Лет десять назад тараканы в больших городах вдруг превратились в раритет — в насекомое, которое можно встретить разве что в зоопарке. Они неожиданно исчезли из домов, которые раньше так любили. Впрочем, любили безответно: вряд ли найдётся человек, которого радовало бы такое соседство. И тем не менее налицо природная аномалия. Чтобы разрешить загадку о том, почему вымерли домашние тараканы и действительно ли это так хорошо, как кажется, The Village обратился за комментарием к доценту кафедры защиты леса и охотоведения
Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета Дмитрию Мусолину.

   

Куда пропали
тараканы?. Изображение № 1.

Дмитрий Мусолин
кандидат биологических наук

Как мне кажется, тараканы стали исчезать из городов в начале 2000-х. Это стало неожиданностью для всех. Понятно, что разрабатывались новые способы борьбы, ужесточались санитарные нормы, чтобы лишить тараканов пищевой базы. Но надежд на то, что, мол, сейчас мы закупим новый карандаш «Машенька» и проблема исчезнет, было мало: всё-таки обычно с вредителями очень сложно бороться. 

Тараканы — космополиты. Это так называемые синантропные насекомые: притом что есть большое количество диких тараканов, которые живут в лесах в разных частях света (в основном в тропиках), несколько видов смогли приспособиться к местам обитания человека. Эволюционно и исторически они распространялись там, где человек устраивал своё жильё.

Я обратил внимание на тенденцию исчезновения тараканов, когда на профессиональных и полупрофессиональных ресурсах (например энтомологов-любителей) всё это стали активно обсуждать. Вероятно, исчезновение тараканов не локальное явление: скорее всего, в Европе оно тоже имеет место. Потому что процессы везде общие. В домах становится чище, улучшается изоляция между квартирами, к точкам общепита предъявляют более жёсткие требования, мусор вывозят более регулярно, стройматериалы стали качественнее. После Второй мировой войны постепенно, за несколько поколений, стало лучше жильё, общепит стал чище, средства химической борьбы с тараканами совершенствовались — и всё это в совокупности дало такой эффект. 

Теория про то, что тараканы исчезли из-за широкого распространения мобильных устройств, несостоятельна. Если бы было убедительное исследование, мы бы знали об этом. Я никогда таких исследований не встречал — разве что статьи в жёлтой прессе. Теория про исчезновение тараканов из-за ГМО-продуктов тоже крайне сомнительна. Не могу её совсем исключить, но пока не видел фактов в приличном научном журнале, которому я мог бы доверять.

То, что тараканов стало очень мало, хорошо для человека, это приятный момент нашей жизни, потому что тараканы — разносчики грязи, инфекций. Они портят внешний вид пищи, кухни. Конечно, в живой природе все важны, но если говорить с антропоцентричной точки зрения — да, они мешали человеку. И мешают, впрочем: они по-прежнему есть — я за последний месяц дважды видел тараканов: один раз в заведении общепита, второй — в музее. 

Тут кроется потенциальная опасность. Тараканы обладают высокой способностью приспосабливаться и мутировать. Каждое новое химическое средство борьбы с ними эффективно только первые годы. Затем постепенно эволюционируют формы, которые устойчивы к тем или иным препаратам. В последнее время мы не наблюдаем вспышек массового размножения тараканов, и вероятность того, что это в какой-то момент случится, постепенно растёт. Наверняка появятся какие-то формы тараканов, на которые нынешний арсенал средств не будет действовать, к которому они будут устойчивы. И тогда их ничто не будет ограничивать, они снова станут массовым явлением. Потом фирмы будут работать над новыми химическими препаратами и так далее. Это такой волнообразный цикл: кто кого перехитрит.

   

 

Иллюстрация: Настя Яровая