Посреди промышленной зоны Обводного канала, в трёхстах метрах от метро «Балтийская» компания «Размах» сносит старые корпуса Варшавского вокзала. Через несколько лет здесь планируют построить крупный жилой комплекс. Над одним из сохранившихся пакгаузов, зданий из красного кирпича, где раньше хранили грузы, поднят чёрный пиратский флаг. 

 

В пакгаузе круглосуточно дежурят несколько десятков анархистов и градозащитников, которые уже месяц оккупируют здание и в случае чего готовы встать под экскаваторы «Размаха». The Village побывал на территории вокзала и поговорил с теми, кто настаивает на исторической ценности железнодорожного склада.

 

 

 

— Сейчас ещё люди подойдут. Только что к нам ломился кто-то. Мы спрашиваем кто, они не отвечают. Скоро к нам придёт человек тридцать, чтобы держать оборону, — один из главных активистов Кирилл в лёгком спортивном костюме не по погоде и шапке-ушанке встречает нас встревоженно. На вид ему двадцать с небольшим, остальные примерно того же возраста. Но толпа крайне разношёрстная: парни в трениках, ребята с дредами и девушки в кислотных куртках. Через руины старых вокзальных корпусов вслед за Кириллом пробираемся к пакгаузу.

Последние поезда курсировали здесь чуть больше десяти лет назад, среди осколков красного кирпича валяются заверенные подписями и печатями инструкции по безопасности РЖД от 2001 года. Территории Варшавского вокзала несколько компаний скупили у железнодорожного монополиста в начале 2000-х. «Адамант» (компания занимается торговыми центрами) ещё в 2006-м запустил «Варшавский экспресс», а компания «ЛенСпецСМУ» тогда же согласовала строительство жилого комплекса «Галактика» южнее вокзала. Под него «Размах» как раз и расчищает территорию. Камень преткновения как для застройщика, так и для оккупантов — охранный статус многих построек, который сняли в 2007-м перед началом первых сносов.

 

 

Станция прибывания: Как активисты защищают здания Варшавского вокзала. Изображение № 1.

 

 

— Это памятники промышленной архитектуры, — рассказывает руководитель группы «Экология рядовой архитектуры» Алексей Ярема. — Мы требуем повторной экспертизы зданий, мы требуем вернуть им охранный статус и прекратить снос. Маргарита Сергеевна Штиглиц, крупный специалист по промышленной архитектуре, сделала экспертизу по одному пакгазу, который находится по другую сторону от вокзала (если экспертизу согласует КГИОП, зданию вернут охранный статус. — Прим. ред.), но Маргариты Сергеевны на весь Петербург не хватит!

Движение «Экология рядовой архитектуры» появилось ещё в 1997-м, когда власти планировали снести здания на Лиговском проспекте, чтобы построить вестибюль метро. Тогда активисты оккупировали дома, но так ничего и не добились. Но за время своего существования они спасли около сотни исторических зданий. Подобные методы они практикуют и сейчас.
— Мы следим за всей территорией, если будут сносить или поджигать, мы будем мешать технике. Но всё в рамках закона, мы защищать его сюда пришли, а не наоборот. Это они нарушают, — делится планом действий анархист Евгений, участвующий в акциях с 80-х годов. 

 

 

 

здесь тепло, тускло светят несколько лампочек и играет музыка с ноутбука.

 

 

 

Анархисты и градозащитники заняли пакгауз в новогоднюю ночь, памятуя о тенденции последних нескольких лет. В 2012 году под бой курантов, пока горожане и все контролирующие органы пили шампанское, на Фонтанке снесли все дворовые корпуса дома Шагина, а в 2011-м — дом Лопатина на Невском. Корпуса Варшавского вокзала разрушать начали ещё в октябре: один снесли бульдозером, второй сгорел. В итоге накануне 2013 года несколько активистов заняли пакгауз, у которого ещё остались стены и крыша. «Размах» утверждает, что работает на соседней территории, а склад, занятый оккупантами, принадлежит «Адаманту» , поэтому сносить его никто даже не думал.

В стометровом здании обжили небольшое помещение с закрывающейся на замок покрашенной в розовый железной дверью, — здесь тепло, тускло светят несколько лампочек и играет музыка с ноутбука. «Экология рядовой архитектуры» принесла сюда стенды с их постоянной выставкой о сносах — с фотографиями и историями уничтоженных зданий. Внутри человек 15, но люди все прибывают: молодёжь левого толка, бывалые анархисты и несколько немолодых градозащитников. Правых они в лагерь не пускают, недавно отказали национал-большевику, который хотел принести им еды.

— Мы не активисты, мы просто горожане. Я гулял тут мимо и увидел технику, поэтому Новый год мы уже встречали здесь. Сейчас у нас печка обустроена, и генераторы, электричество своё. Застройщик утверждает, что нас тут нет. А у нас музыка постоянно играет, мы её не выключаем, люди посторонние на стройке ходят. Мы не прячемся, — рассказывает Евгений.

— А после Нового года здесь была анархо-ёлка, человек на 50! — перебивает Евгений.

— В Рождество, — улыбается Кирилл.

— Мы и дальше территорию обживать будем. В выходные планируем каток залить. Но пока не понятно, получится ли воды столько принести, — говорит Евгений. (На момент выхода материала активисты и правда залили каток. — Прим. ред.)

— А ходить-то будут на него? — задумавшись, спрашивает Кирилл.

— Будут!

 

 

Станция прибывания: Как активисты защищают здания Варшавского вокзала. Изображение № 27.

 

 

В лагерь врываются двое молодых парней и кричат, что вход на территорию закрыли бетонными плитами и засыпали снежными глыбами.

— Да пойдём повалим эти плиты!

Все берут арматуру и спешат на борьбу с новой преградой. Из бетонных плит получился целый забор, но в зазоры между ними можно спокойно пролезть. Тем не менее повалить плиту для оккупантов дело принципа. Просто так это сделать не получается, и несколько человек возвращаются в лагерь за тросами и подкреплением.

— Вот тут, ближе все сюда встаньте, а то мы все в разные стороны тянем. Сюда, да, сюда.

— Она даже не шатается!

— А вы сзади идите толкайте. Эй! Только сверху на неё не садись, как ты до этого сел!

 

 

 

А вы сзади идите толкайте.
ЭЙ! Только сверху на неё не садись, как ты до этого сел!

 

 

 

Спустя почти час подкопами, рычагами и тросами оккупанты уронили одну из плит. 

— Угроза сноса есть для всех зданий, — говорит запыхавшийся Алексей Ярема. — Мы надеемся, да, верим, что их удастся отстоять. Но даже если бы никакого шанса не было, мы бы всё равно пришли.

Пока оккупанты валили плиту, Всероссийское общество охраны памятников договорилось о новой историко-культурной экспертизе зданий вокзала, которую проведет та самая Маргарита Штиглиц. «Размах» пообещал, что не тронет спорные пакгаузы, пока город и эксперты окончательно не решат, являются они памятниками архитектуры или нет. Оккупанты будут дожидаться решений на месте: «Размаху» и Обществу охраны памятников они не верят.

 

 

Фотографии: Егор Рогалёв