Вчера неизвестные сбили лепную фигуру демона с широко раскинутыми крыльями с фасада дома Лишневского, расположенного в Петербурге на Лахтинской улице, 24. Дом является памятником модерна и находится под государственной охраной как выявленный объект культурного наследия. Особую остроту истории придаёт тот факт, что напротив здания уже шесть лет идёт строительство храма Cвятой Ксении Петербургской.

Хозяин квартиры, над которой до вчерашнего дня был барельеф, Кирилл Алексеев рассказал о произошедшем: «Рабочие пришли в десятом часу утра, не представились, отказались сказать, кто их послал, но попросили отодвинуть машины, чтобы обстучать фасад здания, проверить, как держится штукатурка». Кирилл уехал, а когда вернулся домой после обеда, уже всё было кончено. Депутат Законодательного собрания Александр Кобринский уже подал заявление в полицию и связывает происшествие с активностью «православного ИГИЛ». Попросил полицию найти вандалов и профильный комитет — КГИОП: «Элемент лепной композиции над трёхчастным окном — рельефа с изображением антропоморфного фольклорного существа с крыльями летучей мыши — отнесён к предмету охраны объекта, представляющему особую историческую ценность». «Фонтанка» связывает «вандальные» работы с фирмой «Терра», известной в качестве подрядчика МО «Чкаловское» и как фигурант расследований фонда Алексея Навального. 

Пока власти разбираются, что случилось, The Village выяснил, что Мефистофель на доме Лишневского беспокоил церковную общественность ещё сто лет назад.

1914 год

Архитектор Александр Львович Лишневский проектировал в Петербурге с 1902 года. Доходный дом на Лахтинской улице — не самая популярная его постройка. Широкой публике он скорее известен как автор дома с башней на Пяти углах. Архитектор быстро стал одним из лидеров петербургского модерна, хотя и любил экспериментировать с другими стилями (например, с неоготикой). The Village не может не отметить, что Лишневского ещё в 1910 году хвалили в архитектурном журнале «Зодчий» за продуманность «общественной и торговой функции» первых этажей городских строений. Большие окна в его домах на улицах Рубинштейна и Белинского сейчас радуют посетителей известных городских баров «Бекицер» и «Фарш и бочка».

В 1911 году Мефистофель на доходном доме никого не удивил. К тому моменту Лишневский уже успел построить на углу Садовой улицы и Вознесенского проспекта Дом городских учреждений, украшенный вампирами, грифонами, химерами, чертями и прочими мифическими чудовищами.

Некоторые специалисты считают, что Лишневский, придумывая демона, вдохновлялся лицом загримированного Фёдора Шаляпина в образе Мефистофеля из оперы «Фауст» Шарля Гуно. Но, хотя городская общественность того времени привыкла к тому, что новые жилые дома архитекторы повсеместно украшали мифическими существами, демон на Лахтинской вызвал первую дискуссию уже в 1914 году, спустя три года после завершения строительства.

Судьба демона: Жизнь и смерть Мефистофеля с дома Лишневского. Изображение № 1.

Вот что писал в журнале «Архитектурно-художественный еженедельник» анонимный автор: «Потрясает воображение, с какой упрямой последовательностью поклонники провинциального финляндского стиля насаждают на публичные фасады пугающие и оскорбляющие граждан образы. Хочет ли господин Лишневский сказать, что жители апартаментов его нового дома на Лахтинской улице смотрят на нас с той же демонической задумчивостью, за которой последует ярость и ненависть? Последователи стиля способны на духовные подвиги, и мы предлагаем читателю обратить внимание на дом архитектора Владовского, воздвигнутый семь лет тому назад на Малом проспекте (Малый проспект Петроградской стороны, 32. – Прим. ред.). Зодчий украсил фасад гением славы в виде прекрасного ангела, но и тут не сдержал порывов заграничной моды, насадив дурную Горгону. Лишневский показал себя ещё грубее: лаконичный и верно продуманный фасад дома он дополнил фронтоном с демоном, готовым взлететь и накрыть нас предчувствием невзгод. И это в год юбилея Александро-Невской лавры. Синодальная комиссия, следящая за вкусом гражданской архитектуры, могла бы обратить внимание на это противоречивое решение».

