает. 

1995


— по неясной причине бросает работу в парламенте.

1999


— через четыре года после отставки неожиданно решает участвовать в выборах на пост губернатора Токио и выигрывает.

2003—2011


— переизбирается на пост губернатора Токио.

 

 

Шестидесятник 

Деньги и слава пришли к Синтаро Исихаре так, как хотел бы каждый. В 23 года он за три дня написал роман «Время солнца» и тут же получил главную литературную премию страны. Это довольно смелый и дерзкий роман для респектабельной послевоенной Японии — о мальчиках-мажорах, которые играют в азартные игры, дерутся и занимаются необузданным сексом. Книгу экранизировали, а Синтаро вместе с братом снялись в фильме в эпизодических ролях. Этого было достаточно, чтобы братья Исихара стали кумирами миллионов: японские подростки оделись в такие же гавайские рубашки, сделали такие же стрижки и объединились в фан-клубы, называя себя «Племя солнца».

Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 1.

Престижная премия открыла дорогу в литературный истеблишмент. Исихара стал писать романы, пьесы — даже создал мюзикл по мотивам «Острова сокровищ» — и пробовал работать режиссёром. Затем начал путешествовать: ездил на собачьих упряжках на Северный полюс, ходил под парусом и пересёк Южную Америку на мотоцикле, чтобы превратить свои впечатления в ещё один бестселлер. После этого стал спецкором газеты Yomiuri Shimbun, делая репортажи из Вьетнама.

Через десять лет беспечной жизни Синтаро вспомнил о своём юридическом образовании и вступил в ряды правящей партии, где заслужил репутацию ультранационалиста и лютого ненавистника коммунистических режимов Китая и Северной Кореи. Он даже заявил, что никакой нанкинской резни 30-х годов, в которой японцы уничтожили тысячи китайцев, на самом деле не было — всё это выдумки пропаганды КНДР.

Рисунки Исихары. Изображение № 2.Рисунки Исихары

Синтаро построил благополучную партийную карьеру: сперва стал членом сената, а затем и парламента страны, работал главой Агентства окружающей среды и министром транспорта. При этом он никогда не бросал литературу, но теперь уже использовал свои книги для создания политического капитала. В 1989 году выходит его книга «Япония, которая может сказать „нет“», пропитанная отвращением как к американцам, так и к японцам, не способным проводить независимую внешнюю политику. В США книга наделала много шума, и Синтаро Исихара стал хорошо известен за рубежом.


Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 7.
Исихара является автором более 40 книг и продолжает писать, занимая пост мэра.

В 1995 году Синтаро довольно неожиданно уходит в отставку, но в 1999-м возвращается в большую политику и побеждает на выборах губернатора Токио. Конечно, жители голосовали за Синтаро не из-за его националистических взглядов: на фоне основных партий, доверие к которым было подорвано после кризиса 1998 года, он был единственным независимым кандидатом.

Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 8.

 

Нет воронам и дизелю

В 1999 году Синтаро Исихара стал губернатором префектуры Токио c дефицитом бюджета в 6 млрд долларов, стареющим населением и 37 тысячами ворон, которые растаскивали мусор по всему городу. Чтобы справиться с растущим дефицитом, Исихара на пять лет обложил дополнительными налогами крупнейшие банки со штаб-квартирами в Токио, урезал на 10 % собственную зарплату, распродал муниципальную собственность и сократил социальные проекты. А из ворон предложил делать пироги.

Кроме ворон, Синтаро очень не нравится дизель. По его мнению, именно дизельные двигатели являются причиной заболеваний астмой и раком у токийцев. Поэтому в 2000 году в Токио ужесточили правила эксплуатации дизельных транспортных средств, а пользование автомобилями старше семи лет запретили вовсе.


Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 10.
Официально Токио является не городом, а префектурой, состоящей из 23 районов и 26 отдельных городов.

С другой стороны, новая токийская мэрия начала проводить политику усиленной заботы о малых и средних предприятиях. В 2003 году был создан муниципальный банк ShinGinko для предоставления займов небольшим компаниям. Также был создан «Токийский торговый центр», который консультирует бизнесменов и предоставляет офисы в пяти бизнес-инкубаторах города. В префектуре Токио существует и свой аналог Кремниевой долины — «Зона передовых технологий», где сосредоточены проекты, связанные со здравоохранением, охраной окружающей среды, улучшением городской среды и общественной безопасностью. Токийскую набережную мэрия также решила отдать инновационным стартапам по сниженной арендной ставке.

