Фабрики и заводы по всему миру давно переносят за пределы городов, а старые промзоны после реновации превращают в офисы, жильё или творческие кластеры — но есть и обратный процесс, когда промышленные здания проектируют известные архитекторы и в итоге они сами становятся достопримечательностью. По просьбе The Village Илья Бурлаков нашёл шесть таких примеров, от мусоросжигательного завода по проекту Эрика ван Эгерата до завода по розливу ледниковой воды в чилийской провинции.

 

Мусоросжигательный завод
KARA/Noveren

Голландский архитектор Эрик ван Эгерат решил визуализировать процесс превращения мусора в энергию. Фасад завода в Роскилле сделан из тёмно-коричневого необработанного алюминия и покрыт кругообразными отверстиями. Ночью они подсвечиваются, и здание превращается в мерцающий маяк, символизируя процесс производства энергии. А каждый час здание охватывает метафорическое пламя — огни подсветки.

 Архитектор:

Эрик ван Эгерат

 

Место:

Роскилле, Дания

 

Запуск:

2013 

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 1.

Чтобы соблюсти технические требования в отношении вентиляции, водо- и ветронепроницаемости, фасад состоит из двух слоёв. Внутренний обеспечивает необходимое количество дневного света и циркуляцию воздуха, а внешний позволяет придумывать интересные декоративные решения. Конкурсная комиссия проголосовала за проект Эгерата единогласно. После завершения строительства осенью 2013 года завод будет не только перерабатывать мусор девяти местных муниципалитетов, но и вырабатывать электро- и теплоэнергию для всего Роскилле.

65 000

домов будут получать электроэнергию от завода KARA/Noveren

 

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 3.

Эрик ван Эгерат

архитектор

Я хочу, чтобы мусоросжигательная линия № 6 вошла в диалог со своим историческим и промышленным контекстом. Внизу здание по форме напоминает угловатые крыши окрестных фабрик, а наверху завершается 100-метровым шпилем, который символизирует восхищение процессом создания энергии. Кроме того, шпиль отдаёт дань уважения историческому памятнику — Кафедральному собору Роскилле, с его узнаваемыми шпилями-близнецами и тёплой цветовой гаммой кирпича и камня.

 

 

Цех по производству
труб «Высота 239»

«Высота 239»  стала первым проектом российский «белой металлургии» — современного производства, основанного на инновациях, максимальной автоматизации процессов, принципиально новых условиях труда и экологической безопасности. Эксперты уже признали его «промышленным шедевром» и «наиболее масштабным и красивым объектом постперестроечной России, построенным с нуля. Архитектура и дизайн завода продуманы так, чтобы подчеркнуть чистоту и высокую технологичность производства. Дизайнерские коды чёрной металлургии — грязно-зелёный, чёрный и серые цвета — сразу исключили. Интерьер сделали ярким, с преобладанием золотого, красного и оранжевого, а фасад — контрастным, глянцево-чёрным.

Архитектор:

архитектурный 
отдел ЧТПЗ и дизайн-студия «Ё-программа»

 

Место:

Челябинск, Россия

 

Запуск:

2011

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 4.

Огромное пространство цеха разделено на два цикла производства: операции со стальным листом, из которого делается труба, и операции с готовой трубой. Разделительной чертой этих зон служит почти километровая галерея, отделанная натуральной паркетной доской и оформленная кадками с живыми лаврами. Аллея ведёт к настоящему японскому саду с сакурами, который расположился прямо в цехе.

21 000 000 000

рублей — стоимость строительства цеха

 

110 000

квадратных метров составляет его площадь

 

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 10.

Владимир Юданов

основатель студии
«Ё-программа»

Перед архитекторами и дизайнерами нашей студии стояла задача подчеркнуть инновационность производства и минимизировать затраты на его поддержание в ходе эксплуатации. Снаружи это чёрный ящик, отдельные элементы которого — оторванные от фасада пожарные лестницы, лифтовая шахта с детской игрушкой-змейкой — интригуют и намекают на то, что скрывается внутри. Новый подход применён не только в колористике, но и в интеграции офисов в зону конвейера, в проектировании освещения, переходов и общественных зон.

 

 

Конфетная фабрика Perfetti Van Melle

Perfetti Van Melle — один из ведущих глобальных производителей конфет и жевательной резинки, в частности Mentos и Chupa Chups. Компания решила расширить свою историческую фабрику в Лайнате, что в окрестностях Милана, и превратить её в головной офис. Пригороды Лайнате представляют собой чередование мелких ферм и безликих промышленных зон. Складские помещения порой занимают площадь в несколько футбольных полей. Частные дома стоят напротив заводов — к таким резким урбанистическим контрастам привела политика развития региона. 

Архитектор:

Archea Associati

 

Место:

Милан, Италия

 

Запуск:

2011

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 11.

Перед архитектурным бюро Archea стояла задача вписать проект в зелёный жилой район прямо посреди города. Кроме того, нужно было построить новое погрузочно-складское помещение и подъездные пути для транспорта. Всё это надо было связать с планом развития Лайнате. Бюро решило огородить все здания фабрики стальным экраном, к которому прикрепили стеклянные элементы разного диаметра. Новое офисное здание было реализовано в виде трёх параллельных корпусов, соединённых открытыми зелёными дворами. Там же растёт берёзовый лес. В итоге промышленный комплекс превратился в воздушный элемент городского ландшафта, напоминающий одновременно об уникальных струйных фонтанах местной достопримечательности — Виллы Литта, а также о карамели и конфетах, которые производят на фабрике.

