Почти каждому человеку приходилось просыпаться с мыслью «Всё, я больше никогда не буду столько пить». Который из бокалов вина стал лишним? Сколько пива можно выпить, чтобы не страдать от головной боли на утро? Правда ли, что виски с колой — это путь в никуда? В поисках ответов на эти вопросы мы обратились к врачу-наркологу Олегу Стеценко и владельцу бара Union Саше Варданяну.

 

   

Сколько можно выпить, чтобы не было похмелья?. Изображение № 1.

Саша Варданян

Совладелец бара Union

Во-первых, по поводу пива: если мы не говорим о «димедрольных» историях, а берём нормальное качественное пиво, то, думаю, кружек шесть можно выпить — это для мужчины, девушке не советовал бы больше четырёх бокалов. Что это за пиво — светлое или тёмное — не очень важно, если только речь не о «крышесносных» двенадцатиградусных сортах. Если вы выпьете английского биттера или приличного русского лагера, немецкого или чешского пива, некрепкого бельгийского — литра два можно осилить за вечер и с утра проснуться вполне свежим.

Если говорить о вине, то, чтобы не было похмелья, можно выпить между бутылкой и двумя — пять-шесть бокалов. Лично мне хватило бы полторы бутылки, чтобы не было последствий.

Говоря о крепких напитках, я бы в первую очередь рекомендовал, чтобы у вас были под рукой вода или морс — и тогда количество выпитого можно увеличить. Граммов 300 алкоголя можно выпить безболезненно — даже рома или виски. Но не хлестать ром с колой — а пить в чистом виде, запивая водой. И тогда обойдётесь без утренних кошмаров.

А вообще умеренность — самый лучший совет. Если вы сначала выпили хорошее вино — потом понимаете, что хотите пива, а потом — виски, это тот самый момент, когда стоит поехать домой. Потому что именно злосчастная лишняя рюмка кальвадоса или сидра и выроет вам могилу.

   

Сколько можно выпить, чтобы не было похмелья?. Изображение № 2.

Олег Стеценко 

психиатр-нарколог,

основатель сайта Ne-pey.ru

Похмельем принято называть неприятные переживания после обильного употребления алкоголя, хотя с медицинской точки зрения есть два состояния, причём принципиально разные.

Если говорить о человеке, который не страдает зависимостью, контролирует дозу, но в какой-то день употребил слишком много, то он на следующий день испытает постинтоксикационный синдром. Выражается он в большей степени поражением желудочно-кишечного тракта, причём нужно понимать, что во время таких возлияний люди часто ещё и переедают, так что удивляться нечему. Большая часть симптомов обусловлена тем, что человек съел и выпил больше, чем смог переварить. Это проявления острого панкреатита: тошнота, иногда рвота, сухость во рту, неприятный привкус. За счёт пересушенной ротовой полости можно увидеть поражения дёсен, вплоть до кровотечения — на зубах красноватый налёт. Эта кровь разлагается во рту, вызывая неприятный запах.

Некоторые описывают головную боль, хотя это не обязательный симптом. Больные с отвращением думают об алкоголе, а само предложение опохмелиться у них может вызвать непроизвольную рвоту.

Купируется это состояние тем, что больной употребляет большое количество воды. Часто для этого используют какие-то желчегонные — яичные коктейли, жирные супы (хаш). Больные в таком состоянии понимают, что совершили ошибку, раскаиваются, но не очень искренне. Воспоминания вчерашнего вечера носят характер приятного воспоминания, приключения. Больные не собираются бросать пить, хотя и клянутся в этом. 

Совсем другое дело — похмелье у человека, который дошёл до следующей, II стадии. Речь об алкоголике, человеке лет 35–40 и выше. Иначе не дойти до этой стадии, заболевание развивается медленно. Увидеть настоящее похмелье в 20 лет — казуистика. Это значит, что либо человек начал пить в 10 лет (хотя и такое бывает), или у него есть какие-то серьёзные сопутствующие болезни.

Такой человек может много выпить не пьянея. Иногда это воспринимается больным и окружающими как некое достоинство, хотя это не что иное, как признак тяжёлой травмы. Как правило, такие люди нуждаются в любом напитке, содержащем алкоголь. Но это их самих пугает, и потому они пускаются в смакование процесса, описывая свои предпочтения. У тех, кто находится рядом, складывается впечатление, что перед ними некие гурманы, знатоки. Хочу отметить, что речь не идёт о каком-то спившемся старике, нет. Это могут быть преуспевающие бизнесмены, высокопоставленные чиновники. Хорошо одетые и имеющие дорогие автомобили. Как правило, они стараются сразу начать с крепких напитков. Да, алкоголь для них давно уже превратился из гастрономического продукта в фармпрепарат. 

Утром они испытывают некоторые признаки постинтоксикации, но это несравнимо с новыми ощущениями. Организм адаптировался, патологически привык к тому, что эпизодически будут передозировки вещества, способного довести сознание до хирургической стадии наркоза и даже остановки дыхания. Ответом служит способность выбрасывать огромные количества стимуляторов.

Представьте себе автомобиль, который долго буксовал, выезжая из болота, и теперь оказался на дороге. Все его мощности задействованы на 200–300, а то и больше, процентов. Он, конечно, даст огромный рывок. Но если автомобиль можно остановить нажатием на педаль, организм человека всё-таки биологическая структура и потому очень инерционная.