То, что церковь обратила внимание на демона Лишневского уже сто лет назад, указывает и С. Г. Фёдоров в статье «И образ, и функция. Творческий портрет архитектора А. Л. Лишневского» из номера № 6 журнала «Строительство и архитектура Ленинграда» за 1980 год: «В 1914 году членам строительного комитета Синода, отвечающего за строительство, ремонт и реставрацию церковного имущества, было поручено разработать правила „просвещённого влияния церкви на гражданскую архитектуру“, „чтобы не допустить повсеместного распространения языческих и антихристианских посланий на домах и сооружениях“». В качестве «распространителей таких посланий» упоминаются, в частности, архитекторы Лишневский и Алексей Бубырь. Впрочем, дальше предварительной разработки этих правил дело тогда не пошло.

2015 год

Пережив лёгкую критику православной общественности дореволюционного Петербурга, демон Лишневского больше ста лет благополучно наблюдал за жизнью Петроградской стороны, пережив несколько аккуратных реставраций. А само здание архитектора на Лахтинской улице даже получило среди петербуржцев название «Дом с Мефистофелем».

Его новая жизнь началась в прошлом десятилетии. Тогда настоятель Андреевского собора протоиерей Константин Гультяев выступил с идеей построить напротив дома Лишневского церковь в честь Ксении Петербургской. Церковные исследователи считают, что именно в этом месте находился дом, где проживала с мужем Андреем Петровичем Ксения Григорьевна Петрова, которая после скоропостижной смерти мужа приняла подвиг юродства. Решение о строительстве было принято в 2007 году, а участок на Лахтинской улице между домами 15 и 19 под церковь выделила лично губернатор Валентина Матвиенко. Первым делом в 2009 году был снесён дореволюционный одноэтажный флигель на месте будущей церкви. Началось длительное строительство. 

С этого момента на пикантное соседство демона и Ксении Блаженной стали обращать внимание как градозащитники, так и сторонники строительства церкви. Активисты, судя по сообщениям на форумах и свидетельствам очевидцев, увидели в Мефистофеле то же, что и анонимный критик столетней давности.

 

— Вы видите: тут кресты перевёрнутые! Чёрт бы побрал этого архитектора! Сатанист проклятый! Понаставил тут бесовских рож, а нам тут жить...

— Кстати, что за архитектор, не подскажете?

— Да не хочу я помнить фамилию этого нехристя! Но он ещё дьявола изобразил, вот заверните за угол! Прямо напротив стройки!

— А что за стройка? Не храм, случайно?

— Ну конечно, храм. А потом они удивляются, что всякие препятствия для строительства возникают! Представьте себе: выходите из церкви, а вам в лицо дьявол ухмыляется!

— А я читала, что препятствия местные жители чинят.

— Ну, потому и чинят! А другим храм очень даже нужен...

Тем временем строительство церкви сопровождалось постоянными невзгодами. После сноса одноэтажного строения и начала установки строительных свай по соседнему дому пошли трещины, в результате чего стройку временно заморозили, а проект решили скорректировать. Затем начались многочисленные протесты жителей квартала: одни не хотели просыпаться под звон колоколов прямо под окнами, другие боролись за детскую площадку и сквер на месте строительства.

В результате строительные работы неоднократно приостанавливались. Как сообщает сайт «Канонер», в этом году сроки снова сдвинулись. Церковь откроется в лучшем случае в 2016 году: основные конструкции храма уже готовы, но пока не хватает финансирования. Теперь, после исчезновения Мефистофеля, дела с пожертвованиями у общины, видимо, пойдут мистическим образом быстрее.

   

фотографии: Вадим Ф. Лурье