Let's start the party

Если задать в Google запрос Feminist Initiative — всплывёт множество ссылок на шведскую партию, образованную 10 лет назад. В прошлом году она получила одно место в Европарламенте: благодаря лозунгу «Заменим расистов на феминисток!» партия набрала 5,3 % голосов (для сравнения: испанская «Феминистская инициатива», созданная по образцу шведской, на европейских и национальных выборах получила меньше 0,2 %). Сейчас феминисток в Европарламенте представляет 57-летняя Сорайя Пост — цыганка, мать четырёх детей. Шведскую партию в разные годы поддерживали разные знаменитости — в основном музыканты: Фаррелл Уильямс, Robyn, The Knife, Бенни Андерссон из ABBA, а также актриса Джейн Фонда.

В этом году в Норвегии неожиданно — в том числе для многих феминисток — появилась собственная фем-партия F!. Причём не зонтичная и не дочерняя — скорее, партнёрская.

 

Любава Малышева

гражданский активист, фотограф

   

Как норвежские феминистки создали свою политическую партию. Изображение № 1.

Анетте Бассо

участница F!

 Любава Малышева: «Лидер шведской „Феминистской инициативы!“ Гудрун Шиман очень известна и уважаема в Норвегии. Лекция Шиман была последним мероприятием бергенского феминистского фестиваля 2015 года. Гудрун вдохновила норвежцев на создание собственной феминистской партии. Хотя шведская F! поддерживает норвежскую партию информационно и позволила использовать собственную символику на выборах, программы партий не идентичны, сейчас норвежцы занимаются составлением программы к осенним выборам».

Любава Малышева, которая живёт в Бергене, в своей колонке на «Радио Свобода» шаг за шагом описала появление локальной фем-партии. Хронология, если вкратце, была следующая: 16 марта прошёл феминистский фестиваль, в рамках которого и состоялась лекция Гудрун Шиман (можно посмотреть видеозапись, сделанную Бергенской библиотекой). После лекции несколько человек отправились в кафе. За пару часов они составили план действий и написали пресс-релиз. За пару недель — собрали достаточное для участия в городских и региональных выборах количество подписей. Через пару дней после Бергена фем-партия появилась и в Осло.

 Любава Малышева: «Норвежские города отличаются друг от друга, провинция более консервативна. Берген — это феминистский город, премьер-министр Норвегии Эрна Сольберг родом из Бергена. Она избиралась от правой партии, но в последнее время сделала несколько любопытных шагов, которые говорят о том, что многие фем-идеи стали мейнстримом. Так, как и многие другие современные консерваторы, она носит красную пуговицу — символ леворадикальной кампании против насилия над женщинами. Эрна записала видеоприглашение на бергенский прайд и собирается принять участие в этом параде. То, что делает Эрна, символически противоречит риторике её партии. Но правые всё равно проводят антифеминистскую и антигуманную политику. Эрна предпринимает множество попыток спасти свой рейтинг. То, что правые вынуждены прибегать к левой риторике, говорит о том, что в норвежской политике никто уже не может игнорировать фундаментальные права человека. Видимо, правые не останутся у власти».

гей-парад 6 июня 2015 года. Изображение № 2.гей-парад 6 июня 2015 года

Против насилия

Осенью норвежская F! будет участвовать в выборах (в парламент города Бергена и в парламент фюльке Хордаланна — района в Западной Норвегии). Участница партии Анетте Бассо говорит, что после осенних выборов бергенская партия начнёт работать с коллегами из Осло над созданием национальной феминистской партии.

 Анетте Бассо: «F! — феминистская и антирасистская партия, нетерпимая ко всем формам дискриминации. Как интерсекционные феминистки (интерсекциональность — исследование пересечений различных форм или систем угнетения, доминирования или дискриминации. — Прим. ред.) мы будем бороться против всех видов насилия и дискриминации: не только основанных на гендере, но также на сексуальной ориентации и идентичности, физических возможностях, возрасте, классе, национальности, религии. Мы будем продвигать информацию об интерсекционном феминизме и о том, каким образом политика может базироваться на феминистской идеологии. В Норвегии много феминисток новой волны. Мы боремся против насилия над женщинами, изнасилований, сексуальных домогательств, боремся за равные права на рынке труда и за права ЛГБТ. 

Норвежским феминисткам часто говорят, что они якобы слишком привилегированны: мол, Норвегия — страна равных возможностей, у нас солидная система соцобеспечения, есть бесплатное образование для всех. Но мы по-прежнему сталкиваемся с проблемой гендерного насилия: одна из десяти норвежек является жертвой изнасилования. Рынок труда так структурирован, что женщины зарабатывают меньше мужчин. Кроме того, Норвегия становится всё более мультикультурной страной, и этнические меньшинства сталкиваются с проблемами дискриминации. Мы не видим других партий в стране, которые бы отстаивали широкую и инклюзивную феминистскую политику». 

Любава Малышева, в свою очередь, говорит, что «норвежские радикальные феминистки ведут борьбу с продажей женщин, против порнокультуры и стриптиза, за гендерное равенство и за равную оплату труда в частности, против запрета абортов, против насилия над женщинами».

Игра в иерархию

В начале апреля про норвежскую фем-партию одними из первых среди ненорвежских СМИ рассказала BBC. Правда, упомянули лишь крыло в Осло, заострив внимание на юном возрасте лидера: «Катрин Линн Кристиансен не похожа на типичного политика. Ей 27 лет — она необычно молода для того, чтобы возглавлять партию, и её очки в большой оправе и розовая помада выдают замечательное чувство стиля». 

F! в Бергене формально возглавляет известная в Норвегии радикальная феминистка Суннива Шульце-Флорей — её выбрали на общем собрании, говорит Любава Малышева. 

 Любава Малышева: «Фигура лидера — лишь уступка бюрократической системе. В партийном списке — десятки депутатов, это люди с разным жизненным и политическим опытом, разного возраста. Преимущественно женщины. Первые лица партии имеют юридическое образование. Партию серьёзно поддерживают студенты, феминистки и квир-сообщество.

Традиционная политика — игра в иерархию, защита мужских ценностей, перебрасывание денежных мешков. F! не только идейно новая партия, это структурно новая партия. Лидеры и номера списка формально существуют, но внутрипартийная работа неиерархична, абсолютно всё обсуждается в группах, равенство является одной из ценностей новой фем-политической структуры».

Как норвежские феминистки создали свою политическую партию. Изображение № 3.

Pussy Riot и феминистки России

В списке на «Википедии» — десятки фем-партий (как существующих ныне, так и почивших в бозе) в 49 странах: от Японии до Уругвая. Так, в Петербурге, по версии «Вики», есть некая United Women's Party (возможно, имеется в виду покойный «Женский объединённый союз»). Впрочем, часть упомянутых партий, в названии которых есть слово «женщина» или «женский», никакого отношения к феминизму не имеет.

 Анетте Бассо: «Мы бы хотели сотрудничать с российскими феминистками! Нам есть чему поучиться у них. Впрочем, пока мы не так много знаем про феминизм в России. Норвежские СМИ много рассказывали о Pussy Riot, но мало кто из нас знает о проявлении феминизма в политике в целом. Мы надеемся, что во всё большем количестве стран будут появляться феминистские партии — по крайней мере, в Европе процесс набирает силу. Мы должны объединяться. Феминизм — глобальная борьба, даже когда речь идёт о локальных сообществах». 

   

Фотографии: Обложка: Feministiskt initiativ / Facebook, Любава Малышева, News Oresund / Flickr.com