 

Представьте, что вас облили кипятком. Вам хочется бежать всё равно куда. Вам больно, но вы не можете дотронуться до больного места. Если вы представили себе это, вы близки к представлению того, что испытывает человек, находящийся в похмелье

 

Такой больной просыпается после беспокойного сна, во время которого его мучили кошмары. Он чувствует себя крайне уставшим, но возбуждённым. Это очень неприятное и мучительное ощущение.

Со стороны сердечно сосудистой системы это нарушения ритма, подъём артериального давления. Со стороны желудочно-кишечного тракта нарушения куда более серьёзные, чем в первом случае: острый панкреатит и отёк печени. Это геморроидальные узлы и варикозно расширенные вены пищевода. Они часто вскрываются и дают обильное кровотечение, при этом кровь поступает в желудок, так что внешне неопытным глазом и не видно ничего страшного. Но это кровотечение, как любое другое, очень опасно. Причём окружающие начинают беспокоиться только когда увидят кровавую рвоту фонтаном. Есть нарушения со стороны работы почек, дыхания.

Самые грозные поражения видны со стороны неврологии и психиатрии. Мы можем видеть тремор: больного или всего трясёт, или только руки. Небольшие болевые импульсы воспринимаются как сильная резкая боль. Нарушена координация движений. Движения становятся порывистыми, резкими, но не точными.

Больные испытывают чувство страха, тревоги, обиды и в то же время гнева, порыва, буквально мечутся внутри себя. Представьте, что вас облили кипятком. Вам хочется бежать всё равно куда. Вы голый, но это не важно. Вам больно, но вы не можете дотронуться до больного места. Если вы представили себе это, вы близки к представлению того, что испытывает человек, находящийся в похмелье. Если это состояние перетерпеть, оно пройдёт, хотя может длиться несколько дней, даже до недели.

Рано или поздно оно начинает приобретать новые черты. Психика нарушается настолько, что страхи оформляются галлюцинациями, больной видит то, чего он боится. Это состояние делирия, или белой горячки, которое некоторые молодые люди романтизируют, считая, что это способ увидеть мир по-другому. Это очень наивно. Если хотите представить себе белую горячку, представьте себе, что вам приснился кошмар, вы проснулись, а кошмар продолжается.

В состоянии похмелья больные могут совершать «подвиги» — импульсивные и яркие действия, часто требующие значительных физических или интеллектуальных усилий, как правило, не очень растянутые во времени и заканчивающиеся общественным признанием, желательно, конечно, с предложением выпить. Поэтому многие даже ценят это состояние как возможность совершить то, что им не удавалось сделать в трезвом качестве. 

Теперь давайте перейдём к самому интересному вопросу: «Как не испытывать похмелье?» Если речь идёт о постинтоксикации, тут всё довольно просто. Не нужно пить много. И это уже не просто потому, что нужно определить, что значит не много. Не много — это значит, что вы не получаете опьянение.

 

Вы приобретаете алкоголь
в продуктовом магазине, стало быть это пищевой продукт. Как приправа или газировка. Сколько вы съедаете кетчупа или выпиваете кофе? Столько, чтобы было вкусно. И всё

 

Т. е. вы выпиваете напиток для получения вкусовых ощущений и всё. Именно так и пьют его в тех странах, на которые любят ссылаться мои больные. Дескать, во Франции, в Грузии и пр. и пр. люди пьют каждый день! Почему мне нельзя? Почему нельзя? Можно.

Только давайте этот вопрос так и рассмотрим: вы приобретаете алкоголь в продуктовом магазине, стало быть это пищевой продукт. Как приправа или газировка. Сколько вы съедаете кетчупа или выпиваете кофе? Столько, чтобы было вкусно. И всё. Хотя вы можете, конечно, употреблять его и упаковками, нет такого закона, который бы это запрещал, но будьте готовы к тому, что вам потом будет плохо.

Сколько вам нужно, чтобы не получить опьянение? Вам самому это не сложно рассчитать. Если не врать самому себе, конечно. Например, знаменитый алкоголик Хемингуэй выпивал двойную порцию, после чего шёл развлекаться. Одинарная — 25 миллилитров. В бокал вина наливают половину. Пиво разливают в посуду объёмом в треть литра. И это однократная доза, которая не превышает гастрономические размеры. 

С точки зрения физиологии глупо, конечно, смешивать крепкие напитки с газированными — так, чтобы всасывание было быстрым, а доза большой. Это приведёт к быстрому опьянению.

Наращивание градуса нужно тем, кто уже не чувствует его. На самом деле ему бы пора уже и остановиться, но он хочет всё-таки довести себя до состояния изменённого сознания, при этом сделать это наиболее приятно.

Нам интересно узнать: «Не алкоголик ли я?» Я отвечу: «А вы можете не допить?» Есть ли такие события или переживания, которые могут вас остановить после первого глотка? Как, например, вы можете не доесть тарелку картошки, потому что заметили, что её там много? Часто ли вы отодвигали бокал, говоря что-то вроде: «Если я выпью ещё, я опьянею?» Если да, значит, скорее всего, вы не относитесь к тому проценту лиц, которые склонны к зависимости. 

   

иллюстрация: Настя Яровая