Исихара агрессивно реформировал систему социального обеспечения, предложив постепенно отказаться от выплат пожилым людям, а также от дотаций домам престарелых, поскольку, по его мнению, этим могут заниматься и НКО. Дома престарелых, которых в Японии становится всё больше, Исихара и вовсе начал переводить за черту города.

Между тем финансирование образования увеличилось: высшее образование стало более доступным, при больницах открыли дополнительные центры временного пребывания детей, в сёлах — сезонные детские сады. Токио по-прежнему остаётся самым безопасным мегаполисом планеты, где шестилетние дети пользуются общественным транспортом без сопровождения родителей, а процент изнасилований и убийств — самый низкий в мире.

В 2011 году Токио сильно пострадал от очередного землетрясения: начались веерные отключения электричества, движение в городе было парализовано. После чего правительство снова заговорило о необходимости переноса японской столицы в более безопасное место. Синтаро Исихара, всегда выступавший против переноса, согласился, что передать некоторые столичные функции другим городам было бы разумно.


Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 11.Голубая мечта Исихары — получить право на проведение летней Олимпиады, которой здесь не было с 1964 года.

Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 12.

 

Критика 

Синтаро Исихара — тот редкий случай чиновника, на дела которого надо смотреть зажав уши. Несмотря на довольно разумно проводимую политику, Исихара настолько не сдержан в своих публичных выступлениях, что австралийцы прозвали его японским Ле Пеном. Нет такого меньшинства, которому не досталось бы за долгое время публичных выступлений Исихары: геи, пожилые женщины, чернокожие, иммигранты, французы, дети. Геев он называет «ненормальными», пожилых женщин, не способных к зачатию, — «бесполезными для общества». Французский язык считает неполноценным, а понаехавших китайцев и корейцев обвиняет в подготовке мародёрств после землетрясения.


Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 13.Когда Исихару пригласили в «Большую восьмёрку» мэров, он ответил, что это приведёт к «смешению рас».

Как градоначальника Исихару, конечно же, тоже критикуют. Его муниципальный банк ShinGinko раздавал кредиты направо и налево, и в 2007 году выяснилось, что процент невозвратов настолько высок, что выплачивать кредиты приходится налогоплательщикам.

В 2010 году Исихара замахнулся на святое — аниме и мангу. Он внёс законопроект, запрещающий продажу комиксов и фильмов с изображением сцен насилия и извращений детям до 18 лет. Разразился международный скандал: крупнейшие японские издательства в знак протеста поставили под угрозу проведение Токийской выставки комиксов. Вмешался премьер-министр, и введение законопроекта было отложено на полгода. Больше всего фанатов возмутило то, что сам Исихара в своих молодёжных книгах описывал довольно откровенные сексуальные сцены, а тут вдруг взъелся на весёлые картинки.

Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 14.

Год назад, после цунами и угрозы ядерной катастрофы, Исихара переключился с оскорбления меньшинств на большинство. Он заявил, что цунами является карой небесной за эгоизм, стремление к обогащению и отсутствие духовных ценностей у японцев. Впрочем, сами японцы к его словам относятся снисходительно и спокойно — что бы он ни говорил, всё равно идут и голосуют за него дружным большинством. Знают, что дедушка Исихара сердитый, но отходчивый. Ещё и прощения попросит, когда одумается.


Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 16.В апреле 2011 года Исихара был избран на четвёртый срок.

Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 17.

 

Цитаты

Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 18.

Я однажды наблюдал гей-парад, и мне по-настоящему жаль этих людей. Я видел пары мужчин, пары женщин и почувствовал, что они что-то упускают.


Сущность японцев — эгоизм. Японцы должны воспользоваться этим цунами, чтобы смыть с себя эгоистичную жадность. Я действительно думаю, что это божья кара. 


Я — экзистенциалист: свобода и страсть для меня самое главное. Я был ужасно разочарован, когда узнал, что Сартр — коммунист.


Я не удивлён, что французский язык не был признан международным: на этом языке невозможно считать.


Стыдно критиковать свою собственную страну, но Японии не хватает воображения и творческого подхода, особенно политикам и чиновникам. 


Если бы я не бросил карьеру кинорежиссёра, я могу вас заверить, что стал бы по крайней мере лучше Акиры Куросавы. 

Клуб мэров: Синтаро Исихара, Токио. Изображение № 19.

Текст: Александра Шевелева