В октябре в Государственной Думе пройдёт слушания законопроект о создании охранной зоны вокруг объектов наследия. Если его примут, то в населённых пунктах нельзя будет строить в ста метрах от памятника, вне населённых пунктов — на расстоянии двухсот. Для ансамблей буферная зона составит сто пятьдесят и двести пятьдесят метров. Для Петербурга, Москвы и других больших городов идея кажется абсурдной, но разгадка, видимо, в том, что вовсе не на них она рассчитана.

С инициативой выступил депутат от Владимирской области. Очевидно, авторы представляют себе древнерусский храм, стоящий посреди поля. Рядом с ним и правда лучше ничего не строить. Однако для плотной городской ткани сто метров — гигантское расстояние, а памятниками могут быть не только высокие соборы, но и обычные жилые дома. Мы, скорее всего, имеем дело со ставшим привычным и по другим сферам дилетантизмом, когда законы принимаются исходя из бытовых соображений, без ясного представления о всём спектре случаев их применения и возможных последствиях.

На практике ситуация не столь катастрофична: новое правило будет распространяться только на те объекты, которые ставятся на учёт. Вокруг существующих памятников никакой буферной зоны не будет.

И всё же в связи с охранным законодательством давно назрела тема для разговора. Последние годы оно все больше ужесточается и унифицируется.

В начале этого года были приняты поправки к закону «Об объектах культурного наследия», одна из которых фактически запретила изменение габаритов построек на территории объекта культурного наследия. То есть если в охраняемом сквере, например, есть советская трансформаторная будка, то снести её или, наоборот, расширить нельзя.

Заметим, тот же закон разрешает проводить на территории памятников строительные работы «с целью восстановления утраченной среды», лишний раз подчёркивая правомерность махинации, проведённой в Летнем саду, где фактически новые фонтаны и павильоны были построены на том основании, что когда-то давным-давно на их месте было что-то похожее.

Залог адекватности законодательства — как можно более широкие полномочия у регионов, чтобы они для себя могли решать, где им нужна буферная зона, где сохранять габариты, а где разрешить мансарды

Плохой вкус и отсутствие здравого смысла у авторов охранного законодательства не стоили бы специального упоминания, если бы в остальном с наследием не было никаких проблем. Однако они есть.

Дома на Тверской в Москве снесли, а дом Штакеншнейдера на Миллионной в Петербурге выпотрошили изнутри. Выборг, город с интереснейшей и уникальной для России архитектурной средой, продолжает разрушаться.

Строгость правил делает их исполнение менее вероятным. Заплатить официальный штраф часто выгоднее, чем следовать всем сложным предписаниям. Именно этот путь избрали строители гостиницы на Миллионной и с экономической точки зрения повели себя правильно — несколько миллионов рублей штрафа пустяк по сравнению с затратами на реставрацию и издержками на годы получения официальных согласований. Не говоря уже про сносы, которые караются вовсе не так бескомпромиссно, чтобы владелец здания не рассматривал этот вариант как один из возможных.

Ужесточение наказаний само по себе едва ли могло бы изменить ситуацию в лучшую сторону — по крайней мере там, где ценных построек больше ста.

Ключевой аспект в вопросе сохранения наследия — экономика. Федеральный и городской бюджеты могут содержать лишь незначительную часть старых домов, всем остальным нужен собственник или управленец, который сможет так ими распоряжаться, чтобы поддерживать в хорошем состоянии и извлекать для себя выгоду. Помимо налоговых льгот и символических арендных ставок, ему нужны для этого простые, понятные и выполнимые обязательства. А они тем разумнее, чем более они специфичны.

Курс должен быть противоположным нынешнему — не на обобщение, а на максимальную диверсификацию предъявляемых требований. Это не значит, что нужно придумать некую разветвлённую систему типизации объектов, разделения их на большее количество разных категорий и так далее. Тут в первую очередь важны местные специфики. Залог адекватности законодательства — как можно более широкие полномочия у регионов, чтобы они для себя могли решать, где им нужна буферная зона, где сохранять габариты, а где разрешить мансарды.

Во всяком случае, стоит наделить особым статусом города, где ситуация с наследием является уникальной. В Петербурге памятников больше чем где-либо не только в России, но и в мире. Из Москвы едва ли видней, как правильно с ними обходиться.