 

Технопарк Alava

Epsilon Euskadi — это центр исследований, разработок и инноваций, занимающийся проектированием гоночных машин, управлением гоночных команд, а также образованием: здесь можно получить степень магистра по проектированию в сфере автогонок. В технопарке всего одно здание, которое вмещает аэродинамическую трубу с бегущим шоссе для испытания моделей, лаборатории, покрасочные кабины, мастерские, офисы и учебные залы. Такая компактность нужна, чтобы функциональные зоны находились рядом друг с другом, а сотрудники разных секторов могли видеть, что происходит в других отделах.

Архитекторы: 

ACXT

 

Место:

Алава, Испания

 

Запуск:

2009

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 18.

Снаружи здание выглядит монолитным, почти глухим: этого требует секретность выполняемых работ. Внутри находятся два больших двора, которые обеспечивают визуальное сообщение и достаточное количество естественного света. В архитектуре здания прослеживается тема аэродинамических форм проектируемых автомобилей. Немногочисленные окна представляют собой короба с округлёнными углами, выполненные из композитных панелей. Каждое окружено трубками из нержавеющей стали, изображающими потоки воздуха. При этом служат они для рассеивания солнечного света: для производства важно поддерживать стабильную температуру внутри здания. Фасад выполнен из цементных панелей. К ним крепятся чёрные стекловолоконные покрытия: они нужны для проведения аналогии с самым популярным материалом на производстве — углеродным волокном.

 

Завод BMW

Проектировщики нового здания завода BMW в Лейпциге должны были объединить три корпуса: здание сборки кузова, покрасочный цех и цех окончательной сборки. В начале 2002 года проект Захи Хадид и Патрика Шумахера был единогласно выбран тендерной комиссией, состоящей из представителей BMW и экспертов по архитектуре. 

C функциональной точки зрения BMW Central Building — это одновременно выставочная витрина, офис, лаборатория и столовая. С концептуальной точки зрения здание является нервным центром всей фабрики: все линии деятельности комплекса сходятся здесь. Стратегия планирования отталкивалась от циклов и траекторий движения сотрудников и посетителей, а также от хода работы производственной линии, которая пересекает центральную точку, уходит от неё и возвращается опять.

Архитектор:

Заха Хадид и Патрик Шумахер

 

Место:

Лейпциг, Германия

 

Запуск:

2005

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 29.

Отдельные кабинеты в офисе отсутствуют: все, от СЕО до стажёра, используют одинаковые модульные рабочие станции. Благодаря тому что зоны сборки и зоны управленческого персонала пересекаются, из любой точки здания каждый сотрудник может наблюдать за тем, как с конвейера сходят новые автомобили. В этом была цель проекта — постоянно напоминать каждому сотруднику о том, что секрет успеха заключается в качестве производства. Кроме этого, здание воплощает в себе дух компании: линии BMW Central Building динамичны и плавно изгибаются, как и формы самих автомобилей. Кроме того, в здании воплощена идея потока, которая принадлежит Захе Хадид: потоки машин, производства и людей находятся в стремительном сообщающемся движении.

25 000

метров квадратных общая площадь здания

 

 5 500

количество рабочих мест

 

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 34.

Заха Хадид

архитектор

Идея потока очень важна: это перетекание из одного пространства в другое, поток энергии, информации, вдохновения.

 

 

Завод по розливу
ледниковой воды Glacier

Завод по разливу ледниковой воды столкнулся с проблемой строительства в условиях чилийских фьордов. Удалённое местоположение — три часа до ближайшего города — непосредственная близость природного парка, отсутствие какой-либо инфраструктуры и суровый ландшафт ставили перед архитекторами ряд уникальных задач. Необходимо было найти новые решения и в вопросах строительства, и в логистике, которые обеспечили бы качество и долговечность объекта с наименьшими последствиями для окружающей среды. Для решения этих проблем призвали местное бюро Panorama.

Архитектор:

Хагеманн Муньос, Panorama

 

Место:

Патагония, Чили

 

Запуск:

2011

Иностранный опыт: 6 дизайнерских заводов . Изображение № 35.

Чтобы предотвратить возможность затопления, здание поставили на земляную основу в форме усечённого конуса в полтора метра высотой. Само здание представляет собой каркас, собранный из переработанной стали и обшитый чёрным закалённым стеклом. Покрытие защищает от капризов погоды и одновременно является декоративным элементом, маскируя здание в окружающем пейзаже. Даже форма крыши рифмуется с окрестными горными пиками.

4

месяца заняли строительные работы

Из-за удалённости от населённых пунктов ремонт и замену элементов здания нужно было максимально облегчить. Для этого в каркасной конструкции использовали болтовые крепления — здание можно полностью разобрать и собрать заново, не причинив вреда природе.

 

 

Текст: Илья Бурлаков

Фотографии: Francisco Berreteaga, Cristobal Valdes для Archilenta.ru, журнал Kak