В Петербурге впервые за много лет организовали большой международный архитектурный конкурс, да ещё и на территорию, судьба которой для города стратегически важна, — западную часть намыва на Васильевском острове. На прошлой неделе подвели итоги, объявив победителями сразу две команды, голландское бюро KCAP и петербургскую мастерскую «А-ЛЕН». Ясности в отношении судьбы наших морских берегов не добавилось, скорее, наоборот, ситуация стала ещё более неопределённой, но на данном этапе это может быть только к лучшему.

Свет в конце намыва: Что будет с морским фасадом Петербурга. Изображение № 1.

В отличие от почти всех предыдущих попыток приглашать в наш город иностранных архитекторов, на этот раз обошлось без больших звёзд рубежа веков. На последнем этапе между собой соревновались шесть бюро, три российских и три иностранных.

Самым ярким участником стоило бы назвать норвежское бюро Snøhetta, известное в первую очередь зданием оперы в Осло — белоснежным айсбергом, как будто утопленным в воде, обогнавшим в списке главных достопримечательностей Национальную галерею, где выставлен «Крик» Эдварда Мунка. Фокус в том, что по граням айсберга можно гулять, и даже безразличные к музыке люди подходят поближе, чтобы подняться на крышу театра. Snøhetta мыслят архитектуру как скульптуру, при этом сохраняя её урбанистический смысл: если их здание изображает разлом льда, то, скорее всего, это будет переход или открытое пространство. Для намыва в Петербурге они предложили серию полузакрытых дворов. Дома выглядят как выпиленные стамеской из дерева фигурки, а кривые линии их крыш сливаются в одну, так что кажется, будто это не здания, а промежутки между ними образовались искусственно. Частые переходы между сравнительно узкими корпусами построек уже успели стать визитной карточкой Осло и вполне сгодились бы для не менее ветреного Петербурга, но предложение норвежцев не вполне соответствовало техническим условиям конкурса.

Итальянец Чино Дзукки, известный, как и многие его соотечественники, умением встраивать здания в контекст старого города, на чистой площадке, видимо, не смог найти правильную точку отсчёта — и предложил построить на берегу залива банальные и малопрактичные в данном случае стеклянные призмы.

Петербургская «Студия 44» и московская «Остоженка» выступили с похожими решениями — по старинке строгими и почти никак не решающими задачу создания насыщенной городской среды.

В результате победителями оказались бюро KCAP и мастерская «А-ЛЕН». Последняя спроектировала добротную набережную с открытыми первыми этажами, но чересчур банальную в силуэте и оттого напоминающую так утомившие нас однообразные жилые высотки. Голландцы пошли рациональным путём. Они, с одной стороны, много работали над планом участка, чтобы не в ущерб квадратным метрам оставить максимальное количество открытых пространств общего пользования. С другой, видимо, ориентируясь на местные вкусы, предложили прорыть каналы и выкрасить в цвет золота верхние этажи зданий.

Красивая картинка, где изображён эффектный вид на Петербург с моря, и есть главное достижение конкурса. Плохо — это не когда нет денег на строительство дорог,
а когда не к чему стремиться

Результаты проведённого конкурса лишь отчасти обнадёживают. Каким бы ни было окончательное гибридное решение, по сравнению с привычными нам практиками комплексной застройки произошёл прорыв: тут и пешеходная набережная, и смешанная функция, и открытые первые этажи. Словом, все радости человечного европейского градостроительства. В то же время ощущения какой-то однозначной удачи нет сразу по нескольким причинам. И дело не только в том, что архитектура, раз уж речь идёт о побережье самого большого города Балтийского региона, могла бы быть во многих отношениях более интересной.

По-хорошему, конечно, международный конкурс должен был проводиться на весь намыв, а не на отдельную его часть. А если не получалось, то стоило дать участникам больше свободы, чтобы они не стремились вписаться в общий хмурый контекст, а наоборот. И главное, ещё до любой архитектурной концепции следовало бы подумать над тем, чтобы создать на намыве некое смысловое ядро, будь то современный парк, концертный зал, научно-технический музей, культурный центр или всё вместе.

Как это часто бывает, в решении судьбы намыва на Васильевском острове логики мало. Изначально, до наступления кризиса 2008-го года, тут затевался чуть ли не район небоскрёбов. Потом амбиции как-то сами собой умерились, и по проекту планировки, выполненному в студии бывшего главного архитектора Александра Викторова, намыв должен был превратиться в этакое капиталистическое Купчино: плотная застройка, много машин, супермаркеты как главный объект инфраструктуры. Впрочем, и это неблагородное намерение едва ли осуществится, так как город пока не провёл на намыв коммуникации и едва ли сдержит обещание сделать это в ближайшее время. Сейчас от гостиницы «Прибалтийская» через строительный забор открывается вид на два недостроя посреди пустыря — идеальные декорации для авторского кино.

В результате проведённый конкурс кажется нелепицей: зачем он нужен, если даже на самые плохие решения нет ни денег, ни воли. Однако именно необъяснимость и наделяет его особым, чуть не сакральным смыслом. Когда все логические ходы исчерпаны, в силу вступает иррациональное.

Красивая картинка, где изображён эффектный вид на Петербург с моря, и есть главное достижение конкурса. Плохо — это не когда нет денег на строительство дорог, а когда не к чему стремиться. Перемены начинаются с намерений. В этом отношении в Петербурге, кажется, произошёл незаметный прорыв.