25 мая тысячи жителей Берлина вышли на референдум, определяющий судьбу поля бывшего аэропорта Темпельхоф. Горожане настаивали на неожиданном — им нужен пустой газон в 350 гектаров в центре города. Сенат умолял о компромиссе — застроить часть территории элитным жильём, а остальное отдать горожанам, — но проиграл. Корреспондент The Village поговорил с активистами о том, как 20 человек подняли весь город на борьбу с политиками.

 

Городской сад

В 2008 году немецкие власти вывели из эксплуатации городской аэропорт Темпельхоф — бывшую базу Люфтваффе закрыли в пользу двух современных и вместительных хабов на окраине города. Уже в 2010-м местные жители вовсю жарили здесь сосиски, запускали воздушных змеев, катались на велосипедах и высаживали помидоры в кривеньких кадках. При этом газон всегда казался пустым: люди распределялись по огромной территории и могли заниматься своими делами.

В отличие от жителей, которые быстро нашли полю применение, власти думали несколько лет — до тех пор, пока не нашёлся покупатель, готовый застроить эту территорию элитным жильём. Сделка была настолько выгодна городу, а лобби застройщиков настолько сильно, что проект поддержали даже представители оппозиционных партий. По плану, весь диаметр поля застраивался зданиями средней высотности, а остальное превращалось в парк. Идею приняли настолько быстро, что забыли придумать, как использовать помещение аэропорта. Дело оставалось за малым — провести общественные слушанья, на которые не ходит никто, кроме оголтелых градозащитников и скучающих пенсионеров, и внести изменения в Генеральный план. 

Как жители Берлина отобрали у властей аэропорт. Изображение № 1.

 

Рассерженные горожане

Тут стоит оговориться: зелёные зоны в Берлине — объект шаговой доступности. Такой же, как продуктовые магазины в России. Казалось бы, недосчитаются жители Берлина пары деревьев и нескольких гектаров газона, никто и не заметит. Но общее недовольство работой горадминистрации на этот раз пошло дальше кухонь, дворовых скамеек и социальных сетей. В 2011 году в городе появилась инициативная группа, решившая законодательным путём отстоять поле. Их требования была бескомпромиссны: местные жители сами знают, чего они хотят от этой территории, земля должна принадлежать всем, поэтому застраивать её нельзя. 

   

Керстин мейер

активист инициативы 100 % Tempelhofer Feld

Последние 20 лет в Берлине строили жильё для богатых, в то время как строительство жилья для социальных нужд, естественно, сокращали. Сенат игнорирует нынешний дефицит в 250 тысяч квартир, при этом жильё, которое должно было появиться на поле Темпельхоф, — элитное. При составлении плана застройки мнение общественности никто не спрашивал. Проект представили постфактум, вопрос, быть застройке или нет, вообще не стоял, притом что мало парков в городе используют так интенсивно, как Темпельхоф. В выходные туда приходят около 20 тысяч человек. Но столпотворения не бывает никогда, это редкость для центра. 

   

Ещё когда законопроект обсуждали в Сенате, к нему подключился метеорологический институт в Потсдаме. Его научные сотрудники исследовали влияние Темпельхофа на экологию и выяснили, что поле аэропорта — не только место для стихийных активностей горожан, но и климатическая подушка, естественный кондиционер, охлаждающий прилегающие районы. Если застроить его высотными домами по краю, это нарушит циркуляцию холодного воздуха. Но вопрос экоответственности в Сенате отошёл на второй план, и об исследовании быстро забыли. 

Другой пункт критики: за всю необходимую инфраструктуру проекта — коммуникации, дороги — придётся платить городу, а это около 600 миллионов евро бюджетных денег. Так как земля Берлин не способна справляться с такой нагрузкой, эти деньги будут забирать у социальных учреждений. При этом в городе есть большое количество резервных территорий, уже готовых для строительства.

 

Общественная кампания

Инициативная группа 100% Tempelhofer Feld изначально состояла из пяти человек. Со временем круг людей, которые ходили на собрания в свободное от работы время, расширился до двух десятков. Ещё две сотни оказались готовы выйти на улицы как волонтёры. Их главной целью было добиться проведения референдума — для этого за три месяца необходимо было набрать 183 тысячи подписей. Несмотря на информационную блокаду в крупных городских СМИ, активисты быстро заинтересовали этой идеей горожан. Их постоянными площадками для агитации стали рынки выходного дня, центральные площади, парки. На самом поле разместить информацию не удалось: в официальном информационном пункте принимали только буклеты с сенатскими планами преобразований. Флайеры против стройки раскладывали на специальной столешнице, которую легко прикрепить к рюкзаку и к складному велосипеду

Как жители Берлина отобрали у властей аэропорт. Изображение № 4.

Активисты издавали газету, выпускали плакаты, но больше говорили с людьми на улицах. Денег не красивую промопродукцию не было, всё делалось на пожертвования, которые со временем стали приносить прямо в офис инициативы. Единственной частной компанией, которая вызвалась спонсировать тираж флайеров, стал местный производитель воздушных змеев. 

На волне гражданского подъёма 100 % Tempelhofer поддержали даже члены парламента (в основном, правда, левые, пираты и зелёные). Некоторые представители правящей партии тоже стали высказываться в пользу инициативы 100 % Темпельхоф. Смена мнений шла по всем социальным слоям. 

Референдумы проводятся в Берлине в среднем каждые два года. Два раза из пяти побеждают гражданские инициативы. 100 % Tempelhofer получила на выборах 750 тысяч голосов (около 80 %) — во многом за счёт своей простоты и радикальности. В газетах до сих пор повторяют, что победили местные идеалисты и молодёжь, а результаты нельзя считать репрезентативными. Между тем поле нельзя застраивать до тех пор, пока кто-то не рискнёт оспорить результаты референдума, а пятая часть берлинцев продолжит лежать в шезлонгах и играть в бадминтон там, где им хочется.

Фотографии: Tempelhoferfeld.info, Klaus-Dietmar Gabbert/news-brothers.com